Образ жизни

Что не так со стендапом в России

8149
0
Почти до начала 21 века в России главным образом шутки проходили в форме заранее заготовленных выступлений, теперь же людям полюбился формат «свободного микрофона», когда любой желающий может поделиться тем, что заставляет смеяться его — и поднять настроение другим. Звучит неплохо, однако при этом надо признать, что живым выступлениям еще далеко до западных стандартов.

Heroine попробует разобраться, что же не так с импровизированными шутками в нашей стране. Для этого мы вспомним, с чего начался стендап вообще, как он добрался сюда и чем же отечественный юмор примечателен.

С публичных выступлений — на подмостки театров

Стендап — это жанр, в котором комик выступает перед живой аудиторией с монологом. Он может рассказывать короткие шутки и репризы, наблюдения из собственного опыта, делиться личными переживаниями.

У его основ лежит древнегреческое ораторское искусство: мастера слова без купюр рассказывали на собраниях, что происходит в мире. Надо отметить, что термином «стендап» толком и не пользовались до 20 века.

Только в 18 веке к понятию прибавилось привычное нам значение: в 1720 году в Париже открылся театр «Варьете», где участники показывали комедийные сценки. Позже название театра стало нарицательным, означало оно фарс, словесную клоунаду. Подобные шоу показывали по всей Европе: вскоре мода дошла и до США — комедианты из Америки негласно считаются крестными отцами движения.

Предвестником американского стендапа стал Марк Твен, который часто выступал в водевиле. Его манера была схожа с современной, однако тогда коллеги по цеху считали ее маргинальной. К концу первой половины 20 века водевили перестали быть популярными, их заменили ТВ и радио, куда и уходили бывшие артисты. Некоторые комики появлялись в ночных клубах — они-то и придумали термин «стендап», называя им проверенные комедийные зарисовки, которые точно понравятся зрителю.

После Второй Мировой войны стендап оформляется в отдельное искусство, по всей стране создаются клубы, а к 1970-м годам стендап-комедия становится главной формой выступления в стране — так продолжается до сих пор.

Никакой отсебятины под Железным занавесом

В России стендап развивается совершенно в ином направлении: хотя в Советском Союзе в свое время было место и театрам варьете, и пространству для клоунад, ближе ко второй половине 20 века в культуре господствовала жесткая цензура: юморист не мог рассказать, о чем он думает или выступить с импровизацией — только вычитанные по нескольку раз тексты, только хардкор.

Собственно, поэтому комедианты той поры — Семен Альтов, Геннадий Хазанов, Аркадий Райкин — читали заранее составленный монолог, без права на расхождения с источником. Команды же вроде «Русских бабок», а впоследствии участники КВН прибегали к театральному формату.

Райкин, Хазанов, Карцев — это скорее артисты разговорного жанра, юмористы. Конечно, их выступления отчасти можно считать предпосылками появления стендапа, ведь каждый понимает его по-своему, но все же это немного другая история. Плюс не надо забывать про особенности советского политического режима.

— считает стендапер Нурлан Сабуров.

Интернет все изменил — впрочем, как и всегда

Формат выступлений, характерный для Америки и Европы, наши юмористы переняли только в начале нулевых: в то время, как Джордж Карлин уже успел отшутиться о политике, Джимми Карр тысячи раз рассказал про свою жену Кэролайн и ее недальновидность, выходцы из Клуба Веселых и Находчивых, которые основали Comedy Club, только примеряли на себя жанр.

Одним монологи Павла Воли, построенные на импровизации, показались интересными — кто-то обвинял бывшего филолога в дурновкусии. Хотя шутки и впрямь выходили за мыслимые и не очень рамки приличий, отрицать опыт команды в становлении современной стендап-сцены глупо.

До появления интернета основным каналом, задающим моду на шутки, оставалось телевидение, где и реализовали потенциал создатели «Убойной лиги», «Смеха без правил», «Вечернего Урганта» и многих похожих передач. С приходом соцсетей все изменилось.

В 2009 в российском комьюнити прогремел ролик Эдди Мерфи Raw, снятый в далеком 1987 году — все благодаря забавной случайности. Переводчик Владимир Завгородний искал информацию про фильмы, где чаще всего звучало слово fuck, и наткнулся на стендап комика: шутки безумно его рассмешили, да так, что даже его жена попросила сделать перевод. После этого Завгородний перевел ролик полностью и органично переложил на русский вариант все 223 вариации fuck, которые там прозвучали. Для американца ролик с Мерфи будет уже классикой — ну да, смеялись над гомосексуалами, политикой и религией, было дело: для русского Raw остается актуальным до сих пор — у нас мало кто шутит на темы, которые не освещаются в СМИ.

Тогда же страна узнала и Джорджа Карлина, и Джимми Карра, Дилана Морана, Луи Си Кея, Эллен Дедженерес и многих других. Американские выступления, совсем не похожие на попытки наших комиков воссоздать стендап-сцену, побудили юмористов новой волны создать нечто похожее.

Покорили не только темы, подбираемые мастерами слова — но и то, что те не боялись показать индивидуальность и вдоволь пошутить над собственными недостатками или неловкими ситуациями, в которые они то и дело попадали.

