Образ жизни

Это польский путь: что нужно знать об ограничениях на аборт в России

10099
0
9 декабря Федеральный портал проектов нормативных правовых актов опубликовал документ Минздрава России «Об утверждении перечня медицинских показаний для искусственного прерывания беременности». Согласно нему, планируется сократить список рекомендаций, при которых допустимо проводить аборт. На данный момент идет его антикоррупционная проверка, а также учет предложений и пожеланий граждан.

Мы убеждены: в лучшем случае подобные инициативы приведут к более ожесточенной дискриминации женщин и ущемлению их репродуктивных прав. В худшем — создадут ситуацию наподобие той, что в данный момент разворачивается в Польше. Рассказываем, что же предлагают инициаторы проекта, с какой целью они продвигают документ и что о нем думают другие представители Госдумы.

Родить нельзя прервать

Согласно «Перечню медицинских показаний для искусственного прерывания беременности», который прилагается к проекту приказа, министр Михаил Мурашко и его команда предлагают не просто сократить список диагнозов, при которых женщина может сделать аборт на любой стадии, но и исключить многие пункты вроде тяжелых форм заболевания.

Среди диагнозов, которые позволяют прервать беременность, представлены ВИЧ в 4 стадии, краснуха до 20 недели беременности, шизофрения, воспаления ЦНС, почечная недостаточность, возраст до 15 лет, отсутствие конечностей. При этом, если сравнивать документ с актуальным приложением к приказу № 736 «Об утверждении перечня медицинских показаний для искусственного прерывания беременности», видно, что из нового проекта убрали следующие аномалии развития плода как показания к проведению аборта:

  • пороки развития нервной системы — анэнцефалия, микроцефалия, гидроцефалия и т.д.;
  • нарушения в развитии мочеполовой системы (кроме случаев появления только одной почки);
  • аномалии в развитии опорно-двигательной системы (кроме случаев вроде отсутствия костей);
  • появление синдромов Дауна, Эдвардса, Патау, Тернера и др.

Так, если сейчас женщина может прервать беременность по желанию, находясь на сроке до 12 недель, а затем рассчитывать на аборт на более позднем сроке (скажем, если она забеременела в результате изнасилования и поздно это поняла), то новый проект предлагает разрешать процедуру, опираясь только на медицинские показания. Если верить проекту приказа, женщина будет вынуждена вынашивать плод, даже если тем самым обрекает будущего ребенка на жизнь с неизлечимым заболеванием.

Что об этом говорят сторонники инициативы

Если посмотреть на политику Минздрава, то подразделение давно ратует за развитие медицины по польскому пути: так, еще в ноябре 2020 года врач-репродуктолог Олег Аполихин предлагал вывести операции по прерыванию беременности из систем ОМС и ДМС, а затем создать учреждения при Федеральной службе исполнения наказаний, где и проводились бы аборты. Позже Минздрав не поддержал инициативу, однако затем внес спорный законопроект.

Кроме того, как отмечает РБК, ведомство работает над комплексной программой профилактики абортов, вот только в рамках инициативы работа идет не над ликвидацией сексуальной безграмотности. Вместо этого врачи оказывают психологическую помощь беременным.

По мнению Минздрава, программа дает ощутимые результаты: за 2019 год число абортов по желанию женщин, а не по медицинским показаниям снизилось на 11 %, за пять лет — на 41 %.

— отмечают журналисты РБК.

Читать по теме:Культура, НовостиНовые данные: большинство женщин не жалеют о сделанном аборте

Как относятся к нововведениям критики

Наиболее громким в полемике оказался голос депутата Госдумы Оксаны Пушкиной. Политик отмечает: из-за такого подхода страна рискует пойти по дороге из массовых издевательств над женщинами и протестов.

Это биополитика. Таким термином в конце 70-х годов Мишель Фуко назвал вмешательство государства в биологическую жизнь граждан.

Решение прервать беременность дается непросто, и за ним чаще всего стоят не этические, а социально-экономические причины — невозможность дать младенцу все необходимое, обеспечить ему перспективы в жизни.


— приводит ее слова РБК.

Пушкина также подчеркивает: она сама не поощряет аборты, так как те говорят о низком уровне социального благосостояния. При этом Оксана Викторовна уверена: решающее слово должно быть за женщинами и организациями, которые их поддерживают. В противном случае страна рискует вернуться к реалиям послевоенных лет. По ее словам, в 1950-м году на 1 миллион процедур по прерыванию беременности 90 % приходились на нелегальные операции.

Поговорите с бабушками и прабабушками, которые помнят послевоенные годы, когда аборты в СССР были запрещены! Тогда это привело к чудовищному росту числа кустарных абортов, которые делали деревенские повитухи. Сколько женщин погибло из-за таких кустарных абортов, сколько из них навсегда остались бесплодными!

А хотим ли мы, как в Польше

Как известно, в конце октября польский Конституционный суд принял решение о практически полном запрете абортов. Пока, как отмечает обозреватель BBC Святослав Хоменко, решение не вступило в силу, однако ситуация в стране уже накалена до предела. Так, в воскресенье, 13 декабря, движение Strajk kobiet («Женская забастовка» — прим. ред.) организовало акцию протеста против подобной политики, посвятив ее годовщине введения военного положения в Польше (1981–1983).

Еще с 1993 года страна известна тем, что в ней одни из самых жестких правил проведения абортов, если сравнивать их с другими европейскими государствами. Так, прервать беременность в Польше можно лишь в нескольких случаях: если она наступила в результате изнасилования или инцеста; угрожает жизни матери; если плод развивается с необратимыми дефектами, ставящими под удар его жизнь. Теперь же польские власти желают убрать третье условие — в 2019 году, по данным BBC, как раз на него приходилось 98 % проведенных процедур.

На этом фоне в Польше развиваются сразу два направления: абортивный туризм и абортивное подполье. В первом случае женщины уезжают в страны, где разрешено прерывать беременность, например, в Германию или Чехию. Во втором подвергают себя риску летального исхода, соглашаясь на нелегальные операции: с этим же могут столкнуться женщины из России, если будут делать вид, что проблема их не касается.

(То, что происходит в России прямо сейчас — прим. ред.) — это польский путь, и мы знаем, куда он может завести.

— отмечает Оксана Пушкина.

Читать по теме:Образ жизниШоковая терапия: чем возможный закон о запрете абортов грозит современным женщинам