Как я работала дизайнером интерьера

Октябрь 12 2017
0
До 20 лет я жила в квартире, которая была в ужасном состоянии: тесная хрущевка с ремонтом, сделанным еще во времена самого Хрущева, старая проводка и никаких удобств. Эстет внутри меня требовал красоты и уюта, но что можно было сделать в этом царстве декаданса? Однажды я посмотрела передачу, в которой из безнадежного жилья дизайнеры делают настоящий дворец. Сам процесс казался мне волшебным: вжух, и у тебя уже красивая квартира. Но ведь это огромный труд и искусство.
Мне стало интересно, как же на самом деле работают профессионалы. Поэтому я пообщалась с Юлией Шаталовой — арт-директором Студии «Инстильер». Она рассказала мне о тонкостях своей работы, клиентах, сводящих с ума, и о том, в каком состоянии находятся российские квартиры сегодня.

Юлия Шаталова, 33 года, Москва

Со школьных лет мне было мало учиться только в одном учебном заведении, хотелось чего-то большего, чего-то в дополнение к стандартной программе. Поэтому школы я окончила сразу две: общеобразовательную и художественную.

Та же история сложилась и с выбором ВУЗа: мне была интересна психология, но одного только этого показалось недостаточно. Параллельно я поступила в Строгановку на дизайнера.

Я не предполагала, что художественное образование станет для меня основным, ведь готовила себя к работе практикующим психологом. Но жизнь расставляет акценты по-своему. Так, после выпуска, с двумя дипломами на руках, проще оказалось найти работу по второму – дизайнерскому, и я устроилась в небольшую рекламную компанию дизайнером полиграфической продукции.

С чего я начинала:

В полиграфическом дизайне довольно быстро стало скучно, и я заинтересовалась пространственными решениями, в свободное время принялась изучать проектирование интерьеров. За этим последовало трудоустройство дизайнером в австрийскую мебельную компанию, где под чутким руководством опытного интерьерщика я отточила навыки разработки объемно-планировочных решений, декорирования, постановки света в интерьере. Эти умения дальше последовательно развивались в двух проектно-строительных компаниях, где добавилось понимание строительных технологий, норм и правил в строительстве.

В определенный момент мне стало тесно в рамках тех типовых дизайнерских решений, которые требовались от меня работодателями. Хотелось уже большей свободы, более полной реализации полученных к тому моменту знаний и наработанных творческих идей, расширения спектра решаемых дизайнерских задач.

Становилось ясно, что пора постепенно переходить к самостоятельной практике. По счастливому совпадению мой муж как раз окончил обучение по программе MBA, и тоже хотел применить на практике полученные знания в области маркетинга, развития бизнеса и управления им.

Он стал направлять мою работу во фрилансе. Спустя некоторое время количество заказов начало расти, и для их выполнения мы стали привлекать сторонних специалистов. Наша совместная с супругом работа вытеснила все остальные направления деятельности: мы оба сконцентрировались на работе студии, оставив работу по найму.

Сегодня мы оба занимаемся ровно тем, что мы любим: я делаю дизайн, муж — бизнес. А когда общая работа становится любимым делом, то она перестает восприниматься как работа, она — часть твоей жизни: личной, семейной — какой угодно.

О любви к своей работе:

Дизайн-студия – семейное дело, поэтому она составляет большую и самую приятную часть моей жизни, если не считать время, которое мы проводим с нашей дочкой. Вместе делаем дело, вместе находим решения сложных проблем, вместе добиваемся успехов, вместе им радуемся.

Дизайн интерьера дает возможность не просто фантазировать, а реализовывать свои фантазии на практике. Закрывая глаза, ты мысленно прогуливаешься по тому дому, новый интерьер которого тебе предстоит разработать, мысленно расставляешь в нем мебель, раскрашиваешь стены, зажигаешь свет. Ты с закрытыми глазами усаживаешься на диван, оглядываешь помещение, вновь и вновь двигаешь декор, перемещаешь мебель. Потом, почувствовав, что тебе нравится находиться в этом придуманном пространстве, открываешь глаза и начинаешь его перекладывать на бумагу. Сначала наброски карандашом на листе, затем отрисовка чертежа на компьютере и так далее до того прекрасного момента, когда, зайдя в готовый дом с фотографом, вспоминаешь ту первую прогулку по нему в своем воображении. Ощущение неописуемое!

Больше всего в своей работе я люблю и ценю творческую и созидательную составляющие. Результат – это плод воображения, который можно потрогать руками. Ты видишь, как сама изменяешь мир вокруг себя, делая его лучше. Радость созидателя – вот то, за что я без ума от своего дела.

