Мужчины

Майк Керр: вокалист Royal Blood, который сумел подняться со дна

18956
0
Еще в конце апреля британский дуэт Royal Blood выпустил третий альбом — Typhoons. Он стал удивительно честным, даже интимным. С его помощью музыканты рассказали о проблемах, с которыми сталкивались в последние годы.

Так, вокалист дуэта Майк Керр поделился тем, как он карабкался наверх и восстанавливался после затяжного периода алкоголизма. Сейчас же он, по собственным словам, чист и здоров. Впрочем, обо всем по порядку. Вот, как Майк стал всемирно известным исполнителем и с какими трудностями сталкивался.

Почувствовал тягу к музыке еще в раннем возрасте

Майка можно было бы назвать тем еще загадочным персонажем. Он не рассказывает ни о детстве, ни о том, где учился и нравилось ли ему это, ни о личной жизни. О чем Керр точно может болтать часами, так это о музыке.

Впервые он понял, что хочет петь, еще в раннем детстве, когда услышал песню группы The Beatles. С тех пор Майк понял: это — «его».

Я помню, как мне снесло крышу от трека Penny Lane. Мне было шесть, и это мое первое настоящее воспоминание о музыке. Случилось это на уроке музыки, и я помню, что потом учитель играл нам Nimrod Эдуарда Элгара. Я понятия не имел, что композиции звучат в разных стилях. Просто хотел заниматься тем же, что делали и другие музыканты.

Потом услышал Queen. Купил свой первый компакт-диск Queen Greatest Hits, и там была «Богемная рапсодия». Как только ее услышал, захотел буквально стать динамиком. Я полгода потратил, чтобы полностью изучить эту композицию.

В подростковом возрасте Майк снискал успех. В 14–15 лет он играл на концертах со своей группой. Однажды его коллектив выступал на закрытой ска-вечеринке, которую потом разогнала полиция — там было много детей, которым было не место на подобных сборищах.

То был настоящий рок-н-ролл, хотя наша музыка оказалась просто отстойной.

Рано сумел монетизировать свое творчество

В 18 Майк и его прежняя группа получила свой первый гонорар за выступление на фестивале Download. Как отмечает сам Керр в беседе с GQ, его музыка в то время снова была странноватой — но уже потому, что он играл на клавитаре.

Примечательно, что уже в то время у Майка не было основной болезни всех новичков, которые играют перед относительно большой аудиторией — страха сцены.

Мне нравится играть перед новыми людьми, хотя да, иногда я нервничаю. Такое случалось со мной, когда мы с Беном выступали в Гластонбери. Посмотрел тогда в сторону, увидел тысяч 12 человек, или около того. Подумал: «Никогда не играл перед толпой больше, чем в 500 человек. Это что-то новое».

Его встреча с Беном Тэтчером была предначертана судьбой

Бас-гитарист и барабанщик случайно встретились на вечеринке в колледже и вмиг подружились. Позже они успели сыграть в нескольких коллективах, прежде чем создать что-то свое. Примечательно, что Майк порой играл на клавишных, а Бен на гитаре.

Потом Майк уехал на целый год в Австралию, там писал все песни для дебюта Royal Blood и играл их с другим ударником. Однако он все же вернулся в Великобританию и предложил Бену работать вместе. Исход очевиден — Тэтчер согласился, и уже первая пластинка группы оказалась невероятно успешной.

Это было просто безумием. Обычно карьера, а вместе с ней число фанатов, растут неторопливо. Но мы сразу попали в топ. Мы тогда, считайте, только осознали, каково это — играть в группе, хотя и занимались этим всю жизнь.

Так, карьера музыканта стала для Майка и спасением, и проклятьем. Создание треков не давало ему впасть в отчаяние во время локдауна, когда группа не могла собраться вместе, чтобы репетировать или джемить. Внезапный успех и поиски вдохновения привели Керра на самое дно.

Справился с пагубной зависимостью, хотя это далось ему нелегко

Как рассказал Керр в недавнем интервью для NME, его медленно разрушал алкоголизм. Сперва Майк подал сигнал о помощи, ритуально уничтожив свою гитару на последнем концерте первого тура.

Я тогда себя не слишком хорошо чувствовал. Я разбивал не бас — я убивал самого себя. Я дошел до точки, когда мне пришлось все переосмыслить и изменить жизнь. Откровенно облажаться и показать это окружающим — это своего рода сигнал о том, что ты остро нуждаешься в помощи, ведь тебе хотелось бы, чтобы кто-то заметил тебя в таком состоянии. Вот только самое ужасное здесь то, что любая проделка, даже самая безумная, может сойти тебе с рук, и никто не обратит на это внимание.

Затем перемены в характере Майка заметил Бен. Он отметил, что его друг порой заходил слишком далеко, когда дело касалось выпивки. Тэтчеру показалось, что Керру было бы лучше, перестань он пить. Так он и поступил.

Отдыхая в Лас-Вегасе в 2019-м, Майк выпил свой последний коктейль. Ему стало понятно: никто не поможет в такой ситуации, кроме него самого. К тому же на носу был релиз нового альбома, а его трудно записывать, когда ты мертвецки пьян.

Я словно заглянул в будущее и понял, к чему я приду. Я видел конец пути, и к тому времени я потерял все. Не было группы, я чувствовал себя полностью разбитым. У меня были короткие промежутки, во время которых я пытался отказаться от наркотиков и алкоголя, но все шло кувырком.

На следующий день он скачал трекер здоровых привычек, установил, что его причина оставаться трезвым — это «быть творческим и счастливым», а затем принялся неторопливо выстраивать лучшую версию себя.

Естественно, ваша жизнь не вернется в прежнее русло сразу же. Происходящее можно сравнить с первым днем уборки, когда ты словно пережил землетрясение, у тебя в руках метла с совком, и ты стоишь посреди хаоса и думаешь: «Бог ты мой, с чего начать?»

Стремится помочь таким же зависимым, как и он сам

Керр пришел к тому, что тексты для нового альбома наподобие дневника. Едва ли не в каждой песне он рассказал о том, что пережил сам. Например, в Trouble’s Coming передал ощущение, когда человек понимает, что все катится к черту, но ничего не может с этим поделать. Герой трека Limbo удивляется каждое утро тому, что выжил. В композиции Typhoons Майк озвучивает то, что пережил совсем недавно: вещества в его крови притупляли боль, но не убирали причину страданий.

Справиться с личной трагедией ему помогла программа «12 шагов», которая предполагает взаимовыручку участников. Сейчас Майк как никогда уверен: он может делиться новообретенной мудростью не только с теми, кто его окружает, но и со слушателями, которые найдут в песнях Керра себя.

В моей жизни много людей, которые справились с зависимостью и помогают другим. Это потрясает! Ко мне тоже обращались с таким посылом, так что сейчас я чувствую, что несу ответственность, сочиняя тексты песен. Мне важно открыто говорить о пережитом, потому что я знаю, что не одинок в своем опыте. Когда альбом выйдет, я, может, подумаю о чем-то в духе: «Ух ты, это же мой дневник! Только поэтичный и не такой уж и глупый, как мне казалось».
Читать по теме:МужчиныЮэн Макгрегор: шотландец с горячим нравом и любовью к своему делу