Образ жизни, Здоровье

«Мне 27, и меня госпитализировали»: как лечат от Covid-19 в Лондоне

11327
0
Новости пестрят напоминаниями о том, что Covid-19 опасен для людей старше 65 лет — однако похоже, что это не так. Осложнениями от него могут страдать и миллениалы, что и подтвердила своим примером автор британского филиала Refinery29 Джессика Морган. Рассказываем, как лечат от вируса за рубежом и чему нас может научить история женщины.

Как проходит лечение

Морган упомянула, что на момент ее заражения уровень заболеваемости в Великобритании, где проживает журналистка, был сравнительно невысок, но она вместе с родителями оставалась дома, так как у мамы подтвердился коронавирус. Джессика отметила, что симптомы развивались быстро, и, как только стало понятно, что привычные способы избавиться от недомогания не помогут, она отправилась в больницу.

Я написала своей подруге, она врач и могла бы посоветовать, что делать. Та сказала мне использовать ингалятор от астмы [у журналистки она проявляется как аллергическая реакция — прим. автора], и пару часов он срабатывал. Затем стало хуже. Тогда она сказала обратиться в клинику. Отец высадил меня в лондонской больнице A&E, там мне дали небулайзер — устройство, с помощью которого препарат попадает сразу в легкие вместе с воздухом. Чуть позже отправили домой.

Однако и такие меры не помогли женщине. Всего через 3 часа ей пришлось набрать номер скорой — Морган не могла даже вздохнуть.

Грудь отяжелела. Голова и сердце колотились. Раньше я болела гриппом и могу сказать: то, что происходило сейчас, было куда более угрожающим.

Дорога в больницу размылась. Помню синие огни, громкую сирену. Парамедик в защитной одежде, козырьке и маске сжимал мою руку сквозь перчатки, чтобы я успокоилась, когда я отчаянно пыталась вдохнуть как можно больше воздуха.

Медики сделали все возможное, чтобы вирус не передался родителям назад, а женщина оставалась спокойной. Родственникам запретили пересекать порог отделения, при этом Морган не оставляли в одиночестве, но все равно в воздухе витала тревога.

Родителям не разрешили поехать со мной, и я была в ужасе. Когда прибыла, то только и делала, что плакала, и медсестры пытались меня успокоить, пока подключали к кислородной машине и брали кровь для анализов. Все, что я слышала, — сигналы скорой, эхом раздававшиеся по больнице. Кто-то быстро шагал, медперсонал перешептывался. Создавалось ощущение хаоса.

В больнице Джессика находилась с понедельника по четверг. Как только симптомы перестали угрожать жизни, женщине позволили вернуться домой и продолжить лечение самостоятельно. Все это время медики заботились не только о физическом состоянии, но и о ментальном.

В понедельник грудь буквально сжалась, словно я выкурила пачку крепких сигарет и после этого поднялась по 100-этажной лестнице. Медсестра сказала, что от сильного кашля я надорвала мышцы груди. Меня успокоили с помощью кислорода. Я спала. Долго.

Во вторник смогла сесть и осмотреться. В изолированном отделении было 8 кроватей, многие с закрытыми занавесками, но я слышала слабое шипение кислородных аппаратов у других больных. Удивилась, увидев, что я не единственная молодая пациентка. Одному парню было от силы 20-25 лет, другим — не более сорока. Медсестра заметила мою тревогу и сказала, что мне повезло, что меня так быстро привезли. Она пыталась поддержать меня и поднять настроение, несмотря на то, что сама боялась…

В четверг мне разрешили отправиться домой, чтобы продолжить лечение там. Первое, что я сделала, когда вышла из машины, — взглянула на небо, вдохнула свежий воздух и позволила солнцу пропитать теплом мое лицо. Я была так счастлива, что лично смогла застать новый день.

Читать по теме:Образ жизниКак нас объединила пандемия коронавируса

О заражении молодых

На своем примере Джессика убедилась, что шутки вокруг коронавируса опасны для людей ее возраста. Она рассказала, что болезнь развивалась слишком быстро и сумела свалить даже ее — практически полностью здоровую женщину.

За несколько недель до заражения я была в полном порядке. Я не курю, толком не пью и часто тренируюсь. Бывают приступы астмы, но только во время аллергии. За две недели до того, как пройти лечение в больнице и выписаться, я начала чувствовать себя хуже: проснулась разбитой, словно плохо спала ночью. Я была дома, присматривала за заболевшей мамой и знала, что тоже однажды заражусь, но даже представить не могла, что вирус сразит меня так быстро. Позже проснулась от того, что меня лихорадило. Я была мокрой от пота, голова гудела, я была слабой. Измерила температуру — 39 градусов.

К пятнице не могла даже встать, тело было в отключке. Большую часть дня ничего не ела. В субботу и вовсе казалось, будто меня избили.

Джессика обращает внимание: если бы она вовремя не спохватилась, не изолировалась и позже не легла в больницу, то могла бы стать угрозой для сотен тысяч человек. Она также упоминала, что, обратись она к медикам позже, не смогла бы спастись. Морган рассказала, что в Великобритании, как и в других странах поначалу, коронавирус не воспринимали всерьез.

У нас Covid-19 заражено больше 20 тысяч человек, погибло 1400 [на момент публикации материала — 31 марта — прим. автора]. Я обеспокоена тем, что молодые не обращают на это внимание и ведут себя так, словно болезни нет: гуляют в парке, готовят барбекью. Вирус принес так много горя семьям по всему миру и продолжает это делать. Пожалуйста, останьтесь дома.
Подготовлено на основе статьи I’m 27 & Was Hospitalised With Coronavirus от Джессики Морган.