Образ жизни

«Варшавский Стоунволл»: почему стоит говорить о беспорядках в Польше

11184
1
7 августа на улицы городов Польши вышли недовольные ЛГБТ-активисты: по данным Time, всего прошло 15 акций протеста, притом затронули они и европейские столицы — Будапешт, Лондон, Нью-Йорк, Париж, Берлин. В Варшаве же было арестовано 48 участников митинга, а происходящее уже окрестили польским Стоунволлом. Разбираемся, почему местное ЛГБТК+ сообщество решило заявить о своих правах, как на это отреагировало правительство государства, и как на самом деле живется гомосексуалам, трансгендерам и небинарам при Анджее Дуде.

Что стало поводом к мятежу

Мирные митинги были связаны с арестом транс-активистки и соучредительницы организации Stop Bzdurom («Остановите вздор») Марго Шутович. Ей инкриминировали нанесение ущерба фургону, используемому для пропаганды пролайферов — на таких власти пишут лозунги, связывающие гомосексуальность и педофилию, а также включают аудиозаписи, культивирующие ненависть к ЛГБТК+ сообществу.

Транс-женщину заключали под стражу не впервые: до этого Марго и двух других активисток задержали за то, что они вывесили радужные флаги на памятниках, среди которых была и статуя Иисуса Христа. Это и является основным мотивом преследования.

Какова реальная причина беспорядков

Дело в политике президента Польши Анджея Дуды, переизбранного на второй срок. Он давно известен как радикальный поборник традиционных ценностей: так, Дуда отмечал, что права, которые пытаются получить ЛГБТК+ персоны, — это идеология, которая по сути своей хуже коммунизма. Во втором туре выборов, отмечает «Медуза», мужчина и вовсе предлагал запретить однополым парам усыновлять детей, продвигать законопроекты, схожие со статьей 6.21 в российском КоАП «Пропаганда нетрадиционных сексуальных отношений среди несовершеннолетних». Кроме того, Дуда резко критикует аборты, приравнивая их к детоубийству.

Хотя подобная точка зрения не одобряется европейским сообществом, с которым Польша находится в симбиозе, консервативные порядки находят отклик у жителей провинции: по мнению «Медузы», они и составляют значительную часть электората Дуды. При этом либералы уверены, что ориентация на потребности лишь сторонников традиционного уклада ставит под удар меньшинства.

Фактически ЛГБТ-персоны становятся жертвами политики.

— отмечает уполномоченный по правам человека в Польше Адам Боднар.

Читать по теме:Образ жизниГетеропропаганда и мизогиния: как и почему возненавидели геев в России

Почему эти протесты так важны

Обозревательница Dazed Гунсели Ялцинкая побеседовала с четырьмя польскими активистами: работницей органов местного самоуправления и членом ЛГБТК+ организации в Кракове Queerowy Maj Юстиной Болоз, концептуальной художницей Магдаленой Корпас, писательницей Мартой Конарзевской, волонтером ЛГБТК+ издания REPLIKA Мариушем Урбановским. Те отметили, что Польша и без того была гомофобной страной, а с приходом к власти партии «Право и справедливость» дела обстоят еще хуже.

После воцарения партии наше сообщество стало объектом насмешек в отвратительной избирательной кампании и избиений. Мы подвергались нападкам не только во время каких-либо акций, но и в обычной жизни. Сейчас в нашей стране запугивают и репрессируют активистов, вот только непонятно: зачем? Ответ прост: правительство знает, что проигрывает.

Я борюсь за права ЛГБТК+ с 2015 года, и за это время я видела все. В нас летели камни, бутылки, петарды. Я слышала проклятья, угрозы, пожелания смерти. Видела плач людей, которых выгоняли из дома родители-гомофобы. Мы получаем все больше новостей о гомосексуалах-самоубийцах в нашей стране. Все это — вина системной кампании против нашего сообщества. У нас больше нет сил. Мы сыты по горло.


— утверждает Болоз.

К слову, по мнению Корпас, не стоит сравнивать происходящее в Польше со Стоунволльскими протестами. Она подчеркивает, что американские бунтовщики боролись против местных укладов, в то время как варшавские беспорядки обнажают проблему, объединяющую всю Европу.

Между «Польским Стоунволлом» и событиями прошлых времен большая разница — проблема не в одной стране, а в порядках целого континента. Евросоюзу следует запретить гомофобию как таковую, а ЛГБТК+ люди обязаны знать, что их права будут защищены. Их следует признать такими же гражданами, а не последователями идеологии.

Похожей позиции придерживались Конарзевская и Урбановский: они отметили, что протесты в Польше во многом напоминают движения 1920–1930-х годов. ЛГБТК+ персон притесняют так же, как ущемляли неугодных граждан во времена фашистской диктатуры.

Я никогда не боялся жить в этой стране, но теперь мне страшно. Люди из рабочих слоев нас ненавидят, и, должен признать, нам трудно бороться… Многие уезжают из страны, боясь, что не смогут держаться за руки со своими возлюбленными, спокойно гулять, зная, что их никто не тронет. Я надеюсь, в Польше настанут светлые времена, но пройдет еще много лет, прежде чем это случится.

Однако сейчас наша задача — объединиться в единый фронт сопротивления. Да, примерно такой, о каких мы слышали на уроках истории. Мы не перестанем бороться за свои права, достойную жизнь, уважение и доверие.


— уверен Урбановский.