Могут ли пластические операции действительно изменить тебя

Как часто ты сталкиваешься с тем, что отражение в зеркале тебя не удовлетворяет? Это может быть банальное непринятие своей внешности, внимание к несовершенствам или желание что-то в себе изменить, а порой всё твое существо кричит о том, что попало не в то тело. Но дух творит себе формы, поэтому не грешна идея о том, что твой внутренний мир находит реализацию во внешнем облике. Мы пообщались с фотографом, дизайнером и блогершой Риной Драгуновой, и она рассказала, что значит жить, постоянно желая изменить свое тело, как бороться с РПП и об опыте пластических операций.

О том, как всё началось:

Я не могу сказать, с чего это началось. Это не происходило резко, вроде «я проснулась и подумала, что надо заняться собой», — и занялась. Для меня внешний вид всегда был важен. Я все-таки визуал.

Общественное мнение оказывает влияние на всех нас. Глупо отрицать, что на нас влияют чужие слова. И я думаю, что люди, которые говорят, что они достигли некоего просветления, заявляют, что их не волнует ничье мнение, ничье и никогда, — они лукавят. Когда человек говорит, мол, я знаете ли, выше чужого мнения, — это хорошо играет на имидж. Внимание обращают все, просто не все в этом признаются. Мало кому нравится негативная критика. Безусловно, многое зависит от настроения. В приятном, игривом расположении духа мы можем даже поиронизировать. Но в случае, когда у нас неблагоприятный психологический климат, некие не очень хорошие обстоятельства жизни, то любые негативные проявления могут сильно раздражать.

Из дневника: Весь этот глянцевый бред общества разрушает. Кого-то больше, кого-то меньше. Но на всех нас влияет так или иначе.

Люди уже давно забыли, как выглядят люди, уж извините за тавтологию. Смотрят на инстаграм-моделей, которые фотографируются в специальных позах и рихтуют себя в редакторе. Видят красивые, но фантастические пропорции. И начинают думать, что такой и должна быть реальность.

Да, я тоже в плену этой херни. Иногда больше, иногда меньше. По крайней мере, я не боюсь в этом признаться.

Я не вижу смысла корчить из себя просветленную и выдавать желаемое за действительное. Хоть от меня и требуют, чтобы я была примером безупречного поведения. Чтобы я по щелчку пальцев справлялась со всеми сложностями, ни на что не обращала внимания и так далее.

Я такой же человек. Мне бывает страшно, больно и некомфортно.

О расстройстве пищевого поведения (РПП):

У меня изначально была предрасположенность к нестабильной психике и предпосылки к РПП. РПП не бывает на ровном месте. В принципе, психические расстройства не проявляются просто так, в том числе какие-то врожденные. Нужен триггер, ситуация, которая запустит механизм. Так и депрессия не появляется из ниоткуда. Человек может не осознавать тех механизмов, которые ее спровоцировали. Состояние не развивается одномоментно.

Триггеры — не что-то яркое, необычное и впечатляющее. Триггеры могут быть чем-то совершенно незначительным, одним словом, одним обстоятельством, одним суждением. В момент, когда у меня начало прогрессировать РПП, один парень в комментариях написал: «Кажется, ты поправилась», — и всё, крыша поехала.

Я не помню обстоятельств. Слова, казалось бы, безобидны, скорее всего, человек не хотел мне ничего плохого. Я прекрасно его знаю, я знаю, что он не злой и не вредный. По своей простодушности решил написать такой комментарий, совершенно не подозревая о том, что для меня это слышать болезненно. Мне было больно это слышать, и я начала идти к своим 35 кг.

Из дневника: РПП нельзя вылечить раз и навсегда. Это всегда будет с вами, требуя внимания и постоянного контроля. Иногда хрупкое равновесие очень просто разрушить.

О тренировках:

Я бы не сказала, что тренировки оказывают очень большое влияние на повседневную жизнь. Разве что когда я начала заниматься на тренажерах, стало чуть легче таскать фототехнику.

Нельзя отрицать, что тренинг влияет на образ жизни. Когда ты интегрируешь в свою повседневность новую деятельность, кое-что тебе приходится менять и подстраивать.

Если ты хочешь, чтобы тренировки были эффективными, тебе стоит организовать свой режим дня. Глупо ожидать эффекта только от тренинга — питание и режим имеют не меньшее значение.

Я стараюсь тренироваться 1,5 часа. Раньше занималась дольше, но меня это утомило. Не вижу причин заниматься долго, если речь идет о наборе мышечной массы.

Я занимаюсь 4-5 раз в неделю, но частота моих визитов в зал зависит от объемов работы, которые у меня есть, от настроения.

Естественно, я стараюсь не сильно себя мучить тренировками. Если я заболела или не в настроении, то предпочитаю посидеть дома, чтобы не портить его себе еще сильнее. И не докучать людям в зале своим состоянием.

Я считаю, что стоит идти на тренировку хотя бы при ровном эмоциональном фоне. Плохое настроение так себе спутник в любом деле.

Из дневника: У каждого своя конституция. Кто-то может быть здоровым с прорисованным прессом, а кто-то нет. Мне много говорили о том, что по мне не видно, что я занимаюсь. Когда я пришла в себя после РПП, люди судачили о том, что я стала отвратительной жирухой, и высказывали предположения о том, чем же я там заболела.

А я как раз выздоровела.

Результат важен. Тренировки — это не та деятельность, которой люди занимаются ради процесса. Мне кажется, многие врут, что им нравится сам процесс. Если бы от тренировки не было пользы, мне кажется, никто на процесс время бы не тратил. Я не отрицаю, что существуют любители поистязать себя упражнениями как следует. Но желание истязать себя противоестественно для нашей психики. Наш организм настроен сберегать энергию и избегать дискомфорта. Это естественно.

По сути, это довольно нудное времяпровождение. Разбега для творчества и вариации в движениях не так много. Когда ты за год, ладно, за два, узнаешь все варианты упражнений, тебе становится скучно. Даже если ты их комбинируешь, перемешиваешь, всё равно получаешь примерно одно и то же. И ты начинаешь морально уставать. Если бы у меня была возможность иметь форму без тренажеров!

Из дневника: То самое чувство, когда под фотками в комментах тебя называют одновременно жирухой, анорексичкой и мужиком с руками тракториста.

Я не хочу говорить, что мне совсем не нравится процесс. Некоторые упражнения я действительно люблю и испытываю удовольствие, когда занимаюсь ими. Есть упражнения и техники, которые меня раздражают, бесят до безумия. Я прибегаю к ним только по необходимости. Ведь нужно уделять внимание всем группам мышц. Если ты будешь заниматься только тем, что тебе нравится, то рискуешь получить гипертрофию не всех мышц, а каких-то отдельных. И будешь выглядеть просто отвратительно и непропорционально.

Поэтому нужно уделять внимание всему. Особенно тому, что отстает. А то, что отстает, как правило, требует больше усилий и поэтому раздражает.

Я занимаюсь интуитивно. Предположим, я чувствую, что восстановился бицепс. Тогда я иду в зал и тренирую его.

Сейчас я занимаюсь без тренера, но иногда думаю, что, возможно, стоит снова его завести.

Сложно объективно посмотреть на себя со стороны. У человека, который занимается тренингом на профессиональной основе, багаж знаний, скорее всего, больше, и он может дать тебе взвешенную оценку, наставить на путь истинный.

О блогах:

У меня есть амбиции, которые заставляют заниматься своего рода общественной деятельностью, и видеоблог — один из самых доступных вариантов. Основная цель — медийность и получение нового опыта.

История с блогерством началась довольно давно. Я вела текстовый блог, поэтому видеоблог был для меня его своеобразным продолжением, которое требует немного больше усидчивости, внимания и ресурсов. Тем не менее, у них много общего: и то, и другое — блог. Людям нужно раскрыть свои мысли, чаяния.

Для кого я веду блог? И для себя, и для людей. Безусловно, мне хочется позитивного внимания. Любой человек, который не уверен в себе, к этому стремится. Он желает, чтобы кто-то сказал ему, что он молодец.

Конечно, вместе с позитивным вниманием мы получаем большую дымящуюся кучу всего остального, ведь у любого явления есть побочные эффекты. Естественно, глупо считать, что будет иначе, если ты делаешь что-то и выкладываешь на суд общественности в открытый доступ. Тем более, все мы понимаем, что такое интернет, и особенно, что такое интернет в России. Вспоминается одно высказывание: «Интернет — машина ненависти». В этом можно найти и плюсы, и минусы. Когда люди понимают, что не понесут никакой ответственности, они начинают говорить то, что думают на самом деле.

Мир полон агрессивных людей, которым гораздо приятнее выразить негативные эмоции.

