Куда идет феминизм: 14 речей знаменитых активистов за равенство

За последние сто лет феминизм смог выиграть войну за право голоса, репродуктивные права — хоть и не во всех странах, за более-менее равную оплату труда и преодолеть другие важные этапы достижения равенства. Но впереди по-прежнему осталось много работы, и останавливаться на достигнутом не стоит ни одной современной девушке.

В новостях 2018 мы регулярно могли наблюдать, как девушки устраивают митинги, протестуют против назначения чиновников, замеченных в сексуальном насилии, а также находят в себе силы высказаться против тех, кто годами создавал дискриминацию и харассил на рабочем месте. Количество участниц сообщества постоянно расширяется, и некоторые могут даже задаваться вопросом — а как должно развиваться движение за гендерное равенство дальше?
Редакция Heroine собрала несколько ярких высказываний популярных активисток за гендерное равенство, которые помогут разобраться в том, чего еще не хватает нашему миру, а также вдохновят тебя на дальнейшую борьбу.

Об избавлении от стереотипов:

Недавно я гостила в доме друга, и комната их дочери была зеленовато-желтой, потому что ее родители не хотели, чтобы она росла с навязанной идеей, что голубой — для мальчиков, а розовый — для девочек. Она подросла, и она любит розовый цвет, пони и платья принцесс, но она сама выбрала это для себя. Я сама любила быть женственной. Речь идет не о том, чтобы отнять это у кого-то, а о том, чтобы уйти с дороги и позволить детям самостоятельно выбирать свой путь.
— Блэр Имани, активистка и автор книги «Modern HERstory»

Когда мы говорим о гендерном самоопределении, у многих людей возникает такое видение какого-то антиутопического мира, где все должны носить серые толстовки и никто не имеет пола. Очевидно, что все будут несчастны в этом мире. Я не хочу мир без пола. Я хочу полноправный мир. Мне нужен мир, в котором гендерная идентичность важна для людей, но она важна как форма творческого самовыражения, а не как какая-то оценка способности выживать. Вырастить детей с половой принадлежностью не так сложно, но вы должны позволить своим детям выбирать, чего они хотят.
— Джейкоб Тобиа, писатель, продюсер и автор

Одна из проблем, с которыми мы сталкиваемся, заключается в том, что мы разделили человеческие качества на мужские и женские, а женские еще и обесценили. Сострадание, забота, интуиция — вот эти традиционные качества. Я надеюсь, что мы приближаемся к тем временам, когда все дети смогут проявлять весь спектр человеческих качеств, поэтому мы позволяем девочкам быть сильными и упрямыми, а мальчикам — эмоциональными и уязвимыми. Мы должны признать, что не существует такого понятия, как мужское или женское качество.
— Жан Килберн, создатель проекта Killing Us Softly

О мире будущего:

Я могу представить сообщества по районам, где люди действительно знают друг друга. Может быть, там есть детский сад и центр для пожилых людей. Люди собираются и помогают друг другу, учатся вместе, играют вместе. Они также могут работать вместе и получать за это хорошие деньги. Сейчас идет речь идет о построении экономики, которая позволит каждому человеку найти достойную работу и чувствовать себя ценным. Так мы бы смогли реализовать свой потенциал не только на работе, но и в общинах.
— Ай-Джен Пу, исполнительный директор National Domestic Workers Association

Мое представление об утопическом будущем напоминает комедию. В ней играет два полицейских, которые не носят оружия, а просто бегают по городу, помогая детям школьного возраста перейти улицу. По сути, это мир без тюрем и без полицейских, поэтому полицейские — это просто те члены сообщества, которым даже не нужно оружие, так как они просто оказывают людям эмоциональную поддержку. И, возможно, иногда им приходится иметь дело с маленьким ребенком, который ворует из супермаркета, и они говорят: «Тебе не нужно воровать, у тебя есть безусловный базовый доход, Сара!».
— Джейкоб Тобиа, писатель, продюсер и автор

