Культура

Это «нифти»: что нужно знать о криптоискусстве и почему люди одержимы им

19090
0
На NFT-объектах, кажется, помешался весь мир. Цифровые произведения искусства продавали певица Граймс, издание The New York Times, даже робот-гуманоид София. На них зарабатывают миллионы долларов: разбираемся, как именно, и рассказываем, что из себя представляют NFT-арты.

Что такое криптоарт и как он появился

Это фотографии, картины, видео, звуки и даже тексты, которые продаются на специализированных платформах. Чтобы понять, чем они отличаются от обычных диджитал-работ, стоит разобраться в принципе взаимозаменяемости.

Существуют объекты, которые не влияют на ценность актива — если ты заменишь один на другой, то ничего не изменится. Взять в пример банкноты с равным номиналом — у них могут быть разные серийные номера, но по факту они одинаковы.

Есть невзаимозаменяемые объекты — такие, как дома, предметы искусства и любые другие активы, ценность которых разнится. Не бывает двух одинаковых квартир — даже при схожей планировке они могут располагаться в разных районах или даже городах, а это влияет на конечную стоимость. Так же обстоит дело и с арт-объектами — по крайней мере, с физическими.

Цифровые предметы искусства долгое время считались взаимозаменяемыми — они легко поддавались копированию. Физическую картину ты можешь различить среди тысячи копий благодаря знакам от художника, направлению мазков и другим особенностям, которые трудно подделать. Благодаря ним объект не теряет своей ценности. Диджитал-арт быстро обесценивался именно потому, что его копировали и бесплатно тиражировали.

Так, появились NFT-объекты. NFT (произносится как «нифти») — это невзаимозаменяемые токены. Они уникальны — благодаря этому цифровые художники сохраняют ценность своего труда. Условный онлайн-пират, конечно, может создать копию диджитал-арта и передать его через торрент-трекер, однако ему не под силу подделать токен, который подтверждает статус объекта.

Как работает технология NFT

В основе невзаимозаменяемых токенов лежит использование блокчейнов — защищенных баз данных, в которых и закрепляется право человека обладать чем-то уникальным. Процесс по продаже работ с NFT кажется простым: художник создает уникальный знак и присваивает его своей работе; затем выкладывает арт на площадке для продажи – там его уже приобретает покупатель.

Однако в это время в блокчейне фиксируются все операции с объектами, которым присвоен уникальный токен художника. Работы с NFT-токенами защищены от краж и полного копирования — люди могут скачивать себе произведение, будь то фото или видео, однако им не под силу забрать NFT — он остается в базе данных. Чтобы украсть его, нужно потратить немало сил и ресурсов, притом все попытки воровства будут замечены владельцем.

NFT обеспечивает дефицит, который и помогает диджитал-работам не обесцениваться. Это искусственный процесс, направленный на развитие цифровых художников. Начался он, как минимум, в 2018 году: обозревательница веб-издания Bitnews Today Анна Жигалина сообщала о первом аукционе на блокчейне. Его проводил дом Chtistie’s.

Сами специалисты в блокчейн-индустрии отмечали, что идут на такую меру не для совершения сделок с использованием криптовалюты, а именно для того, чтобы защитить интеллектуальное наследие артистов.

Основатель индийского стартапа Прашант Сурана Джейн объяснял в беседе с Bitnews Today, что треть произведений роскоши в мире — поддельные, и что порой людям трудно отследить, кто и когда владел подлинниками. Кроме того, в подобных вопросах покупатели доверяют крупным аукционным домам, однако и они не всегда могут установить подлинность объекта.

По его словам, если Christie’s правильно внедрит систему, то это положительно отразится на всем рынке, так как затраты, например, на стоимость проверки, могут снизиться на 90 %.

— отмечает Жигалина.

Почему люди так одержимы криптоартом

Покупатели верят, что однажды NFT-объекты станут еще дороже и их можно будет выгодно перепродать. Так, некий пользователь приобрел 50-секундный ролик от Граймс за 390 тысяч долларов, аукционный дом Christie’s продал одну из работ Бипла, а именно «Каждый день: первые 5000 дней», за 69 миллионов. Едва ли не на каждый криптоарт находится человек, готовый платить огромные деньги — возможно, через 10-15 лет такие объекты и впрямь вырастут в цене.

Далее идет менее очевидное желание — покупатель стремится поддержать своего любимого деятеля искусства. Российские создатели контента тоже вовсю продают криптоработы: в начале марта свой первый NFT-арт выставил художник Андрей Тарусов, Покрас Лампас продал NFT-фотографию проекции своей картины на дамбу за 2 миллиона рублей, трэвел-блогер Руслан Усачев и вовсе выставил гифку со своей реакцией на лого от студии Артемия Лебедева за 1200 долларов. Их работы покупали не боты и не сумасшедшие — а вполне здравомыслящие люди, которые желают поддержать артиста и стать частью чего-то большего.

Отсюда мы плавно переходим к следующей причине популярности NFT — таким образом пользователи и артисты создают историю. О них пишут мировые издания, их действия анализируют блогеры и исследователи современного искусства. Иногда есть место и своеобразным перформансам: например, NFT-коллекционер Kstruve, купивший гифку от Усачева, снял ответный ролик со своей реакцией на арт от блогера. Как, видимо, и полагается современному художнику, он решил уничтожить контент от блогера.

Наконец, людям интересно все новое. Возьмем в пример работу технического обозревателя The New York Times Кевина Руза — журналист продал свой текст за 560 тысяч долларов. Как отмечал сам новоиспеченный NFT-художник, он на своем опыте хотел узнать, как развивается эта сфера.

Наблюдая за тем, как богатства переходят из рук в руки, я подумал: почему все самое интересное достается только знаменитостям, художникам и спортсменам? Почему журналист не может присоединиться к партии NFT? Так что я превратил свой материал в криптоарт и продал его.


Изначально Руз выложил текст за 800 долларов, однако его стоимость тут же утроилась. Спустя сутки его приобрели более, чем за полмиллиона долларов. Сам журналист прокомментировал сделку таким образом:

Самое большое преимущество для покупателя – это владение частичкой истории. Это первая статья за почти 170-летнюю историю The Times, которая является NFT-артом. Если так продолжится дальше, криптоискусство изменит механизмы создания, потребления и торговли цифровыми товарами в сети.

Главная прелесть NFT-объектов заключается в том, что их может создавать и продавать любой человек. Для участия в аукционе нужно создать собственный токен, прикрепить его к работе, выставить арт на сервисе по продаже и подождать, пока не найдется покупатель.

Каждый из нас может влиться в коллективное безумие и таким образом продвинуть современное искусство дальше. Возможно, через 10–15 лет NFT-объекты станут новой нормой. В конце концов, теми же биткоинами потребитель может расплачиваться в барах и ресторанах, хотя раньше пользователи соцсетей сомневались в успехе криптовалюты.

Читать по теме:Культура5 русских современных художников, которых нужно знать