Я думаю, зрители, что на меня подписаны, с вероятностью процентов 85 — лояльная аудитория. Люди, которые пишут критику или просто обзывательства, — это люди, которые, вероятнее всего, приходят извне по поисковым запросам, по ссылкам, из сообществ. Это не мои зрители, а просто мимо проходящие. Возможно, я ошибаюсь.

Решения отвечать или не отвечать на комментарии возникают спонтанно. У меня есть дурная привычка влезать в интернет-срачи. Мне очень сложно пройти мимо того, что называется «в интернете кто-то не прав», это очень большой соблазн. Особенно, если я понимаю, что оппонент глуп и убить его вербально совсем не сложно.

С трудом верится, что моя деятельность — предмет для гордости. Это чувство случается со мной крайне редко, обычно я испытываю нечто противоположное, когда смотрю на свою работу.

Сейчас я нахожусь в таком психологическом состоянии, в котором я не могу себя назвать молодцом. Мне кажется, что всё плохо и отвратительно.

Когда мне задают вопросы о том, чем я горжусь, мне хочется спросить: «Боже, кто я?». Не знаю, может быть, людям, которые получили Нобелевскую премию, можно говорить о том, что они чем-то гордятся. Люди, которые изобрели что-то полезное для человечества, которые создали шедевр. Я не создавала лекарства от рака, мне кажется, что гордиться мне, собственно, нечем.

Из дневника: Я не люблю смотреть в зеркало, я всюду вижу изъяны. Мне сложно разговаривать с людьми. Многие принимают мою неприветливость за надменность или невоспитанность. Всё гораздо проще: я стесняюсь.

О людях:

Я не вижу смысла перевоспитывать людей. Это не моя миссия. Да, я люблю поспорить. Но в споре моя мотивация — не перевоспитать человека, не наставить его на путь истинный, моя цель — развлечься. В таких случаях я не пишу взвешенных ответов в попытке раскрыть чьи-то глаза. Мои реплики — это абсурд и насмешки. Спор для меня — развлечение. Какими бы логичными ни были твои доводы, если у человека своя музыка в голове, убедить его не получится, над ним можно только прикалываться.

Критические видео и обзоры делаются, в основном, не для того, чтобы нести просветительскую миссию, это развлекательный контент. Людям нравится, когда обозревают что-то в саркастичном стиле.

Информативные видео выглядят не так. В них ты не шутишь про проституток, я думаю.

Информативными, на мой взгляд, являются мои видео о том, как справиться с легкой депрессией или РПП.

Развлекательные видео могут лишь разжечь интерес к некой теме, они не призваны учить.

Из дневника: Сделала я недавно видео и выложила. Как мне показалось, видео на вполне нейтральную тему, где я выступаю как Капитан Очевидность. У меня не было и мысли о том, чтобы разводить какие-то холивары.

Бла-бла, обманные схемы в отношениях — это не нормально, мужчина тоже имеет право выбора. Казалось бы, это всем понятно. Выясняется, что нет.

Похоже, мужчинам и женщинам не суждено договориться, каждый не видит дальше своего носа. Мужчины считают, что женские проблемы ничтожны и ими можно пренебречь. Женщины считают, что мужские проблемы ничтожны и ими можно пренебречь. Вот так чудесно мы и живем в нашем обществе, где сытый голодного не разумеет, а эмпатия — это просто непонятное слово. Эмпатия какая-то, лол, ты что, сука, псевдоинтеллектуал, что ли?

Полные считают, что проблемы худых ничтожны, худые считают ничтожными проблемы полных. И так далее. Господа, давайте будем абстрагироваться от своих дел иногда и слышать других. Тогда, может, взаимопонимания в нашем мире станет больше. Если вы не чувствуете чужую боль, это не значит, что ее не существует.

Когда-то мы были маленькими и нам казалось, что физическая боль — это исключительно наш личный атрибут. Поэтому ребенок может без зазрения совести мучить котенка или разобрать на запчасти стрекозу, чтобы понять, что у нее внутри.

Но, взрослея, мы понимаем, что окружающий нас мир такой же живой и тоже может испытывать страдания. Давайте пойдем чуть дальше и перестанем считать свои проблемы самыми проблемными на свете.

О пластических операциях:

Такие решения не возникают у меня внезапно. Все предполагаемые манипуляции с внешностью, даже незначительные, я вынашиваю некоторое время. Чем радикальнее изменение, чем затратнее, тем больше должно пройти времени для обдумывания решения. Я давно задумывалась о пластических операциях. Возможно, я начала бы делать их раньше, у меня просто не было такой возможности.

Я бы уже давно превратилась в рептилоида, натянула бы всё, если бы у меня был неиссякаемый источник ресурсов. Я бы изменила в себе абсолютно всё. Но не факт, что я бы осталась довольна.

Есть много факторов. Хирургия — не математика, и результат, который планировался, может отличаться от результата, который получился в итоге, потому что организмы людей реагируют на вмешательство по-разному, это не всегда возможно спрогнозировать. Могут быть побочные эффекты, нежелательные отклонения от нормы. Операция — это всегда риск. В своем воображении мы можем представить много чего. Но случается, что с нашими исходными данными вообще невозможно получить то, что мы хотим.

Пластические хирурги — не феи, не маги и не могут сделать из тебя всё, что угодно, — превратить в дельфина или нарастить член на лице.

Не всегда мы можем получить желаемое, но мы можем улучшить исходные данные. Нивелировать те недостатки, которые доставляют неудобства.

Губами я довольна, грудью — не совсем, потому что я хотела больше размер. Хирург сказал, что это довольно сложно сделать с моими параметрами. Как я уже не раз говорила в видео и в дневнике, у меня склад русского человека, который любит варварское великолепие, мне нужно, чтобы было видно, за что заплачено. Результат на полшишечки меня не устраивает: если губы увеличены немного, а-ля естественность, мне это не очень нравится, мне хочется делать так, чтобы было заметно. А если не так заметно вмешательство, то в чем смысл? Зачем тратить деньги зря?

Кому-то нравится рихтовать себя чуть-чуть, а кому-то вообще не нравится, это их право.

У меня есть в голове некое видение себя. Оно может мутировать, но в целом оно примерно похоже на:

Из дневника: Я себя никогда человеком не чувствовала, люди были мне скучны. Я любила русалок с их хвостами, джиннов и разных химер. Даже красивый человек — это скучно. А красивый орк — это уже поинтереснее.

Из дневника: Мне вообще очень сильно нравится ситуация, когда на меня бычат за мои же деньги. Ты приходишь с проблемой, платишь за прием, а на тебя смотрят как на говно и разговаривают с тобой так, будто ты царскую семью расстрелял.

Я себе редко вообще нравлюсь и, по большей части, когда я монтирую видео, я страдаю. Когда я монтирую, когда пересматриваю, когда загружаю — я страдаю. Я не страдаю, когда я сплю и не вижу снов. Был у меня период в жизни, когда я дожидалась, пока этот скучный день закончится и я пойду спать, такие красочные сны мне снились. В них не было ни усталости, ни грусти, ни голода — только яркие приключения.

Об эзотерике:

У меня есть алтарь, и я колдую. Это не отражение внутреннего, это моя деятельность, часть ее, моя маленькая шизофрения. На моем алтаре свечи, черепа и вазочка, в которой можно жечь дары. Алтарь частично собран в Икее. Там я нашла чудесные предметы, которые пригодились для «основы».

Магия для меня — своего рода творчество. У магии, как и у живописи, с одной стороны, есть правила. Но ты можешь их нарушать, придумывать свои, как в любом творчестве. Тебе не нужно читать мануалы о том, что и как делается. Нет единой техники, которой должны придерживаться все люди, которые занимаются магией.

«Все обряды и атрибуты — одежда для намерения мага». Атрибуты нужны для того, чтобы мы сами поверили в то, что мы можем это сделать. Как правило, для того, чтобы послать намерение, нам нужны ритуалы, чтобы самого себя убедить в том, что это должно подействовать.

Очень многие предметы для алтаря приходили ко мне сами. Стихийным образом из разных источников. Один из предметов я в Швеции купила, в секонд-хэнде. Там лежала замечательная резная вилка, непонятно для чего, ни на что не похожа, и она меня так увлекла и заинтриговала, что я решила, что непременно ее возьму и увезу. В магии всегда так: если какие-то атрибуты должны к тебе прийти — они придут, не нужно их искать специально.

О внутреннем мире:

Мысль о том, что внешнее — это продолжение внутреннего, для меня проста, логична и естественна. Для меня это как «трава зеленая, а небо голубое».

Возьмем самые элементарные примеры. Когда у человека плохое настроение, когда он подавлен, это отражается на его лице. Мысли, вкусы и другие продукты нашего сознания точно так же оказывают влияние на наш внешний вид.

Другие статьи по темам: