Образ жизни

Супергероини, которых мы заслуживаем: активистки, продвигающие закон о насилии

13241
1
Похоже, только кровавые драмы этого года — такие, как дело сестер Хачатурян и убийство Анастасии Ещенко историком, —  заставили политиков осознать, что закон о домашнем насилии — не блажь, а необходимость.

По данным Росстата, за год от абьюза в семье пострадало 16 миллионов женщин, из них треть — от вербального. Только 10% из них обращаются в полицию: остальные либо терпят угнетение со стороны, либо под давлением забирают заявление обратно, не дожидаясь защиты.

Нормативная база призвана защитить жертв от повторных случаев ментального и физического насилия и предотвратить подобное еще на начальном этапе. Стоит отметить, что без поддержки активисток, создававших и продвигавших закон, о нем бы не упоминали еще долго. Heroine расскажет тебе о женщинах, которые меняют страну к лучшему и борются с мизогинигей и истреблением женщин.

Екатерина Шульман

Политолог стала сопредседательницей временной рабочей группы по разработке проекта. Вместе с другими правозащитницами она открыто говорит о роли насилия в стране и о последствиях, которые оно несет: по ее мнению, домашние издевательства не просто декриминализированы — они считается нормой. Шульман также упоминает: Россия не патриархальна, а бесправна, поэтому побои поощряются на всех уровнях общества.

Любая социальная норма поддерживается и распространяется женщинами, которые воспитывают детей и рассказывают им, что хорошо, а что плохо. В обществах с высоким уровнем насилия и вообще с жестокими социальными нормами, на женщин возлагается обязанность индоктринации детей и контроля над другими женщинами посредством инструментов сплетни, травли и шейминга.

— говорит она.

При этом женщина поддерживает декриминализацию ст.116 УК РФ, отвечающую за побои. На ее взгляд, это закономерно: одну статью упразднят, чтобы на ее место поставить новую, призванную не штрафовать обидчика, а заключать того под стражу и тем самым отдалять угрозу от жертвы.

Алена Попова

Общественная деятельница занимается помощью пострадавшим от насилия в семье и освещает все случаи, о которых узнает, в своем профиле Инстаграм. Она является одним из соавторов законопроекта о домашнем насилии: Попова выступала 21 октября на одном из главных слушаний, связанных с введением закона.

Правозащитница уверена: упразднение закона о насилии вредит людям.

Когда произошла декриминализация, показатели выросли. Раньше насильник понимал, что на него могут завести уголовное дело, пусть с трудом или с каким-то препятствиями. Сейчас насильник — это просто правонарушитель. За неправильную парковку машины он заплатит пять тысяч рублей. За побои он заплатит те же пять тысяч рублей. Многие жертвы нам рассказывают, что угрожают насильникам позвонить в полицию, а те им отвечают: «Звони, мне ничего не будет». Жертвы остались вообще незащищенными. Полиция выезжает только когда будет труп или нанесение тяжких телесных повреждений.

— заявляет Попова.

Вместе с блогеркой Александрой Митрошиной Алена Попова запустила флешмоб #ЯНеХотелаУмирать и сервис «ТыНеОдна», с помощью которых сами девушки, пережившие издевательства, или их близкие получили возможность поделиться историями о насилии и найти поддержку. Активистка считает, что открытый и честный разговор о проблеме позволит взглянуть на нее под другим углом — без ущемления жертвы и восхваления насильника.

Мари Давтян

Мари Давтян использует свой опыт и знания в юриспруденции и адвокатском деле, чтобы помогать пострадавшим женщинам отстаивать свои права в полиции и в суде. Она часто говорит о том, что жертвы не решают обращаться за помощью, потому как не могут сами пройти через шквал упреков и необходимости кому-то что-то доказывать.

Если у вас украли кошелёк и вы обращаетесь по этому поводу в полицию — заводится уголовное дело, начинается расследование и никто не задаёт вам глупых вопросов. А если вы приходите в полицию и говорите, что вас избил муж, начинается: «А ты уверена? А может быть, ты врёшь? Может, тебе показалось?»

Женщина не может доказать это самостоятельно, просто потому что не обладает властными полномочиями и не знает, как собирать свидетельства.


— утверждает Давтян.

По мнению Давтян, декриминализация домашнего насилия направлена не на мнимую защиту духовных скреп и климата в семье, а на институциализацию власти физически сильного над слабым.

Александра Митрошина

Блогерка и активистка подключилась к команде Поповой, чтобы помочь в продвижении закона и объяснить двухмиллионной аудитории читателей, почему именно он необходим.

Совсем недавно погибла очередная жертва домашнего насилия. Оксану Садыкову начал бить муж. И когда чаша терпения переполнилась, она написала на него заявление о побоях и подала на развод. В полиции ничего не сделали, мужа отпустили, он подкараулил ее в подъезде и убил на глазах у 8-летнего сына. Трое несовершеннолетних детей остались без матери. ⠀ Оксана была бы сейчас жива, существуй у нас закон о домашнем насилии. После избиений и попытки удушения ее муж не должен был находиться на свободе, или же Оксану должен был защищать охранный ордер. Муж должен был носить датчик движения и проходить психологическую программу для агрессоров (они, кстати, работают великолепно. В других странах). Но наше государство не защитило Оксану, и она умерла при попытке уйти. ⠀ Таких Оксан у нас в стране много.

— пишет Митрошина в рамках флешмоба #ЯнеХотелаУмирать.

Александра выходит на одиночные пикеты в поддержку законопроекта, помогает жертвам насилия, нуждающимся в совете, является одной из создательниц сервиса «ТыНеОдна», предназначенного для взаимопомощи пострадавшим от издевательств.

Ирина Шихман

Авторка и ведущая шоу «А поговорить?» всего за два года добилась, чтобы к ней на интервью пришли Чулпан Хаматова, Андрей Макаревич, Тина Канделаки, которые весьма избирательно подходят к выбору интервьюеров. Кроме ток-шоу, на счету Шихман создание документальных фильмов — сразу два из них, выпущенные в октябре этого года, посвящены жертвам домашнего насилия, а не так давно и сама Ирина стала амбассадором центра «Насилию.Нет».

В выпусках программы «Бьет — значит бьет» Шихман поговорила с Наргиз, Натальей Туниковой, Екатериной Шульман, Маргаритой Грачевой и другими женщинами, которые так или иначе связаны с законопроектом. Вот как журналистка анонсировала проект:

Мужчина меня ударил однажды. Мой «бывший теперь уже» отчим зарядил оплеуху, от которой я улетела и ударилась о батарею. Это была эмоция очень слабого человека. Но я помню ее очень долго. Девочки, сильный мужчина — это тот, кто умеет любить. А не тот, кто распускает кулаки и характер. Я искренне не понимаю, почему государство до сих пор не защитит нас от таких вот му… слабаков. И почему мы последние, кто не принимает закон о «домашнем насилии»? Пытались в этом разобраться долгие 10 месяцев.

-говорит Шихман.

Читать по теме:КультураКакие законы могли бы решить проблему домашнего насилия в России