Образ жизни

Как я пыталась вести себя в дейтинг-приложениях словно мужчина

11127
2
В России любят дейтинговые приложения — по статистике, собранной Sensor Tower Store Intelligence в 2016 году, отечественные пользователи заняли первое место в мире по количеству загрузок программ для поиска компаньона. Более того, в исследованиях Университета Рочестера указывается на то, что каждая четвертая пара образована именно после знакомства в интернете.

Однако расстояние или экран монитора не защищают женщину от домогательств и неприятных сообщений: нередко пользовательницы сталкиваются с грубостью и откровенной объективацией. Часто мужчины рассматривают девушек в соцсетях не как личность, а как мастурбатор с функцией подогрева. Некоторые «альфа-самцы» и вовсе вселяют уверенность, что мужчине, в принципе, неважно, что, кому и в какой форме писать — главное добиться хоть чьего-то расположения: они сходу предлагают секс, при этом их страница в приложении не заполнена до конца — от этого еще больше создается впечатление, что встреча предлагается не женщине, а ее половой функции. Heroine решил посмотреть, как поведут себя мужчины, если вести себя с ними как стереотипный пикапер из мемов.

Думай как пикапер

Не могу назвать свой опыт пользования дейтинг-сервисами достаточно большим: время от времени я входила в тот же Tinder, свайпала влево-вправо от нечего делать, пару раз даже вызывалась на свидания. Обычно это проходило в формате «тиндер-пати», где мы с подругами обсуждали парней или в шутку находили знакомых, сидящих прямо перед нами, и завязывали беседу. При этом даже в коротких сессиях мне доводилось сталкиваться с парнями, которые будто делают рассылку на 10-15 женщин сразу в ожидании, что хотя бы одна даст ответ. В Tinder процент выпадения пикапера ниже — здесь переписка завязывается на основе взаимных лайков, а такие мужчины все же предпочитают неожиданно ворваться в твой грешный смартфон. В Badoo ты можешь написать любому, даже если вы друг друга не лайкнули, — это приложение я и выбрала для эксперимента. На протяжении пары недель я заходила на сайт, выбирала жертв, ведя свою страничку и выстраивая сообщения следующим образом:

  • Практически не заполнила данные о себе. Странички пикаперов не отличаются широко представленными данными — непонятно, то ли они не любят «светиться», то ли им просто плевать. Я же отзеркаливаю таких парней — поэтому также оставила минимум информации.
  • Отдавала предпочтение собеседникам на несколько лет младше себя: мужчины стандартной комплектации привыкли искать 20-25-летних девушек, разменивая при этом четвертый десяток — значит, и я могу вести себя так же!
  • Отправляла сообщения с одинаковым или приблизительно похожим содержимым сразу 5-7 парням в ожидании, что хотя бы один из них откликнется.
  • Использовала в переписке уменьшительно-ласкательные суффиксы или слова, сразу принижающие в беседе роль собеседника: «зайка», «сладкий», «милашка»: это также излюбленный прием пикаперов — таким образом они хотят сразу обозначить роль женщины — весьма посредственную в их представлении.
  • Сразу обращалась на «ты» и вообще игнорировала нормы приличия — экономия времени. Пикаперам, судя по всему, не терпится позвать с собой хотя бы одну крошку или лапочку, поэтому они не задумываются о банальном этикете.

Для себя я установила программу минимум — человек дает свои контакты или соглашается на встречу если не прямо сейчас, то хотя бы через некоторое время — и максимум — если собеседник сразу откликается на предложение погулять. Для сравнения модели поведения пикапера и обычного человека я позволила вести переписку другу-мужчине — чтобы посмотреть, как это обычно происходит с их стороны. Сразу могу сказать, что вышла некая беседа по интересам — лишь к 10-12 сообщению я склонила обоих к «встрече». Я собрала 20 случаев, которые наглядно показывают, как именно строилась переписка и к чему я пришла во время эксперимента. До меня в российском комьюнити уже проводили такие исследования, однако женщины делали ставку на то, что мужчины, как правило, не стремятся продолжить общение с пикаперами-девушками. В моем же случае все оказалось иначе.

Все наоборот

Первое, с чем я столкнулась, — резкая смена гендерных ролей. В общении пользовательницы соцсетей руководствуются традиционными стереотипами — ожидают инициативы от мужчины, ведут себя подчеркнуто холодно — парни стараются соответствовать ожиданиям: придерживаются активной позиции в переписке, первыми начинают диалог. На это часто ссылались Татьяна Никонова и Даша Чеснокова, феминистки и популяризаторы, которые часто обозревают приложения для дейтинга — я думаю, каждая из нас хотя бы раз в жизни видела, как переписка не происходит просто потому, что лайки поставлены, а первым никто не пишет: девушке неприлично, парню страшно.

В моем случае мужчины охотно соглашались на встречу — прямой отказ я встретила лишь однажды — парень в принципе не был заинтересован в поиске партнера. В основном несостоявшиеся «жертвы» предпочитали гостинг — на него пришлось примерно 30% от общего числа переписок. В остальном же собеседники охотно — и сразу! — соглашались на встречу, даже не интересуясь, кто с ними сейчас ведет переписку. К слову, смена представлений о роли ведущего и ведомого проявлялась так: я изначально занимала активную позицию, а парни, подобно традиционно воспитанным девушкам, интересовались, не фейк ли я. Забавно, что в 10% случаев парни ожидали подвоха от меня, сходу предложившей встречу.

Техника безопасности

Интересно, что парни в 20% случаев напрямую спрашивали, не боюсь ли я с ними встретиться, — когда же я проворачивала такой трюк, парни отшучивались в духе «чего мне бояться?». Возможно, что именно мои «жертвы» просто не сталкивались с фейками или случаями, когда на свидание вместо человека на фотографии приходил перекачанный амбал — допускаю и такое. Однако видеть подобную реакцию — забавно, но одновременно настораживающе.

Когда я открыто сказала одному из собеседников, что подобное поведение опасно, он просто загостил меня.

Кроме того, примерно 12% парней дали свои контакты — инстаграм или номер телефона — в первые минуты переписки столько же сходу сказали, где именно они находятся в данный момент. Девушки в этом плане, как правило, скрытней — ученые Университета Рочестера также отмечают, что в дейтинг-приложениях люди ведут себя по-разному — они на 40% реже мужчин вступают в контакт даже после просмотра анкеты собеседника.

Положение неоднозначно

Я ожидала от эксперимента чего угодно: отказа мужчин встретиться с первой встречной, просьб — как минимум невербальных — обращать внимание на личность, а не на половую функцию, приделанную к оной. Однако мой вывод окажется следующим — парни слишком сильно любят приключения: больше 60% ответили взаимностью на стандартные, даже клишированные сообщения. Возможно, мне просто не повезло с испытуемыми, и им так же, как и пикапером, хотелось видеть перед собой не человека, а гарантированный секс; быть может, они просто шутили — но согласившихся парней слишком много, чтобы списывать происходящее на совпадение.

При этом они ведут себя так, как если были бы женщинами из консервативных стран: сомневаются, задаются вопросами из разряда «а не фейк ли ты часом».  Не привыкли они к женской инициативе, что еще сказать.

Разумеется, люди относятся к дейтинг-приложениям несерьезно, убивая с их помощью свободное время — преподаватель НИУ ВШЭ Ольга Соловьева отмечает, что такие программы нужны людям для поднятия самооценки и собственного престижа — человек на деле может и не искать спутника. При этом стереотипы из онлайн-переписок чаще просачиваются в реальную жизнь, создавая почву для домогательств и кэтколлинга.

Читать по теме: Флирт, назойливость, домогательство: в чем разница