Героини

«‎Я не желаю своей судьбы другим»: что нужно знать о Доминик Джексон

18311
0
Недавно Saint Heron — креативная платформа Соланж Ноулз — создала короткометражку, посвященную финалистам премии Woolmark Prize. В ней снялись певица Дионн Уорвик, музыкант из Атланты SahBabii, член коллектива Dungeon Family Джои, исполнительница Чакейя Ричмонд и актриса Доминик Джексон. Все они предстали в одежде, спроектированной участниками конкурса.

В последнее время о звезде «‎Позы‎» все чаще говорят в новостях. Кроме короткометражки, она участвовала в работе над третьим сезоном «‎Американских богов», прошлась по подиуму на показе Mugler. Царственная Джексон кажется окружающим несгибаемой. Отчасти это так, ведь ее закалили тяжелые испытания.

Пережила разлуку с семьей и насилие

Доминик родилась не то в 1964, не то в 1965 году: она сама не знает точную дату. Ее мать почти сразу после этого перебралась в Штаты, а Джексон росла на острове Тобаго вместе с бабушкой, которую уважали местные жители. Однако даже влиятельные родственники не спасли Доминик от издевательств.

Еще в детстве, задолго до транс-перехода, она отличалась феминной внешностью и женственными повадками — за это ее ненавидели сверстники. Поначалу спасением Доминик была вера. В 11 лет Джексон посещала церковь, но там ее стал домогаться священник.

Люди насиловали меня, пытаясь наказать за то, что я выгляжу слишком женственно. Это само по себе убивало, но куда хуже оказалось то, что я не понимала, что происходит с моим телом.

Вроде как я была мальчиком. Но мое тело напоминало женское. И вдруг во мне что-то щелкнуло: «‎Погодите, я ведь девочка!‎».


— рассказала актриса в беседе с Refinery29.

Повзрослев, Доминик решилась рассказать близким, что она явно живет не в своем теле и что к ней приставал священник и еще множество других мужчин. Семья от нее отвернулась, и Джексон сбежала к своей биологической матери.

Там я оказалась в балльной культуре (квир-сообщество, организующее танцевальные соревнования — прим. ред.) и встретила самых прекрасных женщин, каких только видела. Там поняла, что я не гомо- или гетеросексуальна, и осознала, что тоже могу стать женщиной.

Правда, на этом испытания Доминик не закончились.

Едва не стала жертвой ВИЧ-террориста

Оказавшись в 1993-м в Штатах, Доминик обосновалась в Балтиморе. В одну из первых ночей она встретила мужчину, с которым захотела пойти на свидание. Джексон не успела пройти с ним и квартала, как ее окружила компания темнокожих девушек.

Одна из них сказала: «‎Привет, ты будешь моей дочерью». А другая продолжила: «‎Так, сестра, ты с этим типом никуда не пойдешь». Я сперва хотела возразить и сказать, что вообще-то я парень, но в глубине души мне было так лестно, что меня воспринимают как женщину.

То была моя первая названная мать Шатира Ревлон. Она и мои сестры спасли меня: оказалось, тот мужчина специально заражал всех ВИЧ.

Шатира заботилась о своих приемных детях, как могла: она и семеро девушек спали в одной комнате и ели полуфабрикаты, но в их доме царили принятие и любовь. Потом Доминик перебралась в Нью-Йорк и стала там частью дома Аллюр, затем Синклер.

Когда я говорю, что у меня огромная семья, то не шучу. Меня воспитывали в общей сложности шестеро матерей и несколько отцов. Я до сих пор глубоко уважаю их.
Читать по теме:Культура, Кино и книги7 самых стильных образов и моментов из «Позы»

Прошла через тотальную нищету

У Доминик был долгий период одиночества и бедности. Она оказалась без поддержки балльной семьи, и ей приходилось спать на улицах, зарабатывая на пропитание сексом. Джексон не могла получить грин-карту до 2015 года, а без гражданства ее не брали даже на самую грязную работу.

Ужасные условия существования привели Доминик к ПТСР и паническим атакам — они преследуют ее до сих пор. Например, снимаясь для Marie Clare в 2020-м, она рассказала о том, что до сих пор ощущает себя так, словно недостойна мировой славы.

В разгар съемки или публичного мероприятия бывают моменты, когда я сижу и понимаю, что не должна сидеть в окружении звезд, что не заслуживаю всего этого. Или, знаете, вдруг ловлю себя на мысли, что это все сон, и сейчас я проснусь на скамейке в Центральном парке.

В период тотальной бедности Джексон не жила, а существовала. Сперва терпела боль и унижения, затем тратила все нажитое впустую.

Если даже ваши друзья и близкие говорят вам, что вы ничто и никогда ничего не добьетесь, в один прекрасный день вы думаете: «‎А за что мне вообще любить себя? Зачем копить деньги? Зачем ставить цели?».

Смогла выстоять против трудностей и помочь своему сообществу

Доминик поняла, что ей нужно кардинально поменять взгляд на жизнь и признать, что, несмотря ни на что, она достойна уважения. К тому времени Джексон была женщиной с тяжелой судьбой и долгом в размере 10 тысяч долларов.

Первым делом Доминик решила разобраться с кредитами; для этого она использовала любые возможности: бесплатно снималась у начинающих фотографов, чтобы помочь им пополнить портфолио, поддерживала окружавших ее трансженщин и, не переставая, ходила на прослушивания.

Старания окупились: в 2009-м она снялась в эпизодической роли в проекте Christopher Street: The Series, затем поучаствовала в MBFW, за этим последовало реалити-шоу Strut — проект Вупи Голдберг о трансгендерных моделях.

Доминик не озлобилась на мир, а приняла свое тяжелое прошлое. Это помогло ей поработать вместе с Райаном Мерфи, стать лицом бренда Valentino и вдохновить темнокожих женщин по всему миру восстать против жизненных трудностей.

Сейчас Джексон делает все возможное, чтобы такие люди, как она, не переживали травматичный опыт. Она сотрудничает с некоммерческой организацией Destination Tomorrow, защищающей ЛГБТК-персон Бронкса, а также помогает квир-беженцам в Кении, поддерживая ORAM Refugee.

Мы делаем все возможное, чтобы притесняемым людям жилось легче. Наш мир жесток: в нем живут шейхи, магнаты и миллиардеры, а с ними соседствуют голодающие люди. Женщины все еще подвергаются обрезанию и насилию, дети из Бронкса не всегда могут ходить в школу. Мы можем это изменить.

Я прошла через ужасные вещи и не думаю, что другим людям стоит с ними сталкиваться.