Культура

Этично ли принуждать людей к вакцинации

18847
1
Последний месяц в России живо обсуждают введение обязательной вакцинации. С одной стороны, правительство таким образом пытается не дать третьей волне ковида захлестнуть страну и привести к новым жертвам. С другой — такая мера противоречит всем нормам этики: вакцинация все еще остается делом каждого.

Ситуация накаляется с каждым днем: пресс-секретарь президента Дмитрий Песков открыто признает, что дискриминация по иммунитету неизбежна, деятели искусства сравнивают нынешнее положение дел с притеснением евреев, граждане России в панике. Разбираемся, где грань между попытками защитить и откровенным принуждением, и выясняем, что поможет людям снизить рост заболеваемости.

Что происходит

Еще с мая этого года шли слухи об обязательной вакцинации — 19 мая их подтвердил зампред Совбеза РФ Дмитрий Медведев. Он заметил на пленарном заседании Петербургского международного юридического онлайн-форума, что сама по себе эта процедура добровольная, однако, если речь идет о безопасности целого государства, эту меру лучше сделать обязательной.

2 июня спикер Совета Федерации Валентина Матвиенко подчеркнула, что данная мера недопустима, так как она противоречит законам государства. Она добавила, что задача правительства — объяснить людям, что вакцинация — необязательная, но рекомендуемая процедура.

Однако похоже, что градоначальники посчитали иначе. Так, мэр Москвы Сергей Собянин 16 июня опубликовал в своем блоге пост о необходимости массовой и обязательной вакцинации в столице. По его словам, темпы заражения оказались намного выше, чем во время первой и второй волн: сейчас в больницах наблюдается более 12 тысяч пациентов с коронавирусом. Это побудило руководство Москвы принять постановление о вакцинации 60% людей, занятых в сфере услуг, образования, торговли и транспорта.

Похожие акты подписали в Московской и Ленинградской областях, Башкирии, Карелии, Нижегородской и Ивановской областях, Хабаровском и Краснодарском краях, Сахалине, Севастополе, Ненецком Автономном Округе. Во многих из перечисленных регионов вводятся ограничения для непривитых: предполагается, что им будет запрещено посещать общественные места вроде ресторанов, фитнес-центров, кинотеатров, а также посещать университеты и заселяться в общежития.

Сильнее всего отличилась, как всегда, Москва: 18 июня стало известно, что местные больницы временно будут отдавать приоритет пациентам, у которых уже есть иммунитет от коронавируса. 22 июня уполномоченная по правам человека в РФ Татьяна Москалькова рассказала о массовых жалобах на дискриминацию по отсутствию прививки.

Читать по теме:ЗдоровьеМифы о прививках против коронавируса, в которые пора перестать верить

Как на это отреагировала общественность

Москалькова, говоря о недовольстве россиян, заявила, что принуждение к вакцинации путем лишения базовых прав является «‎нечестной игрой». Кроме того, омбудсмен отметила, что нынешнее положение дел порождает массовый психоз и страх перед происходящим.

Непонятно, почему должны дискриминироваться те, которые не пойдут на прививку потому, что у них есть антитела, они переболели. Или они не могут по медицинским показаниям.

— сказала Москалькова.

Комментируя это заявление, Дмитрий Песков ответил, что жить без дискриминации в сложившихся условиях невозможно, ведь непривитые люди не смогут работать где захотят.

В тот же день актер и член жюри телевизионной премии «‎Тэффи» Егор Бероев пришел на церемонию с желтой шестиконечной звездой — отличительным знаком евреев, который использовался в период Холокоста. Позже он заявил, что не вакцинировался от коронавируса и попросил не допускать сегрегацию общества. За это решение, подчеркнул артист, люди в свое время поплатились кровью.

Мое тело — мое дело. Но сегодня я проснулся в мире, где это стало опознавательным знаком: гражданин ты или будешь находиться в резервации, можно ли тебе будет посещать учреждения и мероприятия, будешь ли ты пользоваться всеми благами и правами.

— отметил Бероев.

