Здоровье

«У меня нет матки»: что нужно знать о синдроме МРКХ

20078
0
Примерно одна женщина из 4,5 тысяч обнаруживает, что у нее нет и не будет месячных. Позже выясняется, что виновато в этом отсутствие матки.

Такое состояние называется синдромом Майера–Рокитанского–Кустера–Хаузера, или МРКХ. Порой оно затрагивает не только репродуктивную систему, но и выделительную. При этом особенность остается незамеченной до предполагаемого начала менструаций. Расскажем о его проявлениях и разберем, как оно влияет на жизнь.

Не нужны тампоны

МРКХ — это врожденное состояние, при котором у женщины нет матки. Иногда она живет с укороченным влагалищем. Порой синдром ведет к тому, что у пациентки развивается только одна почка. При этом у нее остаются яичники, благодаря чему организм продолжает производить эстроген, влияющий на формирование вторичных половых признаков.

У персон с МРКХ остается кариотип 46,XX, однако иногда женщины с синдромом причисляют себя к интерсекс-персонам — людям, чей набор репродуктивных органов не совпадает с биологическим полом. Пациентки с синдромом живут без менструаций и не могут забеременеть — при этом им доступен вариант с суррогатным материнством. Зачастую отсутствие матки замечается уже в пубертатном возрасте — так вышло у респондентки издания Chatelaine Хлои.

В 16 лет я забеспокоилась о том, что у меня так и не начались месячные. Рассказала об этом врачу, он отправил меня к гинекологу, тот — на УЗИ. Но я так и не пошла на контрольную консультацию, а врач не позвонил. Мама ничего обо всем этом не знала, поэтому не спрашивала, как так вышло. Я просто выбросила из головы мысли о месячных, подумав только: «Вау, классно же – мне не надо будет покупать тампоны!»

В 22 года я вернулась в родной город и отправилась на прием все к тому же терапевту — уже и не помню, зачем. Он просмотрел мою медкарту со старыми результатами УЗИ и протянул небрежно: «Ой, точно, у тебя же нет матки». Врач предполагал, что я знаю об этом. А я была страшно испугана, но сделала вид, что не удивилась. Я не хотела огорчать врача. Было проще сделать вид, будто я в курсе.

К слову, синдром принято делить на два типа: при первом затрагиваются только верхняя часть влагалища и матка. При втором женщина рождается и без дополнительных систем организма — почечной и скелетной.

Какие еще проблемы приносит МРКХ

Кроме нарушения фертильных функций женщины с МРКХ нередко страдают от комплекса неполноценности — данную проблему можно связать с климатом в семье. Чем более консервативны родители пациентки, тем больше вероятность, что ей придется бороться с негативными установками. Об этом рассказывала Анна, давшая интервью Wonderzine. Читательница признавалась, что мать даже отказывалась оплачивать ей бужирование — процедуру по растягиванию влагалища, ведь в таком бы случае «вся больница сочла бы подростка за проститутку».

С непринятием себя столкнулась и белорусская гимнастка Валерия Шопик: в беседе с TUT.BY женщина поделилась своим опытом жизни с МРКХ. Ей никто не объяснял о том, когда начинаются месячные и что это вообще такое. Кроме того, на Леру давил и груз комплекса неполноценности — ей казалось, что она никогда не сможет стать «настоящей женщиной». Позже она сумела справиться с неуверенностью в себе.

Как жить с МРКХ

Раньше считалось, что люди с данным синдромом обязаны скрывать свою особенность и всячески делать вид, что у них есть месячные. Из-за подобной токсичной позиции медики предлагали пациенткам прибегать к бужированию или даже оперативным попыткам воссоздать влагалище.

Однако данные способы «привести женщину в порядок», скорее, калечат, чем действительно помогают. Бужирование само по себе — неудобный, болезненный и долгий процесс, и необходим он только в том случае, когда женщина сама хочет удлинить влагалище. Если же процедуру назначать в принудительном порядке, то она может ухудшить ментальное здоровье. При создании искусственного влагалища у пациентки и вовсе может пропасть чувствительность в паховой зоне, что сильно повлияет на умение человека чувствовать свое тело.

Иногда отмечается, что женщины с данным синдромом могут рассчитывать на пересадку матки, однако на данный момент эта операция недоступна широким кругам населения. Технология не изучена до конца, кроме того, матка пересаживается пациентке лишь на время беременности — и с ней женщина не может рассчитывать на естественные роды.

Что действительно поможет женщинам и интерсекс-персонам, у которых нет матки или влагалища, так это системная борьба со стереотипами. Людям стоит помнить, что они могут быть счастливыми без детей, что секс — это не только пенетрация. Согласна с этим и Татьяна Никонова: в апреле 2020 года ей написала читательница, которая никак не могла понять, стоит ли делать операцию по реконструкции влагалища.

Секс-просветительница ответила, что такие вопросы необходимо обсуждать с врачом и выяснять, по какой именно причине он рекомендует воссоздать недостающую часть тела.

Вполне может быть, что поводами во втором случае назовут «чтобы как у всех» и «вам еще замуж выходить». Как у всех — для многих достаточно резонная причина, но вот «замуж выходить» — абсолютно бессмысленная, потому что ни одной женщине не нужен секс, при котором она ничего не чувствует.

В принятии себя пациентке поможет психотерапия  — в некоторых случаях она длится годами, при этом результат стоит длительного лечения. Если женщине позволяет ее ментальное здоровье, стоит проговаривать особенности своего организма с родственниками, показывая на своем примере — так бывает, однако синдром нисколько не мешает жизни.

Наконец, нам всем нужно помнить: современная женщина может реализоваться любыми способами, и наличие либо отсутствие органов не должно ей в этом мешать. Практически при любой ситуации можно найти грамотное решение, будь то желание завести ребенка, стремление сблизиться с партнером или страх остаться «неполноценной».

Читать по теме:КультураЧто нужно знать о трансгендерах