О трудностях и сложных клиентах:

Сложности, с которыми сталкивается дизайнер интерьеров в ходе своей работы, имеют разную природу. Иногда это профессиональный вызов, и решать такие задачи приятно, другие не имеют никакого отношения к квалификации специалиста, поэтому не могут быть «тестом» на профпригодность. Потому остается только смиряться с ними, не позволять им овладеть собой и относиться к ним спокойно, как к неизбежному, но преодолимому.

Я сталкивалась с необходимостью проектирования больших пространств: у нас был проект спорткомплекса общей площадью около 3 000 кв.м. Перед нами вставали вопросы, требовавшие непростых технических решений, приходилось согласованно работать с массой смежных специалистов: от инженеров-конструкторов до проектировщиков электросетей.

Это как большой оркестр, в котором каждый играет по своим нотам, а ты – дирижер, в чьи задачи входит согласовать партии каждого инструмента и заставить их звучать вместе в рамках исполнения общего произведения. Это – серьезный профессиональный вызов, и его преодоление оставляет чувство глубокого удовлетворения.

Другой пример – работа с интерьерами «вторичек» в зданиях старой постройки. Проектной документации, по которой выполнялся предыдущий ремонт, в таких домах никогда не найти, и невозможно предугадать, какие сюрпризы готовит вскрытие полов и стен, а деревянные перекрытия вкупе с иными узлами накладывают массу ограничений на возможные проектные решения. Это тоже интересный ребус для профессионала.

Значительные помехи в работе могут неосознанно создавать и сами заказчики. Бывает так, что у заказчика есть сложившееся представление о «правильном» порядке работы, и от нас требуют, чтобы работа над проектом в точности следовала этим штампам. Или, окунувшись в увлекательный процесс проектирования интерьера, заказчики подчас проявляют настолько живое участие, что уже начинаешь теряться, кто же из нас — дизайнер, а кто — домовладелец. Возникает закономерный вопрос: зачем было обращаться к специалисту?

Диктат заказчика, выходящий за рамки грамотной постановки технического задания, — уже не вызов, а препятствие в работе, которое отдаляет результат от идеала. Завершая подобный проект, с грустью осознаешь, что он уже не твой, он чужой, и ты такой никогда бы не сделала, поэтому так и хочется сказать заказчику: «Только, пожалуйста, никому не говорите, кто разрабатывал этот дизайн».

Считаю, что в основе таких действий людей лежит, прежде всего, отсутствие уверенности в правильном выборе дизайнера и в себе самих, ведь быть заказчиком – это тоже своего рода умение, и приобретается оно с опытом. Я всегда говорила, и не устану повторять: внимательно относитесь к выбору дизайнера, позволяйте себе на этом этапе любые сомнения, любые подозрения, но, остановив свой выбор на каком-то кандидате, доверьтесь ему.

Это как с поездкой в такси: вы можете долго выбирать компанию, марку автомобиля, читать отзывы о водителе и делать что угодно еще. Но когда сели в машину и объявили пункт назначения, вам не остается ничего иного, как довериться таксисту и насладиться поездкой. Самым худшим вашим действием будет диктовать, какой дорогой следует ехать, либо выхватывать у него руль всякий раз, когда вам показалось, что он везет вас не туда. Тщательный подход к выбору исполнителя и точная постановка задачи – залог вашего же доверия и хорошего результата. Поэтому не жалейте на это ни времени, ни сил, иначе придется потом действительно долго «колесить по пробкам и приехать не по адресу».

Очень красочно на этот счет высказался С. Джоббс:

Не имеет смысла нанимать толковых людей, а затем указывать, что им делать. Мы нанимаем толковых людей, чтобы они говорили, что делать нам.

За время работы мы повидали очень разных людей, и, как учителя всю жизнь помнят всех своих учеников, мы так же помним всех своих клиентов. Многие из них стоят того, чтобы отдельно рассказать о них целую историю. Накопив уже довольно объемный «статистический материал», вольно или невольно мы начинаем «классифицировать» заказчиков. Рождаются некие «типажи», и проявляются определенные статистические закономерности.

Многое о заказчике можно сказать в первую встречу: как и какие пожелания он высказывает, как составляет техническое задание.

У нас уже даже появился перечень «стоп-слов», услышав которые от заказчика еще до подписания договора, мы воздерживаемся от выполнения проекта. Понятно, что достоверность выводов, основанных на этой методике, из разряда народных примет, но надо понимать: проектирование интерьера – это серьезный процесс, который проходит в тесном взаимодействии заказчика и исполнителя. Если между ними нет взаимопонимания, то лучше бы отказаться от проекта еще «на берегу», ведь на кон поставлено много труда, времени, даже нервов. Вот и приходится прибегать к разного рода «суевериям».

О реалиях российских квартир:

Считается, что красивое жилье – редкость для России, но никто не говорит, с чем мы сравниваем. Слово «редкость» предполагает наличие некоего эталонного образца для сравнения. Я не могу говорить о том, насколько красивы среднестатистические интерьеры Европы, Америки, Африки, Азии. Знаю лишь то, что и там можно найти образцы как высокого стиля, так и абсолютной безвкусицы. Мне также неизвестно, какова должна быть доля профессиональных дизайнерских интерьеров в России, чтобы перевести их из разряда «редкость» в разряд «норма».

В то же время нам как специалистам в области создания комфортных и стильных пространств, конечно, хотелось бы видеть их побольше. Посмотрев фото интерьеров не на специализированных архитектурных порталах, а, скажем, на сайтах продажи и аренды недвижимости, видишь ясную картину того, в каких условиях действительно живет подавляющее число владельцев квартир и домов. Можно долго рассуждать о причинах этого, отыскивая их в советском пренебрежении эстетикой в угоду массовости или советском же повальном дефиците, в бедности начала 90-х или последовавшем за ней внезапном и лихом обогащении некоторых слоев населения, утрате квалифицированных кадров или многом другом. Но факт остается фактом: интерьеры абсолютного большинства квартир на этих сайтах требуют вмешательства профессионалов.

С одной стороны, нам эта картина не может не нравиться, поскольку она четко указывает на то, что потенциальный рынок услуг дизайнеров интерьера очень велик. С другой же стороны, такое обилие совершенно жутких интерьеров сказывается и на общем восприятии людьми стиля как такового. Стилистические пристрастия тех, кто привык жить в подобных квартирах и среди подобных квартир, бывает довольно непросто скорректировать.

Я всегда очень просто отношусь, когда вижу квартиру в ужасном состоянии. Неискушенному взгляду объект может показаться совершенно безнадежным, но глаз специалиста видит иначе. Для меня реальная проблема — это дефекты несущих конструкций, а вот осыпавшаяся плитка или потемневшие потолки — это неважно; лишь бы масштаб поставленных задач соответствовал отведенному на ремонт бюджету.

О реакции людей на мою работу:

Объекты, люди и ожидания очень разные, поэтому и реакция бывает разная. Я сталкивалась с заказчиками, которые хотели, чтобы я сделала ровно то и ровно так, как они нарисовали это заранее у себя в голове. В результате такие клиенты довольны своей работой, а не дизайнерской. Работу специалиста они даже не замечают: никто не станет чувствовать благодарность лопате за то, что она помогла выкопать яму. Поэтому такие заказчики остаются с убеждением, что все лучшее в получившемся интерьере – это реализация их идей, а недостатки списываются на промахи дизайнера.

Те же, кто пригласил меня для того, чтобы я придумала и разработала им интерьер таким, каким они его полюбят, оказываются очень довольны и благодарны, бывает, что даже подарки дарят. Такая радость заказчиков заряжает надолго!

Представьте себе, что вы поступили в ВУЗ, в который мечтали поступить. С огромным трудом в нем отучились, пройдя сложнейшие экзамены и сито отсевов каждый семестр. Вы написали диплом по очень интересной и, как вам кажется, очень актуальной теме, и вот прошла защита. Вы сидите в аудитории, перед вами – комиссия, председатель комиссии называет вашу фамилию и говорит: «Отлично! Хотелось бы отметить этого студента.». Что бы вы почувствовали? Вот это – ровно наши эмоции, когда наш заказчик (читайте – председатель комиссии) доволен нашей работой.

Искренняя радость заказчиков – это именно то, к чему мы стремимся в своей работе, переживая за каждый проект и относясь к ним как к своим детищам. Когда у нас не заказывают услугу по авторскому надзору, и мы завершаем свою работу передачей проекта в руки строительной бригады, мы нередко потом видим, как он искажается в процессе ремонта или комплектования помещений мебелью. В такие моменты я чувствую примерно то же, что и матери, отдавшие детей в плохую школу и наблюдающие, во что там превращается их чадо.

Благое ли дело мы делаем? Я уверена, что это так! Если бы я в этом сомневались хотя бы на секунду, уже давно бы бросила все это. Я стараюсь не слишком сближаться с заказчиками, поскольку это, как мне кажется, вредит результату, но с некоторыми из них общение сохраняется и после завершения работы.

О том, что же должен уметь дизайнер интерьера:

Бытует ошибочное мнение, что дизайнер интерьера должен лишь хорошо ориентироваться в современных модных трендах, уметь сочетать цвета и фактуры, рисовать красивые картинки. Но этого скромного перечня явно недостаточно. К нему должны прилагаться глубокие знания в области порядка производства реконструкции, строительных норм и технологий, норм эргономики и требований, предъявляемых к проектной документации.