На этом фоне процветает продажа поддельных сертификатов о вакцинации и результатов ПЦР-тестов: это закономерная реакция граждан России на принуждение со стороны правительства. Формально в таком случае люди обойдут возможные запреты на посещение общественных мест. При этом из-за вполне обоснованного страха перед давлением они ставят под удар свое здоровье и благополучие окружающих.

Почему проблема сложнее, чем кажется

В данном случае правы все: и те, кто выступает за обязательную вакцинацию, и люди, которым страшно слепо делать то, что скажут. Например, журналист The Times Of India Девадатан Наир, лично убедившийся в последствиях игнорирования вакцин, считает, что это необходимый шаг для того, чтобы спасти мир.

Пока мы не сделаем ее (вакцинацию — прим. ред.) принудительной, мы не победим. Это будет катастрофа для всех, потому что ученые-эпидемиологи говорят, что в августе или в октябре ждут еще один штамм.

— отмечает он в беседе с «‎Редакцией».

Согласен с этим и врач московской клинической больницы №52 Александр Ванюков: учреждение, в котором он работает, переквалифицировалось в ковидный корпус. По его словам, вакцина защищает от дальнейшей мутации новых штаммов. Если не вакцинация, считают Наир и научная журналистка Ирина Якутенко, то локдаун. Такая мера разорвет все возможные цепочки между потенциальными носителями вируса и здоровыми людьми. С этой мерой закономерно не хотят мириться предприниматели: их дела уже непоправимо пострадали от самоизоляции 2020 года.

С другой стороны, люди берегут свободу выбора. Их однозначность в данном вопросе дополняется недоверием к медицинским структурам. Так, журналистка «Новой газеты» Ирина Тумакова рассказала в материале от 18 июня, что нередко людям делают вакцину не тем препаратом, на который они соглашались изначально. Хотя большинство пострадавших по тем или иным причинам не просит медиков показать ампулу или не перепроверяет бланки, адвокат бюро «Юридическая контора Гессена» Георгий Мелков подчеркивает, что специалисты в любом случае обязаны уведомить пациентов о виде препарата или его замене.

В зависимости от серьезности последствий и иных факторов, лица, виновные в таких нарушениях, могут быть привлечены к гражданско-правовой, дисциплинарной, административной или даже уголовной ответственности.

— отмечает Мелков.

Довершают картину сторонники теорий заговора и антиваксеры, распространяющие ложные сведения о вреде препаратов. Без того напуганные люди доверяют блогерам, уверенно доносящим свои мысли, от этого и рождается недоверие к обязательной вакцинации.

Читать по теме:Образ жизниКак понять, что перед тобой некомпетентный врач

Случались ли подобные прецеденты раньше

Призывы к массовой вакцинации были слышны едва ли не в каждом столетии. В 18 веке императрица Екатерина Великая стала первой пациенткой в России, решившейся на прививку, так она решила защитить себя от оспы. Ее примеру последовали приближенные.

В начале 19 века темпы вакцинации были не такими быстрыми, как хотелось бы правительству. Так, вдова Павла I Мария Федоровна заказала препарат Эдварда Дженнера, сделанный на основе коровьей оспы, и побудила постояльцев одного из московских воспитательных домов пройти через процедуру. Первый пациент, Антон Петров, даже получил от Марии Федоровны фамилию Вакцинов и пожизненную пенсию. Этим шагом вдовствующая императрица хотела побудить народ сделать прививку и показать, что она не так страшна, как кажется.

Позже, в 1805-м, сестра Наполеона Бонапарта Элиза, правительница Княжества Лукка и Пьомбино, объявила об обязательной вакцинации для новорожденных: она стала первой европейской главой, решившейся на такой шаг. Однако ее попытка снизить рост заболеваемости оспой не увенчалась успехом.

35 лет спустя британские медики объявили о бесплатной вакцинации для младенцев. Тем самым они пытались искоренить вариоляцию метод получения иммунитета путем нанесением оспенного гноя на раны. Власти штата Массчусетс в США пошли дальше и создали закон об обязательной вакцинации школьников. То же самое было и в Германии только там привиться должны были все слои населения.

