От мигрантки к миллионерше: история женщины, построившей бьюти-индустрию

Жан Кокто звал ее «женщиной, которая изобрела красоту», другие называли ее «мадам». Пока ее муж выпускал популярные романы, она обедала с Габриэль Шанель, позировала для Пикассо и обсуждала искусство с Яковом Эпштейном. Дали выступил дизайнером ее пудры, а Сидони-Габриэль Колетт оформляла рекламу косметики. Назвать другую женщину, которая удостаивалась подобной чести, сложно,
а ее секреты успеха вдохновляют на собственные подвиги.

Целеустремленность

Элена Рубинштейн родилась в 1872 году в бедном районе Кракова. Старшая из восьми сестер была воспитана в строгости и впоследствии именно жесткость и ответственность помогли ей удержать свой бизнес и сделать его процветающим. Хоть женщинам и не было позволено получать высшее образование, родители направили ее на медицинские курсы, которые девушка ненавидела всей душой.

Когда Элене исполнилось 24, она переехала в Австралию, захватив 12 банок крема своей матери. Интуиция подсказывала ей, что в этой жаркой стране есть потенциал в создании косметики от солнечных ожогов, и начала работать над этим с местными аптекарями. Новый продукт она назвала «Валазе», что в переводе с венгерского означает «подарок с небес» . Запах линолина — действующего вещества, получаемого при вываривании шерсти овец, — она маскировала лавандой и лилиями.

В 1902 году Элена заняла денег у кузины и открыла собственный салон в Мельбурне, который сразу стал получать немалую прибыль. В том же году австралийские женщины первые в мире получили право голосовать, и она выступила активисткой, поддерживающей новый строй:

Работа помогает сохранить женщин молодыми.

Хотя женщине получить работу было все еще сложно, Элена не боялась заявить о требованиях и шла своим путем, продолжая разрабатывать новые средства. Бизнес процветал и позволял создавать новые фабрики, так что вскоре она основала магазин в Париже — лабораторию красоты, в которой занималась исследованиями в области дерматологии.

К 1912 году Элена изобрела первую систему ухода за кожей, которая учитывала разные ее типы. По мере роста бьюти-империи она предоставляла рабочие места и  учебные заведения для других женщин, чтобы они могли быть такими же успешными.

Спасаясь от Первой Мировой войны, Элена с мужем перебралась в Америку и наладила производство и там. Через несколько лет она становится богатой и известной женщиной, владеющей сотнями магазинов и салонов по всему миру — от Рима и Вены до Нью-Йорка и Бостона.

В 1932 году в Вене Рубинштейн начала производство водонепроницемой туши. Новый продукт был представлен на шоу синхронного плавания, на всемирной выставке в Нью-Йорке, в 1939 году. Спустя еще двадцать лет Элена переделала компактную форму банки и изобрела первую кисточку для туши — похожую на ту, которой мы пользуемся сегодня.

Маркетинговые уловки

Элена не гналась за финансами и по-настоящему любила свое дело. Ее главным девизом было: «Нет некрасивых женщин, есть только ленивые».  А соперничество с Элизабет Арден — другой американской производительницы косметики — стало настолько легендарным, что впоследствии о нем поставили бродвейское шоу.

С ее упаковкой и моим содержимым мы бы правили миром.

Рубинштейн учила девушек всему, что касалось здоровья и ухода за кожей. Она видела продукты, которые выпускала ее компания, как «эффектную маску, единственная цель которой — любовь». Ее «Дома Красоты» были оснащены самыми современными диагностическими приборами для регистрации уровня обмена веществ и выявления склонности к прибавке веса. Там были и ванны, и души, и сеансы ультрафиолетовых лучей, и овощные блюда, и соки — как и в современных спа-салонах.

Для Элены был важен индивидуализм, и она никогда не настаивала на стандартах:

У меня всегда была слабость к необычному.

Будучи миллионершей, которая сделала себя сама, она хотела дать женщинам возможность демонстрировать свою внешность как произведение искусства.

Это даже лучше, чем ваять великую статую или нарисовать портрет. Произведения искусства не ходят по улицам и не сидят за столиком напротив тебя.

Несмотря на то, что крупные универмаги хотели продавать ее продукцию, Мадам долго не соглашалась, считая, что ее товар слишком деликатен. Спустя несколько лет уговоров она передумала: магазин оформляет оптовый заказ на сумму не меньше 10 тысяч долларов, и она лично обучает всех продавцов. Неудивительно, что даже с появлением новых косметических компаний на рынке, им было сложно завоевать свое место под солнцем.

Элена также не боялась торговать акциями и даже в кризисные годы обманом и уловками смогла поднять стоимость собственной компании. Она не боялась прибегать к новаторским методам в рекламе своего бренда. Например, чтобы представить свой новый парфюм «Heaven Sent», Рубинштейн запустила с крыши дома на Fifth Avenue в Нью Йорке пятьсот маленьких корзин с ангелочками в форме бутылки, прикрепленных к розовым и голубым воздушным шарам.

Преданность делу

Личной жизни Элена уделяла совсем немного времени. Она жила только работой даже после рождения двух детей. Первый брак с писателем Титусом распался из-за его частых измен, после чего Элена вышла замуж за грузинского князя Арчила Гуриели-Чкония. Благодаря новому статусу и знатной фамилии, она смогла даже привлечь мужскую аудиторию, для которой тоже впоследствии открыла салоны красоты и выпустила отдельные линии косметики. Когда муж скончался, не приехала на его похороны — занималась новыми открытиями.

Элена не покидала производство даже в 90, продолжая контролировать все лично. На 94 году ее жизни три грабителя вломились к ней в Нью-Йоркскую квартиру, и даже в таком возрасте она смогла удержать себя в руках и хитростью противостоять бандитам.

Свою биографию Элена специально надиктовала за несколько месяцев до своей кончины. Над ней до сих пор разбираются историки, пытаясь понять секрет ее невероятного успеха. Она скончалась в возрасте 95 лет в Нью-Йорке — одинокая и великая. Даже Сальвадор Дали увековечил Элен в образе женщины-Прометея, прикованной к скале собственным зеленым платьем, четко передав символизм ее жизни.

Другие статьи по темам: