Культура, Мужчины

Ксавье Долан: «Я нарцисс, который честен с собой»

8223
0
Ксавье Долан в свой 31 год более, чем успешен: снял 10 фильмов, половина из которых получила награды на Каннском кинофестивале, занимался озвучкой — именно он дал голос Рону Уизли в канадской адаптации «Гарри Поттера», а также одному из героев «Южного парка». Но главное, ему удалось грамотно показать жизни тех, на кого не обращают внимание в повседневной суете. Его герои — потерянные подростки, геи, которые подверглись аутингу, трансгендерные женщины, которым так важны любовь и принятие.

На очереди у Долана новый проект: мини-сериал «Ночь, когда Логан проснулся», повествующий о людях, столкнувшихся в детстве с невероятной болью. Пока мы с нетерпением ждем релиз, расскажем, что стоит знать о талантливом режиссере и актере.

Покинутый ребенок

Если бы Ксавье снимал автобиографию, он, по собственному признанию, первым делом показал бы миг, когда встретились его родители: упрямая и порой излишне эмоциональная Женевьев Долан из Квебека, и Мануэль Тандрос, египтянин, работающий в монреальском баре. Туда однажды отправилась мать режиссера, чтобы послушать, как поет Мануэль. Так все и завертелось.

Долан непременно показал бы свою маму властной, но при этом изысканно накрашенной. Ее эмоции подобны извержению вулкана, а ее смех постепенно сменялся бы агонией. Как только мальчишке исполнилось два года, его родители бы разошлись — совсем, как в жизни.

Вряд ли Ксавье решился показать, что было дальше, а детство артиста оказалось интересным и вместе с тем невероятно жестоким. В 8 его отдали в школу-интернат в Квебеке — мать была не в силах справиться с гиперактивным ребенком. Тогда же над ним издевались — с детства Долан не привык скрывать свою ориентацию. Он давал сдачи. Отдушину находил только в кино: его так очаровал «Титаник», что мальчик пересмотрел ленту пять раз за первые две недели после его выхода.

В индустрию его привел отец. Попутно актер снимался в рекламе, появлялся в лентах вроде «Мучениц», а в 16 лет Ксавье бросил школу: говорят, ему не хватало усидчивости, чтобы посещать уроки и вовремя выполнять задания. В те же годы он стал работать над сценарием дебютного фильма «Я убил свою маму» и сыграл в нем одну из главных ролей. Именно она принесла молодому режиссеру оглушительный успех. Позже он признается, что при создании картины вдохновлялся своей жизнью.

Я так отчаянно хотел повзрослеть, и вот теперь, когда снимаю фильмы, гонюсь за детством. Все эти годы меня питало лишь одно: ностальгия по юности, которой у меня и не было.

— рассказывал он в беседе с NY Times.

Нарцисс, который честен с собой

Раз за разом Ксавье Долан находился в эпицентре скандалов: сперва ему удалось взбесить критиков, написав что режиссер «Гражданина Кейна» Орсон Уэллс уж слишком поздно расцвел — ему на тот момент было 25 лет. Позже артисту пришлось оправдываться за свои слова. А в 2018-м, когда снималась «Смерть и жизнь Джона Ф. Донована», фанаты оскорбились тем, что режиссер уволил Джессику Честейн. Ксавье говорил, что был вынужден это сделать, ведь ее персонаж не соответствовал духу ленты.

О, у меня язык без костей. Из-за этого люди то и дело думают, что я нарциссичный выродок. А я лишь честен с собой и хочу оставаться таким так долго, как смогу. Я всегда остаюсь верным самому себе.

Ксавье не нравится, когда его легкомысленно сравнивают то с Альфредом Хичкоком, то с Вуди Алленом, то с поэтом Артюром Рембо, и уж тем более, если его называют анфан терриблем (enfant terrible — в пер. с фр. — «несносный ребенок» — прим. ред.) современного кинематографа. Долан в принципе не любит рамки и ярлыки. Даже признается в многочисленных интервью, что не чувствует сильного влияния других режиссеров на его ленты, хотя и не отрицает, что любит фильмы Ханеке.

Он позволяет себе оставаться эмоциональным, совсем как во время интервью с «Афишей» сразу после выхода картины «Матиас и Максим»: журналисты отмечали, что у режиссера был уж очень саркастичный тон. Еще бы, трудно оставаться спокойным, когда спрашивают, чего от себя ждешь, намекая, что ты уже не молод.

Я и сейчас очень молод! Я не знаю. Я не так много читал, что пишут о новом фильме. На самом деле, вообще не читал и не хочу. В прошлом меня очень ранила критика. Сейчас я пытаюсь вырасти над собой, освободиться, не хочу думать о том, что обо мне думают и как меня видят люди. Это тяжело, но я в этом совершенствуюсь.

Воин, который сражается против стереотипов

Если первые ленты Ксавье Долан посвящал боли и страху быть раскрытым, то его последняя картина «Матиас и Максим» воспевает дружбу и тернистый путь к ней. Во многом здесь режиссер не просто представляет новые реалии, с которыми столкнулся сам, но еще изучает мир токсичной маскулинности. Отвечая на вопрос журналиста Егора Беликова о том, на чем основан сюжет, Ксавье говорит следующее:

Ни на чем. Я имею в виду, что в основе сюжета — наши представления о маскулинности, которые быстро меняются в новом современном мире, что мы пытаемся построить. Мы иначе смотрим на мужчин, на женщин, на гендерный паритет и гендерное равенство, не так, как раньше.

Меня интересовало, что определяет сегодня маскулинность, что удерживает нас от того, чтобы сексуально раскрепоститься.

И я не хочу обобщать. Но я говорю о том, что мое поколение гораздо менее свободно в вопросах собственной сексуальности и гендерной идентичности, чем более молодое. Когда я учился в школе, все было просто: двое парней целуются — они геи, парень целует девушку — он гетеро.

К слову, здесь же, как и в других своих проектах, Долан сыграл одну из ведущих ролей: Максима, замкнутого парня, который мечтает перебраться в Австралию подальше от матери-наркоманки. Самое впечатляющее и вместе с тем грустное — ты веришь каждому его слову. Понимаешь: кого бы ни сыграл Ксавье, будь то юный художник, который пытается сепарироваться от родителей, или одна из сторон любовного треугольника, нечто подобное испытывал и сам актер.

Читать по теме:Культура, МужчиныСергей Полунин: о балете, кино и Путине на груди