Когда я впервые увидел Эдди Мерфи, подумал: «Господи, вот это фантастика!» Чувак час держит внимание зала. И никаких декораций, ничего на сцене, кроме перформанса одного человека. В тот самый момент я и влюбился в стендап. А окончательно захотел этим заниматься, посмотрев Луи Си Кея — сорокалетний мужик рассказывал о том, как ему постоянно хочется мастурбировать и как он устал от этого. И я типа: «Слава богу, я не один такой больной». Почувствовал облегчение. Все вокруг пытаются казаться классными, а если в тебе есть отклонение, начинаешь чувствовать себя изгоем. Хотя на самом деле все с говнишком. Я понял, что о своих проблемах и тараканах надо говорить. Но шучу я обо всем на свете. Хороший стендап-комик шутит о том, о чем все думают, но боятся сказать.

— говорит Даниил Поперечный.

Мало женщин, много дискриминации и все такое

Сейчас на стендап-сцене господствуют уже упомянутые Сабуров с Поперечным, Иван Абрамов, Александр Долгополов, Денис Чужой, Ваня Усович, Руслан Белый — и вроде бы юмор у них неплохой, однако ощущаешь себя немного странно, слушая шутки современных российских комиков. Уже не говорим о том, что хороших шутников немного — а женщин в их рядах и того меньше. Да, на ум приходят имена Ирины Горбачевой, Марины Кравец, Насти Ивлеевой, Юлии Ахмедовой — но порой их выступления тоже отталкивают. Попробуем разобраться, в чем именно дело.

Читать по теме:КультураРусские девушки-комики, которые шутят не хуже парней

Мы не случайно сперва описали вкратце историю становления стендап-сцены в мире и в России: отечественная начала свое развитие задолго после европейской или американской.

Сейчас индустрия отстает примерно на 20-25 лет, если не больше: Дедженерес шутит на грани постиронии, фактически она говорит на языке юмора 24/7 — совсем как на церемонии «Оскар» в 2013 году, куда комедиантку пригласили в качестве ведущей.

Шутки Луи Си Кея меньше котируются в обществе — отчасти это связано со скандалами в рамках #metoo, в которых оказался замешан комик — на место шуткам про члены и мастурбацию приходят заигрывания с трендами прошлых лет — как в шоу Джимми Киммела.

Западный потребитель нуждается в шутках, которые говорятся с серьезным лицом — так, что даже не понимаешь, отчего именно ты сейчас смеешься. Россия же все еще переживает этап выступлений, основанных на гендерном неравенстве, расизме и всеобщей глупости людей.

То же касается и женской половины стендап-сцены: девушки вроде бы и высмеивают себя, но по факту проигрывают в своих монологах устаревшие стереотипы о том, чем обычно занимаются женщины и что они представляют из себя как личности.

Проблем в российском юморе хватает

Недостатков в российском стендапе огромное множество: прежде всего, эта сфера, по мнению многих ее участников, слабо монетизируется. Нередко человек, который хочет шутить и быть услышанным, вкладывает в дело все свои ресурсы, и денежные в том числе — неспособность жить за счет работы, которой ты посвящаешь себя без остатка, влияет на качество конечного продукта совсем не в лучшую сторону.

О средних зарплатах комиков пока говорить трудно: бизнес стендапа в России устроен так, что его почти нет. Исключение – вершина айсберга – канал ТНТ, все остальное делают сами комики: возят друг друга по городам, арендуют залы, рисуют афиши и приглашают людей. Но в любом случае в нашей стране стендап находится под сильным радиоактивным излучением КВН и Comedy club. Зрителям по-прежнему хочется только шуток, личность комика и его взгляд на жизнь вторичны. Жанр расцветет, когда люди «наедятся» обычным стендапом и захотят чего-то поинтереснее.

— утверждает Денис Чужой.

Следующей проблемой является эксплуатация отживших свое тем — индустрия едва встала на ноги, неудивительно, что человек готов смеяться над уже не актуальными подколами и рассказами. Забавней при этом наблюдать, как комедиантки, поддерживающие стереотипы, рассуждают о необходимости равенства.

Я бы не сказала, что есть какие-то определенные стереотипы, просто мужчины не воспринимают нас всерьез, им бы как-то научиться нас хотя бы чуть-чуть уважать.

— говорит Юлия Ахмедова.

Наконец, дело отчасти в самом зрителе: вспомним о законе спроса и предложения, ставшем клише — но довольно точно отражающим действительность. Пранкер Эдвард Бил не раз замечал, что перестал бы так часто использовать мат — но тот порождает интерес к видео.

То же касается и репертуара стендаперов: комедианты, кроме того, что откликаются на общественные события, дают людям то, что они хотят услышать — унижение девушки, напоминание о том, что мужчины вечно лежат на диване, а женщины по три часа собираются на мероприятие. Заметь, даже застарелые шутки про гастарбайтеров все еще остаются для большинства смешными.

Вообще юмор — достаточно спорный конструкт. Многие комики придерживаются следующего принципа: «шути над чем угодно — или не шути вообще». Знаменитости старой волны часто отмечают в своих интервью, что «люди нынче стали чересчур обидчивыми» — и прежний формат выступлений оскорбляет всех и каждого.

Естественно, что юморист — как производитель контента и, в некотором смысле, деятель искусства — несет полную ответственность за свое творение. При этом на самом зрителе также лежит задача — контролировать, что он потребляет. Стендап в России морально устаревший, в этом-то его основная беда — и виноваты в этом мы все, каждый по-своему.