Но все названное можно отнести к обязательной «технической» составляющей, однако существует и иная, не менее значимая. Дизайнер должен понять стилистические пристрастия заказчика и предложить тот интерьер, который придется ему по душе. Любому человеку сложно совместить воедино свои пожелания: взгляд на интерьер «дома мечты» представляет собой разрозненные образы, витающие в облаках фантазии. И далеко не факт, что все они «подружатся», заключенные в рамки одной комнаты, и здесь мастерство интерьерщика выходит на передний план.

Мы всегда просим заказчиков показать нам примеры тех интерьеров, которые они считают красивыми/стильными/уютными, и делаем это не для того, чтобы далее просто копировать решения с этих картинок, нет. Рассматривая подборку референсов, мы стремимся понять, что же привлекает нашего заказчика, в каком именно интерьере ему будет хорошо, чтобы предложить то, что ему подойдет.

Ну а после того, как «творческая» часть утверждена, нам остается уже чисто техническая работа: отразить эту задумку в чертежах и планах проектной документации, что само по себе — кропотливая работа, требующая соответствующих знаний и навыков.

Как нельзя определить, что в чае важнее — вода или заварка, — так и в дизайнерском мастерстве нельзя разделять творческую и техническую составляющие. Только вместе они дают результат, за который специалиста ценят заказчики.

О самом безнадежном заказе, с которым я работала:

В памяти всплывает недавний объект: крохотная двухкомнатная квартира в доме старой постройки площадью без малого 40 кв.м, из которой предстояло сделать «трешку» со всеми удобствами, при этом в весьма тесных бюджетных рамках.

Сам заказчик в отзыве описал состояние квартиры до ремонта так: «Микроскопическая двухкомнатная квартира, обладавшая «изюминкой» в виде остекленного с двух сторон балкона с батареей отопления, и кроме сего достоинства имеющая пятиметровую кухню, «как в хрущевке», совмещенный санузел (меньше, чем в хрущевке), отсутствие прихожей, и «бонус» — потолочную балку через комнату, совершенно негуманного сечения 30х50см. (…) данное жилище своей изначальной планировкой и размерами в принципе не предполагает наличие благ цивилизации, таких как посудомоечная машина, стиральная машина и унитаз, не прижатый махонькой раковиной вплотную к горячему полотенцесушителю». Вряд ли можно описать эту квартиру лучше!

А вот так он обозначил поставленные перед нами требования: «Максимальное использование пространства и скрытых полостей, встроенные системы хранения, современные инженерные системы, грамотное освещение, обеспечить зональность, звукоизоляцию пола и теплоизоляцию «зимнего сада», спланировать гардеробную, книжные шкафы и шкафы для посуды, разместить посудомойку и стиральную машину», а кухня должна была вместить всю необходимую технику и посуду, а также играть роль столовой. Ну, каково?

Лучшим подспорьем в этом проекте было то, что заказчики оказались чудесными, душевными людьми, открыто говорившими о своих пожеланиях и обо всех имеющихся ограничениях. В работе над интерьером этой квартиры слилось воедино многое из того, о чем я говорила ранее.

Заказчики подготовили полную подборку понравившихся интерьеров. Во многом эти картинки спорили между собой, но, тем не менее, давали нам довольно объемное представление о том, «что такое хорошо» для них.

Они доверились нам. В одной из комнат они изначально хотели видеть на стенах фотообои на тему балийских пейзажей, что никак не увязывалось с общей стилистикой всей квартиры. И они не противились, когда в моих предложениях эти пейзажи не нашли никакого отражения.

Ведение всего проекта, от планировки до комплектации, доверили дизайнеру, что является самой верной гарантией лучшего результата.

Самым большим своим достижением в работе над этим объектом я вижу грамотное планировочное решение, которое впоследствии было в надлежащем порядке согласовано. Именно оно позволило уместить все пожелания заказчиков в такую небольшую коробочку на 40 кв.м., где нашли свое место и удобная кухня-столовая, и полнофункциональный санузел, и даже гардеробная. Ну а лучшим результатом работы является восторг заказчика. Да, эта квартира не шедевр в том смысле, которым принято наделять интерьеры, здесь нет дорогущей мебели или баснословных дизайнерских аксессуаров. Но планировочное решение, разработанное для этой квартиры с учетом таких требований, – это уже даже не фокус, это ближе к магии. Поэтому я буду еще очень долго гордиться таким «неподъемным» проектом, который нам удалось реализовать в лучшем виде.

Другие статьи по темам: