Жены декабристов: девушки рассказывают, каково это — любить военного

Август 03 2017
0

«Есть женщины в русских селеньях
с спокойною важностью лиц…»

Русские девушки всегда были способны на подвиги. Жены декабристов, уехавших в Сибирь, сменили свои княжеские положения на тяжкое клеймо жен каторжан. Но сегодня ссылки уже позади, а девушки продолжают ждать, поддерживать и отправляться за своими возлюбленными в любой конец страны. Можно ли отнести к их числу тех, кто живет с военными? Меня всегда привлекали истории о военнослужащих и реалии их непростой жизни, поэтому я пообщалась с девушками, которые называют себя современными женами декабристов. Они рассказали мне, каково это — любить и ждать военного, переживать о его безопасности, а также какими привилегиями обладают современные мужчины в погонах.

Номинация: «Жена декабриста»

Тая, 23 года, Воронежская область

Моего мужа зовут Артем, по званию он старший лейтенант, служит в ракетных войсках в Воронежской области, в закрытой части. Сама часть маленькая, но особенно жаловаться не приходится.

Мой отец тоже военнослужащий, поэтому всю жизнь я провела в военном городке. Жена военного — это не какой-то сверхъестественный персонаж. Мне кажется, я такая же обычная жена, как и все вокруг.
В начале нашей совместной жизни командировки были почти одна за одной. Муж мог уехать на два-три дня, а мог оставить меня одну на целый месяц. Одиночества и постоянного отсутствия мужа я не то, чтобы не замечала, просто грустить мне не приходилось, так как на тот момент я училась очно в университете за 200 километров от военной части и приезжала к мужу на выходные.


Были моменты, что прогуливала университет на недельку, но всё для того, чтобы побыть с ним подольше. С нашей жизнью мне приходилось не сидеть дома в ожидании любимого, а скорее наоборот, постоянно дом покидать. Но я со всем справились, закончила учебу, и теперь мы вместе почти каждый день. Бывают дни, когда он уходит в наряды, обычно это случается раз в неделю, но и это для меня уже не заметно.
Детей у нас пока нет, но мы уже реально существующая семья — муж и жена. Так что со временем будем пополнять наш семейный строй.
Вообще, быть женой военного — это испытывать постоянный страх, даже когда уверена, что ему лично ничего не угрожает. По телевизору то и дело показывают войны, теракты. Я знаю, как наши военнослужащие в Сирии несут достаточно нелегкую службу, дай Бог, чтобы это всё прекратилось однажды. Я считаю, что мы живем в спокойной стране и вокруг нас замечательное и мирное время.

Но я считаю, что этот внутренний страх нельзя до конца погасить, он всегда будет со мной. Я знала, на что иду, поэтому не позволяю себе подчиняться негативу, верю и живу только радостными мыслями.

Многие девушки рассказывают, что это очень трудно — ждать своего мужчину, который служит, отдает долг Родине. Я же считаю, что всё наоборот, это он меня ждет. Самый долгий период нашего расставания был всего два месяца, в это время мы не виделись совсем, я не могла приехать. А ведь есть случаи, когда жены и девушки ждут своих партнеров годами.

Заграница в нашей жизни всегда под замком. Выезда нет ни у него, ни у меня, но мы не расстроены, так как ни разу там не были: и я, и он — дети военных людей.

Мы считаем, что прежде чем ехать за пределы своей страны, надо хорошо изучить и побывать в родных уголках. Конечно, иногда смотришь на другие страны, как там хорошо и прекрасно, возникает желание съездить, но понимаешь, что жизнь идет, когда отдадим долг Родине, то тогда и съездим. А потом сидишь и дальше размышляешь: нет, будет дача, будем туда ездить — тишина и красота. И всё же ни капли не расстраиваемся, все-таки путешествия за пределами России — это в жизни не главное.


Пока мы не вместе, жизнь идет очень быстро, не остается времени грустить. До июня 2016-го я была студенткой, поэтому мои будни разбавляли учеба, одногруппники и поездки к мужу в часть каждые выходные. Там, в нашем военно-семейном гнездышке, всегда есть такие дела, как готовка, уборка и семейный быт. Но в этом году я закончила университет, и у меня есть время на развлечения. Опять же, порядок и чистоту в доме никто не отменял, готовку ужинов, обедов. Я очень люблю готовить, ищу новые рецепты и пробую, муж оценивает.

