Как выглядит мир, построенный женщиной

Мир, который мы знаем, построили мужчины. Тысячи лет именно мужчины преуспевали в создании храмов, крепостей, замков, стадионов, небоскребов и автомобильных развязок. Термостаты в офисах настраиваются под мужчин в пиджаках, двойные двери можно открыть, приложив немало сил, а парковочные гаражи радуют скрывающихся насильников. Все аспекты городской жизни весьма неудобны для женщин.

Почти 40 лет назад городской историк Долорес Хейден выпустила эссе под названием «Каким бы был не сексистский город?». В своей работе Хейден утверждала, что традиционное зонирование ограничивало женщин в рамках собственного дома и физически отделяло их от «рабочего мира». Для решения ситуации предлагалось увеличить плотность проживания и смешать рабочие места и спальные районы. Спустя годы развития городов, которые превратились в полный хаос, гораздо интереснее поставить вопрос иначе: как бы выглядели города, если бы их проектировали женщины?

Статистика

Хоть знаменитых женщин-архитекторов немного, 40% архитектурных школ заканчивают именно женщины. Как и во многих сферах, им приходится бороться с наследием вековой дискриминации: по данным организации Equity for Design, в этой профессии наблюдается заметное неравенство зарплат, а также нередки случаи харассмента. К счастью, в 2018 это уже не считается «неженской» профессией, и ожидается, что к этой индустрии присоединится еще больше женщин.

Новое поколение дизайнеров городов не сосредоточено на конкретных объектах:

Для меня идея начать работу была не в том, чтобы завоевать мир и построить самый большой парк. Речь идет о том, чтобы стать частью сети.

— Кейт Орфф, ландшафтный архитектор

Архитектура — не одна профессия, а фрагментированная коллекция специализаций. Некоторые архитекторы сосредоточены на технических деталях: от дверных петель до систем вентиляций. Другие управляют подрядчиками. Лишь немногие могут представить себе новое здание, а затем увидеть, как объект их воображения формируется в бетоне и стали.

Кейт Орф — пример того самого архитектурного разнообразия профессий.  Ее специализация — ландшафтный дизайнер. Хоть это и звучит так, словно она проектирует клумбы и лужайки на дачах высокопоставленных людей, на деле же она работает над береговыми линиями, подготавливает здания к изменению климата и разрабатывает решения по защите от разрушительных штормов. Оружие в ее руках — устрицы и крабы, ил и добровольцы — искусственные рифы способны смягчить удары ураганов и защитить города.

Технологии

У тех, кто только сейчас хочет начать заняться архитектурой, уже немало образцов для подражания. Амале Андраос, декан Колумбийской школы архитектуры стала известна профессионально публике 10 лет назад, когда представила проект городской фермы на выставке PS1. Люди говорили, что это не архитектура — ведь это не выглядит как очередной монолитный небоскреб.

К счастью, с развитием урбанизации взгляды на фермы внутри города поменялись, и дизайнеры стали интересоваться этим сильнее.

Подобные концепции представляли и другие мировые архитекторы. Например, Вэнди Дэвис и Сара Белл.

Нери Оксман, исследовательница Массачусетского Технологического Университета разработала новую технологию, при которой шелкопряды производят из белка жесткий материал, подобный пластику. Всю ее работу можно определить как «экологический дизайн» — она применяет результаты биологических исследований и технологии 3D-печати к архитектуре. Мир и окружающая среда воспринимаются Нери как постоянно меняющиеся организмы, и именно изменения биологических форм и текстур вдохновляют ее на новые проекты.

Женщины-дизайнеры не строят «просто модные дома», они сосредоточены на утолении потребностей:

Похоже, никто не видел гендерных проблем в архитектуре. Ле Корбузье призывал к тому, что все мы должны мерить по размерам человека — но фигура, которую он показывал для примера, была двухметровой! Вообще-то женщины обычно ниже, а что говорить о детях?

Акценты

Пока компании, основанные женщинами, не получают проект офисных башен, аэропортов и других мегапроектов, в которых задействованы миллиарды долларов. Но их более мелкие работы оказывают глубоко влияние на «ощущение города». Например, компания WXY, основанная Клэр Вайс, восстанавливает и переделывает дорожные покрытия, разрушенные ураганом Сэнди, или работает с ущербом, нанесенным от технологических аварий. Кроме того, именно компании с женщинами во главе работают над долгосрочными проектами создания городских парков и зарядных точек для автомобилей. Для реализации подобных инициатив понадобится еще десяток лет — и это при условии, что Маск не прекратит свои разработки. Но в перспективе это только поможет нашим потомкам.

Работа Клэр Вайс сосредоточена на том, чтобы создавать не сиюминутные проекты и не работать над тем, доступ к чему получат только некоторые богатые слои населения.

В начале моей карьеры я создавала роскошные апартаменты и рестораны. Множество старых материалов и предыдущие работы были снесены и выброшены. В этот момент меня осенило, и я начала думать о том, чтобы делать работу, которая со временем может быть трансформирована во что-то полезное, а не просто разрушена.

В ее концепции нет конечного продукта — есть только несколько этапов в процессе эволюции города.

Я ненавижу стереотипы. Есть предположение о том, что здания, спроектированные женщиной, будут изогнутыми и раскрашенными в разные цвета. Хотя я не думаю, что на свете есть много женщин с мыслью «О, мой проект мечты будет массивной башней».

— архитектор Фиона Скотт

Особняки с собственным садом, к которым мы приучены стремиться, требуют гораздо больше ухода, чем квартиры, и могут привести семейство к модели кормильца и домохозяйки, следящей за территорией. Женщины-архитекторы же сосредоточены на работе над публичными местами и общественными пространствами, площадями, парками, прудами и бассейнами, в которых бы человек мог чувствовать себя комфортно. На данный момент в крупных городах, в особенности в России, не создано безопасной среды для женщины. В доказательство этому в соцсетях продолжаются споры о допустимости грудного вскармливания в общественном месте, а статистика ДТП сообщает, что женщины-велосипедисты более уязвимы для того, чтобы погибнуть на дорогах. Подобные проблемы указывают на то, что публичное обсуждение среды гораздо важнее, чем шутки о том, что новый проект Захи Хадид в Катаре похож на вагину.

Другие статьи по темам: