Опыт и интервью

«Я за позитив во всем»: Блонди Бонд о дрэге и секс-просвете в России

11549
1
Блонди Бонд — одна из тех артисток, с кого начинался российский дрэг: за свою карьеру она успела застать смену поколений, увидеть, как менялось отношение к сообществу в социуме и в самом комьюнити. На ее счету участие в американских фестивалях и европейских Прайд-парадах. В обычной жизни она — стилист, и потому может позволить себе самые безумные эксперименты с образами. Мы решили узнать у Блонди Бонд, каково быть травести в России, нужен ли подросткам секс-просвет и из чего же состоит русский дрэг.

Есть ли отличия в праздновании Прайд-месяца в России и за рубежом?

В России никак не отмечают месяц Прайда, и это печально. Я была на параде в Амстердаме, в Мадриде — там уже просто гуляла — и в Нью-Йорке — на единственной российской платформе под названием From Russia With Love. Это было для меня самым ярким впечатлением.

фото: @george_mur

Ну и, конечно, Амстердам ни с чем не сравнить — прогулки по каналам и сам парад безумно красочны. Мы стартовали на большом причале за пределами города, и когда заплываешь в Амстердам и видишь, что все пространство забито приветствующими тебя людьми — ощущаешь культурный шок. Чувство счастья, детской радости незабываемо — это просто восторг. Здорово, когда люди вот так могут отдыхать и радоваться достигнутым свободам.

Насколько русское ЛГБТК+ сообщество похоже на зарубежное?

Чем отличается наше комьюнити от западного? Всем. Думаю, секрета не открою, если скажу, что русское дрэг-сообщество во многом копирует социум в целом: никому нет дела друг до друга, нет костяка, солидарности какой-то.

Вот в Америке какой народ — такое и комьюнити. У нас все точно так же: страна никакая, и сообщество соответствующее.
фото: @shootmeamer

Все же у нас есть объединяющая линия: в трудную минуту можем прийти друг другу на помощь, но это не настолько развито, как на Западе. Да, нас объединяют принципы, мы смотрим на жизнь и наше государство менее романтично, не обольщаемся обещаниями — но таков каждый гей, живущий в России.

Как произошло твое погружение в дрэг?

Мой дрэг начинался с вечеринки Madonna Party в «Трех обезьянах» [культовый гей-клуб в Москве, существовал с 1995 по 2012 год. В 2019 году он открылся снова. — прим. редактора] 12 лет назад, и тогда вообще все отличалось. Был местечковый уровень, но все же хороший.

Наш дрэг можно было назвать «ленивым», и я одна из тех, кто начала вводить, если так можно сказать, прозападные штучки. Я не ленилась надевать «бедра», заморачиваться над макияжем и прической.

На тот момент такое у нас было не то чтобы не в почете — просто для большинства травести такие вещи не имели значения. Опять же, многие говорят мне, что на макияж обратили внимание именно после моего появления — это не мое утверждение, я сама думаю о себе куда скромнее.

Потом появились в нашей жизни RuPaul’s Drag Race, и мы что-то оттуда начали перенимать, чему-то учиться… Конечно, то, что я привела в пример, кажется мелочью, однако они, эти самые мелочи, и позволяли развиваться в России именно не «ленивому» дрэгу. Многие говорят, что мы обращаем слишком много внимания на Запад, но почему бы и нет, если у него и уровень соответствующий? Так сейчас появилось много российских травести, которые выглядят не хуже, а может, и лучше, чем зарубежные.

Читать по теме:КультураЧто нужно знать о дрэг-культуре

Могу сказать, что, погружаясь в закулисье, ужаснулась общению между травести-артистами — были такие склоки и скандалы. Я удивилась, ведь тогда была вообще другим человеком. Я нередко выходила в свет в образе, но в основном с близкими друзьями, когда мы тусовались в элитных клубах. Когда попала на сцену и начала выступать как артистка, испугалась. Но потом поднабралась и стала одной из тех самых скандальных травести (смеется).

фото: @shootmeamer

Сейчас все гораздо лучше: артисты стали мягче, какая-то старая эра травести ушла и с ней поутихла советская недоверчивость и другие характерные черты людей 90-х. Какие времена, такие и люди. Сейчас все понимают, что у каждого свой характер, что надо быть приветливой, пластичной королевой.

Отчасти это потому, что все насмотрелись РуПола и вообще следят за Западом — понимают, что лучше раз-другой улыбнуться, чем корчить недовольное лицо, как у кассирши в супермаркете.

Что происходит с секс-просветом в России сейчас?

Стеснение по этому поводу — пережиток прошлого. С каждым новым поколением говорить на такие темы проще, однако процесс еще идет. Я уверена, что школьников необходимо просвещать на эту тему, чтобы не было никаких ужасных ситуаций. Не нужно стесняться своей сексуальности, чтобы не случалось депрессий или даже суицидов. Я за позитив. Вообще во всем — и в сексе, и не только. Главное, чтобы не доходило до извращений. Я за то, чтобы говорить о сексе, не стесняясь. Для многих такие темы подобны показу, простите, несвежего нижнего белья. Это не одно и то же, и мне обидно такое отношение к сексу. Об этом нужно говорить, это часть нашей жизни.

фото: @shootmeamer

Отсюда и вытекают вопросы, связанные с ВИЧ: почему-то в России люди боятся таких людей и пренебрегают этой темой. Многие боятся озвучивать свой статус — после этого моментально будто отбросом становишься.

Не всегда человек, который заразился ВИЧ, — наркоман, извращенец или персона, погрязшая в случайном сексе. Однако пока отношение такое, что люди боятся говорить на эту тему.

Я же отношусь к ней спокойно. У меня есть друзья с таким диагнозом, и я до сих пор помню признание моего товарища, который плакал, говоря, что у него ВИЧ. Я не чувствовала пренебрежения и понимала его реакцию, но недоумевала, отчего к нему такое вот отношение вокруг. Даже 10 лет назад для меня это было дикостью, когда люди с ВИЧ то и дело сталкивались с негативом.
Сейчас общество менее негативно — об этом чаще говорят, и многие парни признаются в статусе. Даже одна травести-артистка призналась. У меня нет отношения вроде: «Оу-у, это же зомби, они всех перезаражают». Нет, это совсем не так.

Дрэг — он для всех или только для избранных?

Знаете, по мне дрэг эксклюзивен — так мужчины воплощают в жизнь живущую в них субличность или экспериментируют. Например, я зачастую работаю как стилист. Все, что мне интересно, я могу воплотить в том или ином образе — они все довольно яркие, и женщины не всегда на них решатся.

фото: @shootmeamer
Даже выражение такое не раз слышала о женщинах, которые ярко выглядят — мол, что они как трансухи. Хотя в последние годы я бы даже назвала это комплиментом — когда женщина одета с перебором, она часто может услышать подобное от тех, кто не может себе позволить чего-то эдакого. Даже икон вроде Наоми Кэмпбэлл или Софи Лорен, по сути, можно было бы назвать трансухами — имея при этом в виду ярких дрэг-квин.

Зачастую дрэг — для геев. Не знаю, с чем это связано, может быть, с психологическими установками. Не отрицаю, что в нас живет эдакая маленькая девочка или женщина. Есть случаи, когда дрэг практикуют бисексуалы или кто-то еще, но лично я таких не встречала — для меня это будет чем-то другим, не дрэгом как таковым. Возможно, они переодеваются ради фетиша или секса. Может, есть актеры, которые перевоплощаются ради роли, но они не проводят всю жизнь в одном амплуа так, как геи-травести. Психика гетеро-мужчин, видимо, не выдерживает (смеется). Либо им просто неинтересно. И еще важный момент: у гетеросексуальных мужчин нет такого отношения к женщинам, как у нас, — им нет смысла делать из образа женщины нечто божественное.