Культура, Мужчины

Гарри Ллойд: как внук Диккенса играл роли в женских костюмах

9317
0
В июле вышла экранизация романа Олдоса Хаксли «Дивный новый мир», повествующая о Лондоне будущего — здесь люди заранее знают, где будут работать, с кем проводить время, как развлекаться. Все счастливы — кроме управленца Бернарда Маркса. Пока жители веселятся и предаются массовому экстазу, альфа предпочитает оставаться в одиночестве.

Отчасти таков и Гарри Ллойд, сыгравший героя. Он скрытен, однако при этом харизмы ему не занимать. Расскажем, что нужно знать об актере, который приходится дальним родственником самому Чарльзу Диккенсу.

Привык, что люди считают его парнем с серебряной ложкой во рту

Сказать, что он родился в интеллигентной семье — значит преуменьшить факты: мать Марион Диккенс уже на момент появления сына издавала книги для детей, отец Джонатан Ллойд возглавлял литературное агентство. Гарри не просто приходится писателю Чарльзу Диккенсу прапраправнуком — в его родословной есть связи с композитором Игнацом Мошелесом и контр-адмиралом Генри Блэгроувом. Естественно, что в такой среде Ллойд просто обязан был состояться как творческая личность. Так и вышло.

Гарри окончил Итонский колледж, после него учился в Крайст-Черч в Оксфорде. Самого актера злит, что его воспринимают не иначе, как выпускника престижных заведений.

Да, я получил образование в Итоне и Оксфорде. Обычно люди, когда слышат это, полагают, что знают вас на все сто. Вы же в этот момент думаете: «Ничего подобного».

При этом мужчина остается благодарным семье за то, что обеспечили надежный бэкграунд.

Мои родители — книгоиздатели. Благодаря им я читал много книг, рос умным, не по годам образованным ребенком. Я понял для себя, что мозг подобен натренированным мышцам: чем чаще вы читаете и нагружаете его работой, тем отчетливее работает фантазия. Вы можете услышать голос в голове, увидев всего одну строчку, превратить слова в пейзажи, звуки, цвета, запахи.
Читать по теме:Культура, МужчиныОлден Эренрайк: об усталости, анонимности и романтике

С детства прижился на сцене

Классический пример становления британского актера: Ллойд еще в школе понял, что желает играть на сцене.

Я учился в школе-интернате и, когда мне было восемь лет, получил главную роль в пьесе. Думаю, это потому, что хорошо читал вслух. Довольно быстро я нашел то, чем не занимались мои сверстники, и развивался в своей нише. Актерство стало для меня не просто хобби, но способом сбежать из реальности и стать личностью посреди сотни малышей.

— рассказал он The Last Magazine.

Игра стала не только способом выйти из скучного мира, но и возможностью раскрыть собственные границы: в постановках Гарри нередко отыгрывал женские роли — он учился в мужском заведении.

Было время, когда после того, как сыграл девушку в постановке по Шекспиру, поклялся, что больше не буду. Я любил театр, но на травести не было сил, чувствовал себя жутко неуверенно в кринолине и бюстгальтере. А потом учитель английского буквально умолял меня сыграть Розалинд в «Как вам это понравится», и… Что поделать, я, как профессионал своего дела, совершил финальный марш-бросок.

Его портфолио многогранно

После выпуска из Оксфорда Ллойд перепробовал множество амплуа: был своенравным Визерисом Таргариеном в «Игре престолов», сыграл лучшего друга Стивена Хокинга в байопике об ученом, поучаствовал в спектакле Джона Малковича. Самым его своеобразным проектом был веб-сериал о начинающем актере Гарри, у которого дела с карьерой идут не слишком гладко: от парня требуют стать тысячником в Твиттере, но его первым подписчиком становится Ким Чен-Ын. Надо сказать, что коллеги отзывались о Ллойде как о невероятно харизматичном артисте: Кит Харингтон, по словам обозревателей «Ленты», признавался, что с радостью вернул бы Визериса в исполнении Гарри к жизни — мол, слишком рано умер, мог бы еще всякого вытворить.

В «Дивном новом мире» Ллойд исполнил отстраненного, но вместе с тем лицемерного управленца, который желает одного — чтобы его действия одобряли, а самого альфу принимали. Актер считает, что вся команда проделала большую работу, показав зрителям Новый Лондон.

В проекте есть своеобразная легкость: он движется в определенном темпе, но вам не нужно досконально знать первоисточник, чтобы понимать стремления героев. Сериал захватывает, и я горжусь тем, что нам удалось добиться такого эффекта.