Культура, Мужчины

Кирилл Серебренников: о том, как оставаться свободным в мире закрученных гаек

10574
0
Герой обложек Esquire и GQ, человек, изменивший облик современного театра, живой пример того, как правильно оставаться в изоляции без малого полтора года — это все о Кирилле Серебренникове, художественном руководителе «Гоголь-центра». 7 сентября режиссер отмечает день рождения: ему исполняется 51 год. Рассказываем, что еще стоит знать о профессионале.

Быстро зарекомендовал себя как мастера кино

Надо сказать, что его путь к руководству «Гоголь-центром» оказался долгим и полным скандалов: поначалу Серебренников работал в Ростове-на-Дону, где учился на физика, даже шел на красный диплом. Однако потом всерьез увлекся постановками, пересмотрел в киноклубе при местном ДК чуть ли не все авторское кино, созданное на тот момент, и загорелся идеей снять что-то свое. Первой его крупной работой стал телефильм «Замена собак микшированием» по пьесе Эжена Ионеско. В этой картине он запечатлел легенду местного андеграунда Эльфриду Новицкую. Параллельно ставил спектакли во всех театрах города.

Позже перебрался в Москву, где успел снять «Темные аллеи» с Аллой Демидовой для телеканала «Культура», стать ведущим для «Деталей» по «СТС» и «Другого кино» на «ТВ3», экранизировать свой спектакль «Изображая жертву» и зарекомендовать себя как самого модного режиссера. Этот эпитет журналисты упоминали так часто, что Серебренников мог просто выйти из себя в свойственной ему манере — покинуть комнату, где задавали неуместные вопросы.

Своих собственных демонов он не собирается выпускать наружу. «Если человек откажется от своих демонов, то потеряет и своих ангелов», — Кирилл цитирует Рильке. Кажется, прошло достаточно времени, чтобы он успел избавиться от назойливых стереотипов о себе — слишком уж много интервью с ним начинались со слова «модный»: «Каково вам быть самым модным режиссером в стране?». Серебренникова это по‑настоящему раздражало. И каждый раз он готов был закончить разговор немедленно. Это демон номер один.

— писал о режиссере Сергей Яковлев для Esquire.

Остается свободным там, где принято идти на компромиссы

В том же интервью Серебренников заметил, что старается создать вокруг себя свободолюбивое комьюнити, которое будет творить, несмотря на кляузы, доносы, прокурорские проверки. Порой даже странно видеть подобные настроения у человека, пережившего громкий конфликт с труппой Театра имени Гоголя в 2012 году и судебные разбирательства по делу «Седьмой студии», шедшие с 2017 по 2020 годы. Однако услышав ответ самого режиссера, понимаешь его точку зрения.

Вы понимаете, какая штука: когда тебе говорят, что «будут закручивать гайки», наоборот, больше всего хочется попробовать жить в мире без них. Они закручиваются время от времени, и это чисто механическая работа. А если я живу в цифровом пространстве, где никаких гаек нет, я по-другому себя чувствую. Я просто не понимаю, что они там закручивают.

На вопрос о том, как ему удается обойти бюрократию, он отвечает так:

Так кажется со стороны, когда ты в зрительном зале. Это невидимые миру слезы. У «Гоголь-центра» были разные времена: и успешные на старте, и крайне тревожные, трагичные и катастрофичные. Но зачем вам про это знать?

Кирилл Серебренников не любит жаловаться. Вместо этого он просто делает свое дело, даже если заперт в четырех стенах.

Читать по теме:Культура, Кино и книгиНаши в Каннах: 5 русских фильмов на Международном кинофестивале

Искренне не понимает, почему нельзя делать хорошие проекты без оглядки на других

1 июня 2019 года Серебренников побеседовал с продюсером Александром Роднянским. Сейчас этот разговор называют первым «свободным» интервью режиссера после длительной изоляции. Здесь он изложил позицию о состоянии современного кинематографа в России.

Думаю, кино там же, где и говорит герой Чурсина (речь идет о ролике «Русское кино в ****» – прим. ред.). Особенно это осознается, когда ты смотришь сериал «Чернобыль». Почему наши не могут снять такое? Потому что авторы «Чернобыля» могут себе позволить говорить правду и размышлять о настоящем, а мы — нет. Все оглядываются, ожидают удара за оскорбления чувств или вырезанные сцены.

При этом сам режиссер не просто провоцирует ради провокации: он признавался в беседе с Esquire, что его главная цель — в совершенстве играть таким сложным инструментом, как человеческое тело. В идеале, чтобы «люди на сцене постоянно были голыми, а зрители об этом даже не думали».

Меня постоянно обвиняют в провокациях. Ну да, я работаю с провокацией. Мне просто это кажется важным. Вообще, если театр не выводит зрителя из зоны комфорта — это зря потраченный вечер.

Чем занят режиссер сейчас

Последние три года жизни Серебренникова оказались непростыми: мужчину могли поместить за решетку якобы за хищение 129 миллионов рублей, выделенных на проект «Платформа» — тот отделался тремя годами тюрьмы условно и крупным штрафом. В интервью The Hollywood Reporter режиссер отмечал, что был готов ко всему.

Для меня все было одно. Конечно же, тюрьма — это ужасно, но на тот момент я был готов ко всему и понимал, что им хочется крови. Меня собирались сделать виновным абсолютно во всем. Но у них не было никаких улик в деле, а само дело просто смехотворно. Деньги — последняя вещь, о которой я когда-либо заботился. Я прошел через три года лжи и самых разных «приключений», три года неожиданного опыта и, кстати, три года новых друзей. Я очень рад, что столько людей, которые работали со мной, с первого и до последнего дня процесса говорили: «Кирилл, мы с тобой, мы видели твои проекты и в любом случае поддержим тебя».

Сейчас Серебренников готовится к выпуску ленты «Петровы в гриппе», снятой по книге Алексея Сальникова. Роман и фильм повествуют о екатеринбургской семье, подхватившей вирус, который, в свою очередь, вскрыл безумные тайны каждого из героев. По данным Sony Pictures, картина «Петровы в гриппе» выйдет в 2021 году.