Когда я представляю феминистскую утопию, в ней женщины находятся у власти — обладают реальной устойчивой властью в личной жизни и в общественной сфере. Вы бы увидели мир, в котором люди не говорили о том, что носит молодая женщина-конгрессмен.
— Роксана Гей, писатель, редактор, профессор, журналист New York Times

У меня появилась мысль, что границы и стены — это то, что является поведением обычных млекопитающих, самцы которых метят территорию, определяя свое пространство. Мужчины до сих пор так делают. Мне кажется, что если женщинам будет дано больше свободы — люди гораздо меньше станут беспокоиться о границах и будут думать об общем благе и выгоде для всех.
— Симона Кэмбрел, исполнительный директор NETWORK и основательница религиозного сообщества Nuns on the Bus

О базовых потребностях:

В будущем у нас должна быть возможность получения бесплатных противозачаточных. Не будет налога на тампоны и прокладки. И тюрьмы будут отменены — у нас будет восстановительное правосудие вместо карательного правосудия.
— Блэр Имани, активистка и автор книги «Modern HERstory»

Как человек, у которого были аутоиммунные проблемы, я чувствовала в себе тягу к феминизму в кабинетах врачей, когда мне говорили, что то, что я испытала, было частью моего воображения — кодовое слово для истерии. Я поняла, что должна доверять своему собственному голосу. Есть много людей, истории которых мы пропускаем, потому что наше общество учит нас ставить под сомнение ситуации, которые идут вразрез с мужским взглядом на вещи.
— Джемия Уилсон, редактор Feminist Press

О технологиях:

Неясно, что мешает появлению новых Элонов Масков. Технология — это не будущее, технология — это инструмент для достижения нашей феминистской утопии. Идея о том, что будущее контролируется лишь немногими, является причиной разрушения окружающей среды, войны и голода, и каждому из нас стоит заняться улучшением мира вокруг.
— Джейкоб Тобиа, писатель, продюсер и автор

О политическом устройстве:

Наш политический дискурс рассматривает женщин как группу с особыми интересами, но реальность такова, что женщины составляют более половины электората. Наш опыт определяет настоящее. Гендерный разрыв, который нам нужен — это назначение женщин на должности, с которых получится формировать решения будущего.
— Ай-Джен Пу, исполнительный директор National Domestic Workers Association

Я думаю, что нам нужно избавиться от систем, которые увековечивают наше угнетение. Например, обратить внимание белых женщин, на то, что они голосуют за кандидатов, которые апеллируют к превосходству белых, а не за более прогрессивных и разнообразных кандидатов. Иногда мы сами поддерживаем собственное угнетение, а пора двигаться к будущему, которое работает для всех.
— Блэр Имани, активистка и автор книги «Modern HERstory»

О развитии движения:

Повсюду, куда бы я ни посмотрела — влиятельные женщины, бросающие вызов текущей власти и процветающему расизму. Такие люди как Александра Окасио-Кортез и Стейси Абрамс уже сейчас не боятся бороться за улучшение жизни миллионов людей. Женщины во всех сферах борются за ту демократию, которая будет выгодна для всех нас, а не только для отдельных личностей. Мой призыв заключается в том, чтобы каждая женщина, которая это читает — знала, что она является частью этого движения, меняющего мир.
— Кристина Хименес, исполнительный директор United We Dream

Управлять своими эмоциями сложно, и в этом люди, продвигающие дискриминацию и угнетение, преуспели. Это стратегия фашизма — создавать столько плохих новостей, что люди теряют способность сосредоточиться. Большая часть моей заботы о себе и стремления к созданию движения — не позволить новостям одолеть меня. Я больше не потребляю много новостей, потому что это не помогает мне построить более освобожденный мир. Важно знать, когда следует прекратить обновлять новости.
— Джейкоб Тобиа, писатель, продюсер и автор

Другие статьи по темам: