Любить и быть любимым: 7 любовных писем известных людей

Февраль 22 2017
0

Любовь — чувство загадочное, необъяснимое, такое многогранное. Не было еще ни одной пары, чья любовь была бы похожа на другую, хоть порой мы и сравниваем себя с другими. Всем известно, что любовь может причинить безграничное страдание, тем временем одарив счастьем и блаженством. И несмотря на то, что многих постигла участь разбиться об этот камень преткновения, все мы безумно жаждем чувствовать и быть объектами чьих-то чувств. Мы собрали несколько исторически известных историй любви, подкрепив их любовными письмами, способными растопить сердце и подарить окрыление этой весной.

1. Фрида Кало и Диего Ривера

История любви Фриды Кало — экзотической красавицы и темпераментной художницы — к живописцу и политическому деятелю Диего Ривера известна своими противоречиями. Их любовь была трудна, полна трагедий, измен и страданий, но тем не менее, длилась всю жизнь. Диего и Фрида много раз расставались, но при этом всегда были вместе. Вера Кало в чистоту и талант своего мужа-«казановы» помогла им обоим обрести странное и необъяснимое счастье.

Диего,
Правда настолько прекрасна, что я не могу говорить, не могу спать, слушать или любить. Я чувствую, что нахожусь в ловушке, не боясь ни крови, ни самого страха, я вне времени, вне магии, я внутри твоего собственного страха, твоего собственного мучения, я в каждом ударе твоего сердца. Всё это какое-то сумасшествие. Я знаю, что если спрошу тебя, то ты промолчишь, а для меня твое молчание будет смятением. Если я буду просить тебя о грубости, о, нонсенс, ты дашь мне благодать, свой свет и теплоту. Я бы хотела нарисовать тебя, но не существует таких красок, которые смогли бы передать все смущение и запутанность моей великой любви.

Ф.

2. Элеонора Рузвельт и Лорена Хикок

Любовь между журналисткой Лореной Хикок и первой Леди США Элеонорой Рузвельт была тайной, обратной стороной той жизни, которой окружила себя женщина, которой восторгались все. Их любовь и тайная связь длилась 30 лет, а за это время между светскими женщинами было столько романтики, страсти и чувственности, что мог бы позавидовать любой, счастливый по меркам общественности, брак.

Хик, дорогая,
Ах, как же прекрасно было слышать твой голос. Невозможно было даже описать, что это значило для меня. Забавно, что я даже не смогла сказать тебе je t’aime и je t’adore, как собиралась. Но как бы там ни было, помни, что я всегда говорю это, думая о тебе, когда ложусь спать.

3. Вита Сэквилл-Уэст и Вирджиния Вулф

Скандальный роман известной своим характером и модерновыми взглядами Вирджинии Вульф и писательницы Виты Сэквилл-Уэст вошел в историю как лесбийский союз, полный противоречий и борьбы. Вульф всегда была прямолинейна, суха и рациональна, и ее феминистические взгляды, разумеется, определяли и ее способ любить. В это время чувственная и женственная Вита не раз писала Вульф о том, что ее любовь — это мука, крушение гордости и прежних убеждений.

Я сочинила прекрасное письмо для тебя этой бессонной ночью, но оно исчезло. Я скучаю по тебе отчаянным и таким обыкновенно-человеческим образом. Ты, со своими сухими письмами, никогда бы не написала такую простую фразу. Может быть, ты бы даже не почувствовала этого. Но тем не менее, я надеюсь, что ты расчувствуешься хотя бы немного. Несмотря на то, что для тебя мои слова не являются реальностью, я чувствую всё весьма буквально. Я тоскую по тебе еще сильнее, чем могла себе представить. И я была готова к этому. Это письмо — не что иное, как просто скрежет боли. Невероятно, как дорога и необходима ты стала для меня. Я проклинаю тебя, испорченное создание. Я не позволю больше любить себя, так безрассудно и отчаянно отдаваясь тебе. Я не могу быть прозрачной и формальной с тобой: я люблю тебя слишком сильно. Слишком искренне. Ты и представить не можешь, какой я могу быть сухой с теми, кого я не люблю. Я создала из этого настоящее искусство, но ты сломила мою защиту. И я никак не могу этого понять.

4. Жан-Поль Сартр и Симона де Бовуар

Писатель-экзистенциалист Сартр и феминистка Симона де Бовуар подарили миру любовь, борющуюся за свободу оставаться личностью. Их философские трактаты о чувствах и принадлежности друг другу до сих пор читают и цитируют. Склонная к свободе и инфернальным желаниям Симона всегда поддерживала Сартра в его стремлении понять любовь, освободиться от ее уз и оставаться самим собой. Но, несмотря на уговор, который любовники заключили и который пронесли через всю свою жизнь, оба они оставались пленниками друг друга, страдая и мучаясь от собственных идей.

