Героини

Что нужно знать о Girl In Red — иконе квир-музыки

17183
0
В декабре 2020 года BBC опубликовали лонглист Sound of 2021 — ежегодный список создается на основе опроса влиятельных деятелей музыкальной индустрии. Одной из самых значимых исполнительниц составители назвали Мари Ульвен Рингхайм — фанаты знают ее по псевдониму Girl In Red.

К 21 году Мари Ульвен стала настоящей иконой в мире квир-музыки: ее фото красовалось на обложке GayTimes, самый популярный трек Рингхайм I Wanna Be Your Girlfriend считается одним из гимнов сообщества, а фраза Do you listen to Girl In Red? созвучна с вопросом «Тебе же нравятся девушки?» — настолько прочно творчество певицы осело в культурном коде квиров. Рассказываем, что о ней нужно знать.

Вырвалась из норвежской глуши

Мари Ульвен рассказывает, что родилась в небольшом городке Хортен — там, по ее словам, всегда тихо. Ее родители развелись, однако будущая певица поддерживала отношения и с матерью, и с отцом — последний, желая поддержать увлечение дочери, однажды подарил ей микрофон от Blue Yeti. К слову, музыкой Рингхайм заинтересовалась с подачи дедушки, что умело играл на фортепиано, однако долгое время думала двигаться в ином направлении.

Сперва хотела стать учительницей, но потом у меня появилась гитара, так что в свободное время училась на ней играть. Потом, уже в 10-м классе, писала песни. Тогда-то и начала сомневаться: а надо ли мне вообще становиться преподавателем? В то время я создавала песни на норвежском и думала просто для себя что-то играть — может, что-то и вышло бы. А потом получилось то, что получилось.

Сохранила непосредственность

Давая интервью журналу DIY, Мари Ульвен сказала, что, создавай бы она анкету для «Тиндера», написала бы о себе коротко и ясно.

Лесби, пишу смешные, но иногда и грустные песенки, хочу больше путешествовать, НЕНАВИЖУ АНАНАСЫ В ПИЦЦЕ.

Свою музыку исполнительница делает с одной целью: чтобы слушатели заразились ее вайбами и повеселели. К слову, хоть Рингхайм делала первые шаги к мировой популярности в 2017 году, играть на музыкальных инструментах она стала еще в детстве. Правда, с переменным успехом, но певица не стесняется рассказывать о неудачах.

Мое самое раннее воспоминание о музыке такое: мне шесть, я собиралась впервые в жизни сыграть на людях. Я так нервничала, да и голос дрожал, так что сбежала со сцены в слезах и не выступала годами.

Мари Ульвен не намеревалась стать знаменитой любой ценой — ей хотелось честно рассказывать о своей жизни и о чувствах, которые приходится переживать.

Я всегда пела, сколько себя помню, но вот что привело к той музыке, которую я играю — так это просто старое доброе разбитое сердечко. Я просто записывала все, что ощущаю, играла песни об этом и публиковала их в SoundCloud. Так что вот, как я начала — поняла, что чувствую себя не очень, а потом пыталась что-то с этим сделать.

Стала путеводной звездой для квиров

В интервью с NME Мари Ульвен рассказывала, как часто к ней подходили подростки, говоря, как сильно им помогла музыка от Girl In Red, и что наконец они нашли в себе силы признать идентичность.

Меня фолловят квир-подростки: они видят себя в моих текстах, и им нужно знать, что они все — часть чего-то большего. Еще есть те, кто пишут что-то вроде «Эй, я совершил каминг-аут под твои песни» или «В машине играла Girls, и я решилась рассказать маме, что я гомосексуалка».

К слову, «выход из шкафа» самой исполнительницы получился на удивление прозаичным. Вот, что о нем рассказала сама Мари, общаясь с журналистами из PAPER.

Я гостила у сестры и вернулась домой в 9 вечера — это как бы не совсем поздно, но вот-вот настал бы комендантский час. А я жутко хотела встретиться с одной девушкой — жутко была в нее влюблена, но не могла трещать об этом на каждом углу. Спросила у мамы, могу ли смотаться к ней. Она меня отпустила, но всего на час. И тогда я сказала: «Мам, можно побыть с ней подольше? Я очень сильно ее люблю, понимаешь?» Она сказала: «Я все понимаю, но через час тебе следует быть дома, таковы правила».

Позже я познакомила девушку с родителями. Мама быстро ее приняла, а вот папа остался ненадолго сбитым с толку. Для него моя ориентация странна и причудлива, но он принимает меня любой. Я ничего не боюсь. Сейчас все в моем родном городе знают, что я гомосексуалка — ведь об этом все время пишут в местных газетах.

Больше всего Girl In Red ненавидит, когда на музыку навешивают ярлыки. По ее словам, ее не раз заставляли прекратить воспевать лесбиянок или писать о чем-то «нормальном», но Ульвен, ничего не стесняясь, шлет всех куда подальше и играет то, что нравится прежде всего ей самой.

Я то и дело слышу: «Блин, ты вроде лесби, но песни у тебя ничего такие». Или вот еще: «Я не гей, но Girl In Red мне понравилась». Серьезно? Я бы не подошла к той же Ариане Гранде со словами «Хей, ты, наверно, поешь только про отношения с парнями, но мне все равно нравится твой трек Thank U, Next». Людям пора перестать относиться с предубеждением к музыкантам и их композициям.