Еще кот есть, ему я тоже время за день уделяю, в магазин по мелочи хожу, так будний день и проходит. Было время, когда я вышивала крестиком. Периодически с такими же женами, как и я, ходим гулять. Нельзя сказать, что это бытовуха и она наскучила, нет, всё это, как ни странно, приносит мне удовольствие.

Мой муж и я — очень большие патриоты! Любим и гордимся страной, ее победами и героями, ценим, что живем именно в России. Я считаю, что труд военных оценен по достоинству, ведь они несут нелегкое бремя.
Мы очень часто переезжаем, но я не могу назвать такую жизнь нестабильной. Мы знали, на что идем с самого начала, и были готовы путешествовать по стране. Это же хорошо, смотрим новые места, заводим хороших знакомых. Финансовая сторона — это не так тяжело, как кажется, ведь стабильней организации, чем Министерство обороны, в нашей стране нет, всегда так было и будет.

Жить с военным — хорошо еще и потому, что это отличное испытание для отношений.

Я поддерживаю мужа во всем, мы выбрали друг друга и идем рука об руку по нашему пути. У нас нет скандалов, ведь им просто некогда возникать, он всё время на службе.


Я вдохновляюсь подвигами и достижениями отечественных военных и верю, что у моего мужа всё еще впереди, ведь он служит всего два года. Я считаю, что достаточно ценное достижение заключается уже в том, что к мнению Артема прислушиваются как нижепоставленные, так и вышепоставленные чины, его уважают и ценят как нужного человека на службе, а я им горжусь.
Нам еще не приходилось срываться, так как из части моего мужа не переводили, но мы подготовились и к этому. Мой «тревожный» чемодан всегда под рукой и готов к труду и обороне. А за мужем я последую в любой конец света, и не потому, что надо или приказали, а потому, что я его люблю. Именно поэтому на выпускном вечере меня номинировали на звание «Жена декабриста».

Медовый месяц в пограничных войсках

Ксения, 25 лет, Воронежская область

Мой жених — военный, и он служит в пограничных войсках. Совместная жизнь научила меня тому, что прежде всего нужно быть терпеливой, так как работа у моего будущего мужа очень серьезная, бывают разные ситуации, которые отражаются на его настроении и общем психологическом состоянии, а поделиться не всегда есть возможность. Специфика профессии не позволяет раскрывать некоторые тайны. Это очень тяжело, когда не знаешь, что же гложет любимого мужчину.


Мой жених покидает дом каждый день. Выходные бывают всего 2 раза в неделю, и узнаем мы о них накануне. Мы встречались три года, за это время успели пожить на расстоянии, пока я училась, а он служил. Но теперь университет позади, а 12 августа мы собираемся пожениться, после чего я перееду к нему.

Помню, что однажды мы не виделись целых 4 месяца. В то время он еще учился, и не было возможности встречаться. Но теперь расставания позади, и я готовлюсь к новым расстояниям, но, скорее всего, у меня будет возможность быть рядом.

Как и многие другие военные, заграницу мой будущий муж выезжать не сможет, как до, так и после увольнения, еще 5 лет. Я же могу путешествовать, но у меня нет особого желания ехать куда-то без него. Даже не знаю, где мы будем праздновать медовый месяц, да и, скорее всего, это будет непохоже на стандартные каникулы молодоженов, ведь мой жених военнослужащий.

У нас еще не было опыта совместной жизни, только лишь те свидания, когда я приезжала к нему, готовила, радовала чем-то приятным. Конечно, уже хочется полноправно вступить в семейную жизнь.

У нас с моим возлюбленным очень крепкие отношения, несмотря на расстояния и редкую возможность действительно провести время только для себя. Мы не ссоримся, никогда не устраиваем скандалов друг другу, а я, разумеется, поддерживаю его во всем — и в его профессиональном выборе, и в его необходимости хранить военные тайны. Он любит свою работу и достаточно ответственно к ней относится.

Случалось, что в пограничной зоне ловил человека, который сбежал с колонии в другой стране.

Также играет за футбольную команду пограничников и имеет медали за первые места, благодарности за профессионализм. Всё это вызывает гордость и желание еще больше вдохновлять его и окружать заботой. Хочу, чтоб он знал, что может на меня положиться.

«Черный Воронок»

Лидия, 23 года, Москва

Моего мужчину зовут Владимир, он капитан, ветеран боевых действий. По приказу сотрудник не должен разглашать место работы, но может аккуратно подвести к этому. Я, в свою очередь, тонко намекну: «черный воронок», «люди с Лубянки», «дядя Вова Путин — выходец из наших». Надеюсь, догадались! Общество делится на тех, кто их боится, и на тех, кто таких не любит.


Быть девушкой военного — весьма двоякое чувство, ведь люди в погонах достаточно специфичные, это вообще отдельная каста! Но если надеть форму, прям гордость распирает! А если еще и ксиву достать, то цены ему не будет. Конечно, это всё лирика. Жить с военным очень сложно, но любовь всё побеждает. Мой мужчина — не классический «сапог», поэтому относиться к нему, как к марширующему солдату из гарнизона, неправильно. Лубянские — это отдельные люди…
Отсутствие Вовы дома — для меня обычное дело. Ушел просто на работу, а уехал на Северный Кавказ. Обычно из 365 дней в году дома он отсутствует около 200. Официально мы с Вовой не зарегистрированы, но у нас есть планы на совместное будущее. Он хочет пышную свадьбу, а я — белый смокинг вместо платья.
Вова часто отсутствует, а я в этот момент я стараюсь не думать о том, что он может не вернуться. Риски есть всегда и везде. Прекрасно представляю, что мой мужчина может сидеть в засаде с автоматом или мирно есть шашлык на ужин.

Помню, однажды он непрерывно отсутствовал дома в течение 2 месяцев.

По традиции, это Новый год, 23 февраля, 14 февраля, 8 марта, свой и мой день рождения. Как-то раз он уехал за 10 дней до Нового года со словами «я успею вернуться до Нового года», но не вернулся, и Новый Год мы отмечали вместе 24 января.

Самое любимое наше направление — это Дагестан. За границу для него выезд закрыт, спокойно отпускают за границу только меня. Но зато летом мы всегда рвем в Крым, который наш!

Конечно, мне грустно, когда мужика нет рядом. Но! Это прекрасное время я посвящаю себе и подругам, столько успеваю, представить не можете! Это держит отношения в тонусе и возвращение мужчины после командировки — это как первое свидание — трепет и легкое волнение.

Вова очень патриотичный. Мнение у него такое: «Лучше кормить свою армию, нежели чужую! На энтузиазме сыт не будешь!». В 90-х, когда не платили деньги, люди уходили со службы, потому что нужно не только родину любить, но и семью кормить, при этом они оставались патриотами. Знаю, что хорошо платят далеко не всем. С нами отдельная тема — и статья расходов, и доходов! Очень много надбавок, например, за риск, есть возможность купить жилье. Дядя Вова П. обещал в далеком 2011 году поднять довольствие в 2 раза и выполнил обещание. Точную цифру называть не буду, но шестизначное число присутствует.

Вообще, жизнь у нас хорошая. Постоянный доход, стабильные социальные гарантии, место в детском саду, все блага общества, за ветеранство отдельные надбавки. Пенсия большая — 30 тысяч рублей и выше, обслуживание в ведомственной поликлинике. Многие обыватели жалуются, что военные имеют слишком много привилегий. Думаете, у гражданских есть стабильность? Отчасти, слишком много бюрократии и «каскоголовые» с чудинкой.

Я очень горжусь достижениями своего мужчины. Среди них есть грамоты, благодарности, борьба с терроризмом, наркотрафиком, бандитизмом, взяточничеством и прочим злом — это уже подвиг и достижение. Сейчас идем на медаль и внеочередное звание.
Я не считаю себя женой декабриста, камнями можете не закидывать, у вас просто не получится! В Москве служится лучше всего, и точка — чем ближе к главным, тем больше возможностей для роста.

За прыжок, за марш-бросок и за не вернувшихся домой

Александра, 23 года, Краснодар
Мой парень служил срочником в Воздушно-десантных войсках, а теперь работает по контракту в спецназе ГРУ (Спецназ Главного разведывательного управления — прим. ред.), защищает родину. Мне кажется, что быть девушкой военного — это очень сложно. Только ее можно разбудить среди ночи, спросить четкое определение слов «увал», «залет», «наряд» и услышать правильные ответы.


Самое сложное — добираться до любимого, ведь это, кажется, тянется бесконечно, особенно когда у тебя есть надежда, что ты увидишь его всего на 10-15 минут, но хоть что-то. Определенного ответа нет, военный — значит занятой. О том, будет ли мой единственный справлять со мной Новый год, день рождения или какой-либо другой праздник, я узнаю только в день самого праздника. Со временем привыкла ко всему, и становится совсем не обидно слышать вечером фразу: «А что есть поесть?» вместо желанной: «Как дела, любимая?»
Мы только начали жить в военном ритме, поэтому с особенно долгими расставаниями еще не сталкивались. В данный момент он в полугодовой командировке, а где именно, я не знаю — военная тайна! Не прошло еще и месяца, но мне тяжело, время медленно идет. И это только официально полгода, а может быть так, что он задержится на более долгий срок.

Мне часто хочется закрыть глаза и увидеть будущее рядом с ним — самым надежным человеком, замечательными детишками и собакой. Семья начинает строиться, планы нарастают как снежный ком. Могу уверенно сказать: у нас всё впереди! Всегда есть переживание и тревога, что что-то может случиться, но пока эти чувства не просились наружу, да и ситуаций опасных не было. На сегодняшний день его командировка — это самое долгое наше расставание, не считая года, что я ждала его со срочной службы в ВДВ.

Так как служит мой мужчина по контракту, заграница нам не светит, да и зачем, что туда ехать, когда в России есть прекрасные места для отдыха и проживания?

Когда я думаю о своей жизни без него, о буднях, что провожу в ожидании, вспоминается стихотворение Дарины Никоновой:

«Я пишу: «Вот, пеку пирог и варю компот».
В комментариях мне отвечают:
— Вот!
У тебя, значит, мирная жизнь, компот,
А ты знаешь, что в мире война идет?

Я пишу: «Посмотрите, вот это — кот.
Он смешной и ужасно себя ведет…»
В комментариях мне отвечают:
— Чёрт!
Как ты можешь?
Там-то и там-то погиб народ!

Я пишу: «Я кормила птенца дрозда.
Еле выжил, поскольку упал из гнезда».
А мне пишут:
— Какого такого дрозда?
— Ты, наверное, с глузду съехала, да?
Ты не знаешь, что с рельсов сошли поезда,
Есть ли дело нам до птенца дрозда?

И напишешь однажды: «Лежу в траве,
Мысли глупые скачут в моей голове…»
И внезапно на это придет ответ:
Я считал, что я мёртв. Оказалось, нет:
Я читал про кота, про дрозда, компот:
Это значит, что жизнь у других идет.
Это значит: ещё существует шанс.
Для таких, как мы.
Для меня.
Для нас».

Так я и живу: дом — работа — дом, иногда к родителям езжу, иногда к родственникам своего парня — будущего мужа.

Мы с ним оба патриоты: любим Родину, хоть и попадаются гнилые люди.


Говоря о наших отношениях, могу сказать, что всё хорошо. Мы крепкая пара, проблем нет, всё замечательно. А моя поддержка для него — дополнительный стимул к стремлению и реализации желаний. Стараюсь помогать ему морально, может, у меня это не так уж и хорошо получается, в силу возраста и отсутствия опыта, но всё же я всегда рядом, и он это знает.

Быть военным — это всегда подвиг, даже если каких-то весомых побед совершено не было. Мой парень много раз прыгал с парашютом, это для них как утренняя разминка. Я считаю, что это большое достижение, особенно когда боишься высоты.

Сейчас мы учимся жить самостоятельно, без помощи родителей. Служба еще не успела помотать нас по стране, но мы только втягиваемся в эту стихию, так что, думаю, у нас всё впереди. А вообще, куда он — туда и я, ведь мы — единое целое.

Другие статьи по темам: