Наивная, но сексуальная: искаженный образ женщин в научной фантастике

В течение последних двух лет кинематограф занимался прославлением феминизма, и сегодня мы можем насладиться отличными картинами, в центре которых оказались сильные, умные, красивые женщины, готовые служить ролевыми моделями целому поколению. Нельзя обвинить Голливуд в отсутствии глубины в женских персонажах более ранних фильмов, но вот один ключевой момент точно отсутствовал всегда — равноправие, и доказательство этому нам удалось найти на одном из YouTube-каналов — Pop Culture Detective, который совсем недавно выпустил ролик о женских персонажах в научной фантастике. Об этом мы и хотим тебе рассказать.

Научно-фантастические сюжеты подарили кинематографу большое количество захватывающих историй и разнообразных декораций, в центре которых всегда был примерно один и тот же любовный конфликт: опытный мужчина, одинокий в силу особенностей своей личности и характера или же просто из-за невезения и лени, и неопытное, девственное создание, заключенное в тело взрослой и сексуально привлекательной женщины. Подобный образ автор видеоролика называет «Сексуальная новорожденная».

Автор дает описание женскому научно-фантастическому персонажу: «большеглазая, наивная и невинная, но сексуальная». Достаточно вспомнить такие фильмы, как «Пятый Элемент», «Трон», «Всплеск», «Облачный атлас» или даже «Стар Трек», и образы сами всплывут в сознании. Главные героини этих фильмов не имели абсолютно никакого адекватного представления об этом мире, они вели себя словно дети и «совершенно случайно» оказывались раздетыми, а всё потому, что никто не научил их, зачем эта самая одежда вообще нужна.

Подобная наивность, местами граничащая с глупостью, объясняется в сюжете тем, что героиня выросла в совершенно иной среде («Моя мачеха — инопланетянка», «Запретная планета», «Стар Трек») или же, как в случае с фильмом «Трон», тем, что она является «совершенной компьютерной программой, умеющей чувствовать». В подобных качествах проявляется ее ценность как персонажа, ведь мужчина влюбляется в нее именно потому, что она такое беззащитное и хрупкое создание, которое не справится без опытного поводыря.

Иронично, что «Сексуальная новорожденная» совсем не осведомлена о том, что она сексуальна. Для создателей фильмов это является отличным оправданием того, что героиня хотя бы раз, но обязательно окажется обнаженной. Героиня просто не понимает, что такого в том, что мы можем лицезреть ее обнаженную грудь, и почему герои-мужчины испытывают смущение или удивление.

Но манипулирование обнаженной натурой — отнюдь не новый прием в кинематографе, а вот демонстрация таким образом разбалансированных отношений — прямая ссылка на то, что в современном мире мужчины чувствуют себя уязвимыми перед взрослыми и опытными женщинами. А значит, подобные сюжеты являются сладкой мужской фантазией, которая невозможна в контексте равноправия.

Только представь себе, каково это быть невинной, нетронутой другими мужчинами сексуальной женщиной, не имеющей абсолютно никаких прошлых связей, и всё это в патриархальном обществе. Просто сказка! Такая героиня влюбляется в героя, потому что он — ее спасение, он в принципе единственный мужчина на ее практике. А для героя подобный образ приятен, потому что чем проще и наивней возлюбленная, тем меньше шансов остаться отвергнутым, особенно если этот самый герой открыл этой женщине все чудеса сэндвича («Моя мачеха — инопланетянка»).

Мужчина подобного плана, не хочет или не может найти женщину из «своего мира» — такую, которая могла бы быть равна с ним в плане знаний и опыта романтических и сексуальных отношений.

Для женщины быть сексуально подкованной необходимо, но лучше, чтобы при этом она оставалась девственницей.

Еще одна удивительная деталь, подмеченная в видеоролике — это то, что в большинстве из перечисленных фильмов герой-мужчина является представителем самого обыкновенного, заурядного человека, при этом все его действия представляют невероятную ценность и удивляют наивную героиню, заставляют ее верить, что он — самый необыкновенный в ее жизни.

Это очень простой сценарий, ведь при нем мужчине совершенно не нужно совершенствоваться, становиться лучше как человек, как мужчина, как сексуальный партнер. В этом нет смысла, ведь он единственный и неповторимый — вот она, нездоровая динамика отношений, где мужчине предлагают властвовать над невинной девушкой. А сексуальная внешность — форма, которую проще всего воспримет общество, опять же, мужское.

Если зайти чуть дальше и обратить внимание на сюжеты японской анимации, то можно найти большое количество примеров того же женского типажа. Именно ее и адаптировал западный кинематограф.

Подобное представление женщин в кино — это объективация, о которой говорят очень часто в связи с феминистским движением, набирающем обороты. Но для тех, чьи сердца не содрогаются при обсуждении проблем равноправия, неизменным остается вопрос неестественности и токсичности подобного изображения женщин — как для них самих, так и для мужчин и подрастающих поколений. Равноправие в кинематографе необходимо не для успокоения феминисток, не для того, чтобы лишить мужчин возможности наслаждаться сексуальной привлекательностью, а потому, что подобная ментальность определяет наше бытие. Неутешительна мысль, что женский опыт и осведомленность о том, как жить в этом мире без мужского влияния, — это перспектива остаться в тени. Нестерпимо грустно при мысли о том, что мужчине может быть некомфортно рядом с женщиной, ему равной.

Другие статьи по темам: