Образ жизни

Как сексизм в медицинских исследованиях влияет на женское здоровье

8299
0
Вековая практика угнетения женщин привела к тому, что большинство отраслей человеческой деятельности до сих пор остаются дискриминационными. Многие изобретения не учитывают женскую физиологию. Как это влияет на нашу жизнь, наглядно показала история с отменой первого женского выхода в открытый космос.

NASA планировало приурочить его к «Месячнику истории женщин», но в последний момент оказалось, что скафандр нужного размера есть лишь для одной астронавтки, остальные скафандры были слишком крупными и годились только для мужчин. Из-за этого первый женский выход в открытый космос случился на целых полгода позже, чем планировалось.

Хуже всего то, что гендерная дискриминация влияет не только на то, как женщины чувствуют себя в повседневной жизни и реализуются, но и на наше здоровье. Расскажем, как сексизм в медицинских исследованиях вредил женщинам на протяжении всей истории.

Женщина – это «недоделанный» мужчина

С самого раннего этапа развития медицины женщины считались «низшей» версией мужчин. Еще Аристотель в своих трудах писал, что женщина — это деформированный мужчина, он же верил, что девочки рождаются из-за неправильного положения матки. И пусть сейчас эти представления звучат дико, роль женщины в современной медицине (да и в обществе в целом) по-прежнему вторична по отношению к мужчине.

По словам исследовательницы общественного здравоохранения в австралийском университете Монаша Кейт Янг, большую часть задокументированной человеческой истории женщины были исключены из производства медицинских и научных знаний. Не удивительно, что сейчас мы получили систему здравоохранения, созданную мужчинами для мужчин.

Мало того, что ученые и врачи в основном были мужчинами, клетки животных и людей, которые изучала медицинская наука, тоже были мужскими. Большинство достижений в медицине основаны на изучении мужской биологии. Как отметила в интервью The New York Times заместитель директора по исследованиям в области женского здоровья в Национальном институте здравоохранения США (NIH) доктор Джанин Остин Клейтон:

Мы знаем меньше буквально о каждом аспекте женской биологии, по сравнению с мужской биологией.

Все болезни от нежелания быть примерной женой и мамой

Самым очевидным различием между мужчиной и женщиной всегда были репродуктивные органы. По этой причине медицина долгое время полагала, что это единственное отличие в строении наших организмов. Женщины рассматривались, прежде всего, как средство для размножения, поэтому врачи искали в любой жалобе на самочувствие или особенностях поведения связь с репродуктивной функцией (и часто до сих пор продолжают это делать).

Медицина определяет женское и мужское тела как различные, но не равные; анализ медицинских текстов на протяжении всей истории показывает, что мужское тело построено как высшее и образец, по которому судят всех остальных. Любой аспект женского тела, отличающийся от мужского или не поддающийся сопоставлению с мужским (например, матка), рассматривается как свидетельство отклонения или ошибки

— рассказывает Кейт Янг.

Исследование Янг показывает, как на протяжении истории пробелы в медицинских знаниях заполнялись теориями о женской истерии. Чаще всего этот дискурс поддерживался, когда дело касалось «трудных» пациенток – тех, на ком не срабатывало предписанное врачом лечение, или кто не соглашался с поставленным диагнозом. Вместо того, чтобы признать тот факт, что науке пока известно далеко не все, и сконцентрироваться на решении этой проблемы, медицина ожидала, что женщина сама возьмет под контроль свое тело и выздоровеет «усилием воли».

Причиной женских болезней часто называли ее нежелание соответствовать гендерной и социальной роли жены и матери, которую предписывало ей общество.

А теперь вернемся в 21 век, где врачи до сих пор продолжают объяснять женские болезни отрицанием своей «биологической природы». Так, пациенткам с эндометриозом нередко говорят, что он вызван задержкой с деторождением, а беременность его излечит. Когда-то похожую теорию слышали женщины с раком молочной железы, пока исследования (которые случились только благодаря женщинам, выступающим за более качественные научные данные и лечение) не доказали обратное.

Итог позиции «родишь и все пройдет»: ученые по-прежнему не знают, из-за чего возникает одно из самых распространенных гинекологических заболеваний – эндометриоз; а все лечение пока нацелено на устранение симптомов. Лекарство, которое действительно решит проблему, еще не изобретено. К тому же эта болезнь крайне сложно диагностируется — медики просто не воспринимают жалобы женщин на болезненные менструации и повышенную утомляемость всерьез и не назначают дополнительных исследований.

Читать по теме:Образ жизни, ЗдоровьеВрачебный газлайтинг: почему женщин убеждают, что они здоровы

Как исследования игнорируют женщин

В 80-ых годах прошлого века группа женщин-ученых из США создала общество исследований в области охраны здоровья женщин, чтобы провести кампанию по улучшению этой области здравоохранения. Эта инициатива привлекла внимание к тому, насколько абсурдными выглядят многие научные исследования из-за мужской предвзятости.

Немало таких примеров приводит Майя Дусенбери в своей книге Doing Harm: The Truth About How Bad Medicine and Lazy Science Leave Women Dismissed. В начале 60-ых годов, когда ученые заметили, что у женщин более низкие показатели сердечно-сосудистых заболеваний до тех пор, пока в организме не снижается уровень эстрогена вследствие менопаузы, исследователи решили проверить, станет ли добавление этого гормона хорошей профилактикой. Парадокс в том, что в исследовании приняли участие 8341 человек, и все они были мужчинами.Экспериментальное исследование, проведенное при поддержке Национального института здравоохранения в Рокфеллеровском университете, которое показало, как ожирение влияет на рак груди и матки, не привлекло ни одной женщины.

Балтиморское многолетнее исследование старения, начатое в 1958 году и предназначенное для изучения «нормального старения человека», в течение 20 лет наблюдало только за мужчинами.

Нежелание исследовать женщин традиционно объясняли заботой об их здоровье. Рассуждения звучали так – женщины рождаются с ограниченным запасом яйцеклеток, поэтому если препарат окажется токсичным, он может помешать ей размножаться в будущем. Так как мужская сперма постоянно воспроизводится, значит риск остаться бесплодными для них ниже. Звучит логично, но это совсем не объясняет то, почему из исследований исключили всех женщин, независимо от возраста, ориентации, желания или способности рожать детей.

Именно под этим предлогом Управление по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов США (FDA) и Национальный институт здравоохранения США (NIH) в 70-е годы запретили женщинам репродуктивного возраста участвовать в исследованиях безопасности новых препаратов (этот запрет отменили только в 1993 году, обязав включать женщин в клинические испытания).

Еще одним объяснением, почему для исследований чаще берут мужчин, чем женщин, стало то, что у них нет гормональных колебаний, менструального цикла, поэтому они более «однородная» группа. Здесь ученые противоречили собственной логике: они признают гендерные различия, говоря о том, что они могут повлиять на результаты исследования, но при этом игнорируют эти отличия, изучая только мужчин и распространяя результаты таких экспериментов на женщин.

Предвзятое отношение ученых к женщинам напрямую сказывается на их здоровье. Так в период с 1997 по 2000 год FDA сняли с рынка 10 рецептурных препаратов из-за серьезных побочных эффектов. Восемь из них вызывали больший риск для женщин. Только в 2018 году появилось исследование, которое утверждает, что этот случай результат «серьезных мужских предубеждений в основных доклинических и клинических испытаниях».

Практика игнорирования женщин в медицинских и других исследованиях, как правило, объясняется желанием защитить их от пагубного влияния экспериментов. Однако, тот факт, что на протяжении всей истории женщин подвергали опасным медицинским процедурам, а большинство их жалоб оставались без ответа, говорит лишь одно – забота о женском здоровье здесь точно не причем. Женщины почему-то недостаточно интересны для научных исследований, но прекрасно подходят для практики.