В 20 веке перечисленные меры только укреплялись: это помогало не допустить резких вспышек заболеваний вроде полиомиелита. С этой болезнью удалось справиться только путем запуска глобальной инициативы по искоренению инфекции в 1988 году.

Что сейчас происходит в других странах

Если мы посмотрим на современную борьбу с вирусами, то увидим, что в других странах все не так однозначно. Например, правительство Израиля подчеркивало, что в их стране вакцинация добровольная, но на территории государства создавались зоны, свободные от ковида, — общественные места, которые могут посещать только люди с иммунитетом.
При этом дискриминация в стране по отношению к непривитым была минимальной — благодаря тому, что люди были полностью осведомлены о том, как работает вакцина и что будет, если проигнорировать процедуру. Другое дело, что в Израиле было странное отношение к гражданам Палестины, оставшимся на территории вражеского государства: им не давали возможности привиться от коронавируса. За притесняемых людей вступались организация Amniesty International и ВОЗ.

Президент США Джо Байден, отмечает «Интерфакс‎», признал, что введение обязательной вакцинации (пока только для американских военных) — сложный шаг. Однако при этом он не отрицал такого варианта развития событий. Европейские страны всерьез спорят о массовой и принудительной вакцинации, несмотря на то что Великобритания, Франция, Германия и Италия находятся в Топ-10 стран по количеству примененных доз препарата против Covid-19 — и в этом плане они перегоняют Россию.

Этична ли принудительная вакцинация в России

На этот вопрос сложно дать однозначный ответ. Обязательная вакцинация — одна из немногих возможностей спастись от коронавируса и перестать превращать мир в лепрозорий. Однако тот формат, который выбран на данный момент, — один из самых бесперспективных, ведь людей, по сути, принуждают делать прививки путем психологического, а порой и финансового насилия — это вряд ли кому-то понравится.

Существуют еще 2 способа заставить людей делать то, что им не по душе, напоминает автор этического подкаста «‎Так вышло‎» Андрей Бабицкий: это убеждение и поощрение. Первый способ подойдет для стран, в которых люди доверяют местным системам здравоохранения — как, например, в Израиле. Приживется ли он в России — хороший вопрос, ведь граждане нашей страны все еще помнят скандалы, связанные с лечением от ковида «Арепливиром» — препаратом, ведущим к бесплодию.

Еще один вариант, пишет Бабицкий, — выплачивать деньги людям, привившимся от коронавируса. Но не 1–2 тысячи рублей, которые выдают пациентам старше 60 лет, а в разы больше.

Достоинства этого метода очевидны: он эффективен, не требует доверия населения и прост в исполнении. Он одновременно является мощным инструментом убеждения. Тот факт, что бюджет готов расстаться с десятками миллиардов долларов ради ускорения вакцинации, сам по себе свидетельствует о серьезных намерениях. Выплаты решат и проблему неработающих вакцин: гораздо труднее будет впаривать даже государственным поликлиникам неработающие вакцины, если каждый укол будет обходиться государству в 10 или 15 тысяч рублей.

— пишет Бабицкий.

Однако велик риск, что денежная компенсация только укоренит веру людей в то, что вакцина скорее калечит, чем усиливает иммунитет.

Наконец, люди устали от того, что на них едва ли не со всех каналов связи льются призывы немедленно сделать прививку, но при этом практически не приводится логичных доводов в пользу препаратов, не дается возможность выбирать между отечественными препаратами и зарубежными, закрывается доступ к данным, лежащим в основе результатов исследования эффективности отечественных вакцин.

Некоторые проблемы, связанные с недоверием к медиа, медицинским учреждениям и правительству, не решить за один день, а третья волна коронавируса требует ответной реакции уже сейчас. При этом поблажки просветителям, снижение объема пропаганды за вакцинацию, а также упор на честный и открытый диалог могли бы побудить людей добровольно прививаться от коронавируса.

Читать по теме:ЗдоровьеЧто известно о новых штаммах коронавируса