Культура, Мужчины

Николай Комягин: темный принц русского арт-панка

10844
0
В примечании к интервью с Николаем Комягиным для шоу «ещенепознер» его ведущий Николай Солодников предупреждал, что знакомство с творчеством мужчины вызовет сильнейшую зависимость от его манеры исполнения, пластичности, стремления идти туда, куда не пойдет никто. Это так: сперва фанаты мрачного инди заслушивали до дыр сингл «Новокузнецк», считая трек хитом Shortparis — коллектива, лидером которого и является Комягин. Затем то же говорили о композиции «Туту», потом о треке «Страшно» и клипе к нему. После альбома «Так закалялась сталь» почитатели окончательно уяснили, что Shortparis явно не желают быть группой одной песни.

Отчасти дело заключается в личности Николая: он не просто отказывается от каких бы то ни было рамок — на музыканта вообще сложно навесить ярлыки. В равной степени Комягина можно посчитать задирой из Сибири, ценителем высокого искусства, провокатором, наблюдателем. Часто его сравнивают с Маяковским — поэта он и сыграет в проекте «Карамора». Рассказываем, что еще нужно знать о Николае.

Любит родные места, несмотря ни на что

Николай вырос в Новокузнецке, крупнейшем городе в Кемеровской области. Детство у будущего музыканта оказалось непростым, если судить по интервью группы: в беседе с обозревателями издания Aught Комягин и басист Shortparis Александр Ионин ответили на вопрос «Был ли в вашей жизни незнакомец, который все изменил?» таким образом:

— А ещё Коля ранее упомянул возраст 8 лет в Новокузнецке. Иногда в нашу жизнь кометами врывались другие незнакомцы, чуть постарше, которые пытались попросить денег и потом улетали дальше. Наверное, они тоже оказали какое-то влияние и оставили свой след.

— Возможно, не в тему, но я бы хотел рассказать о том, как Александр ходил по Новокузнецку с огромным монтажным молотком в руках.

— Это было один раз.

— Но это было настолько ярко.

— Этот случайный поход с молотком иллюстрирует всю нашу юность.

— Приятное взаимодействие с теми самыми мимолетными незнакомцами с молотком в руках.

Пережил суровые школьные годы, но остался верным себе

Николай редко рассказывает о детстве, однако, если выдается возможность, упоминает, что был бы рад ненадолго уехать в места, где провел юность.

Я бы вернулся в свои 8-7 лет во дворик, в котором я вырос. Запсиб – это маленький район в городе Новокузнецк. Там стояло четыре дома друг напротив друга и несколько тополей. Пацаны играли в футбол, в ножички. Ножики втыкали в землю. Самое большое счастье было, когда тебе говорили, что ты круто втыкаешь ножичек — «танчик» сделал. Вот я хотел бы туда.

Несмотря на то, что Комягину сильно доставалось от сверстников,он тянулся к новому и не терял амбиций: это и сформировало его как противоречивого и потому интересного человека.

Мы допили с Николаем Комягиным чай во французском кафе на Невском проспекте и вышли на мороз. «А что ты самое яркое помнишь о родном Новокузнецке?» — спросил я его. «Помню, как меня во дворе полтора часа били ногами», — ответил Николай. Наверное, нет более точного портрета героя нашего времени. Героя, который родился в Южной столице Кузбасса, начитан, занимается искусством и которого бьют ногами во дворе. Портрет героя, который, в свою очередь, пишет портрет Родины: «Женщины красятся, и дети прячутся. Встать в хоровод, никто не врет». И портрет этот становится гимном. И звучит он громко. И поют его хором. А под гимн действительно принято вставать — и лучше сразу в хоровод.

— пишет о нем Савельев.

Читать по теме:КультураНаши 2010-е: 20 русских музыкальных альбомов десятилетия

Перебрался в другую часть материка, чтобы начать все заново

Группу Николай основал в нулевых вместе с Александром Иониным и Павлом Лесниковым, позже состав менялся: в настоящее время к трио присоединились барабанщик Данила Холодков и гитарист Александр Гальянов. В 2010-м Комягин перебрался с друзьями в Санкт-Петербург, чтобы быть на шаг ближе к цели — стать стадионной группой.

Сначала мы играли что-то ученическое, когда ты еще барахтаешься в жанре и не совсем понимаешь, что ты делаешь. Там были моменты альтернативы, модные тогда, чего-то еще. Мы вплетали неожиданно в эту музыку, в рок-музыку, джазовые элементы. Неуклюже это делали, убого, непрофессионально. Этого никто не понимал. Между нами и местной сценой было полное недопонимание. Нас это не смущало, мы уверенно ездили на репетиции на дачу к нашему гитаристу. Потом это оформилось во что-то более серьезное, появились концерты, мы объездили Сибирь. Потеряв несколько музыкантов, мы рискнули радикально изменить свою жизнь и переехать на 4 тысячи километров в Петербург. Тут же признали свой предыдущий проект несостоятельным, заперлись в съемной квартире на год и стали формулировать новый музыкальный язык.

— заметил Николай на фестивале Undiz.

Музыкантам претили сравнения с поп-коллективами вроде Pompeya — Николай был уверен, что они «копируют под кальку у кальки». Комягин желал музыки, обладающей дисгармонией, и вел к этому группу. Своей цели Shortparis добился.

Выступление на «Вечернем Урганте» Николаю припоминают до сих пор с некоей издевкой. Журналисты то и дело подтрунивают над ним в немногочисленных интервью, мол, Комягин из принципа идет в андеграунд, а тут участие в мейнстримном шоу, да еще и на федеральном канале.

— Зачем вы пошли к Урганту на передачу?

— В смысле зачем? Просто пошли.

— Но ведь вы не идете туда, куда ходят все.

— Но мы же пришли, как мы пришли, а не как все входят.

— полемизировал Николай в беседе с Солодниковым для «ещенепознер».

Николаю вообще свойственны неожиданные ходы: в 2018 он записал кавер-версию трека Дэвида Боуи All The Young Dudes и сыграл ее в фильме Серебренникова «Лето», позже снялся в короткометражке Олеси Яковлевой об учителе-словеснике «Сложноподчиненное» — он ведь и сам преподавал. Потом срежиссировал юбилейный вечер Театра на Таганке и единственный раз показал с труппой спектакль Red Square. Концерты его группы и вовсе напоминают оргии на техно-вечеринке в честь Диониса.

Ненавидит врать

О личной жизни Николай не рассказывает и делает основной упор на творчество и свои мысли. Вообще он закрытый человек, что бы о нем ни думали окружающие. Отсюда его стремление быть честным. Со всеми, особенно со слушателями. Всюду он из раза в раз объясняет фанатам, что не будет фотографироваться на память или оставлять автографы. Пообщаться — пожалуйста, в любое время, но без фото.

Зачем вам нужен в кадре уставший после концерта музыкант, который фальшиво улыбается? Ведь я вас не знаю.

Одно время Комягин даже подписывался, рисуя эякулирующий член. Поклонники восприняли это как личную особенность и просили автографы в разы чаще прежнего, хотя сам Николай ожидал, что чудачество их отпугнет. В этом и кроется секрет и Николая, и Shortparis. Одной ногой музыкант остается в мире фильмов Пазолини и музыки Малера, другой — балансирует в мире рок-н-ролла, где в любую секунду готов броситься в толпу с криками «Больная Россия» и заявить, что, вообще-то, он оголтелая звезда и никому ничего не должен.