Моя дорогая малышка,
Я хотел написать тебе вот уже долгое время, преподнести радость завоевателя и бросить ее к твоим ногам, но вечерами я устаю, поэтому просто иду спать. Сегодня я пишу тебе, чтобы ощутить удовольствие, которое тебе еще не доводилось испытывать — я хочу обернуть дружбу в любовь, силу в нежность. Сегодня я люблю тебя так, как ты не знала, что я могу любить: я не нуждаюсь в твоем присутствии. Сегодня я создаю свою любовь к тебе и оборачиваю ее в основополагающий элемент своего бытия. На самом деле это происходит гораздо чаще, я лишь не могу себе в этом признаться. Постарайся понять меня: я люблю тебя в то время, пока живу своей жизнью, обращая внимание на разное внешнее. В Тулузе я просто любил тебя. Сегодня я люблю тебя в весеннем вечере. Я люблю тебя с открытыми окнами. Ты моя, и всё вокруг мое. Моя любовь меняет все вокруг, и всё вокруг меняет мою любовь

5. Наполеон Бонапарт и Жозефина Богарне

Любовь Наполеона и Жозефины, пожалуй, самая хрестоматийная из всех. Их постигло множество жизненных перипетий, но, несмотря на возраст и постоянные измены переменчивой Жозефины, Наполеон любил ее страстно до самой смерти. Кто-то говорит, что Жозефиной руководила лишь страсть к достатку и положению, а кто-то всё же считает, что любовь их была настоящей, но как бы там ни было, их роман остался в истории как один из самых великолепных и запоминающихся.

Я ложусь спать с сердцем, переполненным чувствами от твоего очаровательного лица. Я с нетерпением жду, когда смогу доказать тебе твердость своей любви. Счастлив был бы я, если бы смог застать тебя, когда ты меняешь одежды. Белая упругая грудь, очаровательное лицо, волосы, подвязанные шарфом. Ты же знаешь, что я никогда не смогу забыть те краткосрочные визиты… ту темноту леса, я целую эти воспоминания миллионы раз и жду с нетерпением, когда снова окажусь там. Жить внутри тебя, моя Жозефина — значит жить на Елисейских полях. Целую тебя в губы, глаза, грудь и везде, везде.

6. Джон Китс и Фанни Браун

Любовь поэта Джона Китса, известного своей романтичностью и надрывностью, к легкомысленной и ветреной кокетке была безграничной. Они были помолвлены, но сам Китс часто омрачал союз ревностью и скандалами, хотя испытывал трепетные и даже отчаянные чувства. Но, несмотря на все разговоры и слухи, Браун долгое время носила траур по жениху и исполнила все его предсмертные пожелания.

Милая Фанни, ты иногда боишься, что я люблю тебя не так сильно, как ты того желаешь? Дорогая девочка, я полюбил тебя навеки и безоговорочно. Чем больше я узнаю тебя, тем больше люблю. Все мои поступки — даже моя ревность — это проявление Любви; в ее огненном пламени я могу умереть за тебя. Я принес тебе много страданий. Но виной всему Любовь! Что я могу поделать? Ты всегда новая. Последние твои поцелуи были самыми сладкими, последняя улыбка — самой яркой; последние жесты — самыми грациозными. Когда ты проходила мимо моего окна вчера вечером, меня переполнило такое восхищение, как будто я увидел тебя впервые. Ты жаловалась мне как-то, что я люблю только твою Красоту. Неужели мне больше нечего любить в тебе, а только это? Разве я не вижу сердца, наделенного крыльями, лишившими меня свободы? Никакие заботы не могли отвратить твои мысли от меня ни на мгновенье. Возможно, это достойно сожаления, а не радости, но я говорю не об этом. Даже если бы ты не любила меня, я бы не мог преодолеть всецелой преданности тебе: насколько же более глубоким должно быть мое чувство к тебе, если я знаю, что любим тобой.

7. Лев Толстой и Валерия Арсеньева

Лев Толстой, известный своим сладострастием, всю жизнь искал ту самую женщину, которая бы воплощала в себе его идеалы семейной жизни. Будучи знакомым с множеством женщин, Толстой слишком долго не мог найти настоящее удовлетворение. Одним из самых запоминающихся романов русского классика была любовь к юной Валерии Арсеньевой. Их союз нельзя было назвать счастливым, так как Толстой был с ней по необъяснимым причинам, осознавая, что она — далеко не та самая. Он постоянно поучал ее и даже писал ей оскорбительные письма, говоря, что к семейной жизни он не готов, хотя она всё время грезила возможностью стать его женой. Тем не менее, разрыв с Валерией Толстой переживал болезненно, хоть вскоре и успокоился, встретив свою будущую жену Соню Берс.

Я уже люблю тебя за твою красоту, но лишь начинаю любить тебя, что навсегда, навечно, за твою душу и пыл. Красота может влюбить в себя за час, и любовь эта быстротечна. Но душу нужно познать. Поверь мне, ничего на этой Земле не дается без труда, даже любовь — самое прекрасное и естественное из чувств.

Другие статьи по темам: