Какие законы могли бы решить проблему домашнего насилия в России

Сестры Хачатурян по-прежнему находятся в СИЗО, рискуя получить 20 лет тюрьмы за защиту от отца-насильника. Маргарита Грачева опасается, что ее бывший супруг, отрубивший ей кисти рук, выйдет через несколько лет и начнет мстить. Даже официальная статистика МВД России гласит о том, что в 2016 году было зарегистрировано 65 тысяч случаев домашнего насилия, а информации о том, удалось ли жертвам наладить свою жизнь после случившегося, нет. Heroine решил пофантазировать о том, какие законы стоило бы принять, чтобы проблема с домашним насилием в стране уменьшилась или даже исчезла.

Расширение трактовки

Из-за введение закона о декриминализации домашнего насилия очень мало действительно опасных поступков стало подпадать под категорию наказуемых. Нет перелома костей или сотрясения мозга — значит, это в рамках «нормы», установленной при поддержке Русской православной церкви. В нашем законодательстве даже анальный секс без согласия не попадает под статью 131 УК РФ «Изнасилование» — он считается всего лишь «действиями сексуального характера», за которые наказание идет почти вдвое меньше.

В то же время ООН сообщает о том, что под категорию домашнего насилия попадает гораздо больше действий, чем просто побои и насильственный секс. Регулярное унижение, контроль за окружением, попытки забрать документы, запрет на работу, запрет на изучение другого языка, полное лишение жертвы денег — все это должно засчитываться за домашнее насилие законодательно. Если жертва не имеет возможности подать на развод, потому что у нее нет документов, денег на госпошлину, возможности заговорить на языке той страны, в которой она находится, и все это по причине партнера — это должно обязательно трактоваться как насилие.

Оградительный ордер

Сейчас если жертва обратится в полицию после того, как на нее напал партнер — это не гарантирует, что уже после выхода из отделения она вновь с ним не столкнется. А вот в практике других стран существуют оградительные ордера, с помощью которых полиция определяет, в какой ситуации жертва будет в безопасности.
В некоторых случаях полиция может запретить приближаться к жертве и ее несовершеннолетним детям на 15 метров, в других — запрещает общение даже по телефону и в соцсетях. Это также касается и сталкеров — если тебе начинает угрожать побоями или убийством совершенно посторонний человек, абсолютно уверенный в большой любви к тебе, после фиксирования этого факта ему будет запрещено как-либо с тобой контактировать. За нарушение оградительного ордера следует наказание — от крупного штрафа до ареста и суда.

В среднем ордер выдается на срок от месяца до полугода. Однако жертвы не могут быть уверены в том, что по прошествии этого срока их абьюзер не возобновит попытки навредить. Девушки, чьи бывшие супруги отбывают срок за насилие, часто свидетельствуют о том, что получают письма с угрозами, в которых указывается, что в жизнь они будут воплощены сразу после освобождения из мест заключения. Не важно, сколько пройдет лет — страх перед агрессором может значительно влиять на психическое состояние человека, который уже пережил серьезную травму.

Государственные приюты

Нередки ситуации, когда избитой и/или изнасилованной супругом женщине с детьми просто некуда пойти — квартира была нажита совместно, и даже собственные родители могут поддерживать абьюзера. Вернуться в квартиру, где ты стала жертвой насилия, — риск получить повторное насилие, а также большой стресс от неизвестности.

В такой ситуации отлично бы помогли государственные приюты, предоставляющие жертвам насилия жилье на небольшой срок — от двух недель до двух месяцев. Этого срока должно быть достаточно для того, чтобы найти себе новое жилье или работу. В приюте также стоит обеспечить пострадавших психологической и юридической помощью, медицинским обслуживанием.

Оплачиваемые отпуска

В прошлом году в Новой Зеландии был принят закон, который предоставляет жертвам насилия оплачиваемый отпуск. Это дает возможность потратить время на поиск нового жилья, обеспечить защиту для детей и подобрать подходящего адвоката для оформления документов на развод. Кроме того, это снижает вероятность того, что жертва заберет заявление из полиции под нажимом абьюзера о том, что финансовые проблемы не позволят ей зажить самостоятельно. Конечно, это ведет к риску того, что работодатели будут отказывать потенциальным работникам, если заподозрят их в проблемах на домашнем фронте. Но так как мы фантазируем о мире, в котором женщины не подвергаются постоянной дискриминации при приеме на работу — в такой ситуации оценивать должны только по умению справляться с обязанностями.

Школа здоровых отношений

В России существует достаточно успешный институт Школы Приемных Родителей. Желающие усыновить ребенка или взять его под опеку могут пройти специальные курсы подготовки, а также регулярно получать бесплатную консультацию по тому, как строить отношения в семье, от профессиональных психологов и соцработников. Сотрудники этих организаций стараются следить за тем, чтобы атмосфера в семье всегда оставалось здоровой, а ребенок ни в чем не нуждался. В случае, если родители не выполняют определенные требования Школы или не подходят для опеки в силу своего характера, финансового обеспечения или даже взгляда на жизнь — ребенок не будет передан семье.

Вполне вероятно, что если бы подобные школы существовали для всех семей, а не только для тех, кто собирается завести ребенка — количество токсичных отношений в стране значительно уменьшилось бы. Кроме того, сейчас ювенальную юстицию больше волнует то, достаточно ли у ребенка еды и школьных принадлежностей, чем то, не подвергается ли его мать насилию.

Штрафы, выплачиваемые жертве

Самое серьезное упущение в декриминализации насилия в России — абьюзеру назначается штраф в пользу государственной казны, а не в пользу жертвы. Что крайне важно — эти деньги берутся из семейного бюджета. Если жертва не работает или находится в декретном отпуске — с высокой вероятностью она получит обвинение в том, что деньги семьи потеряны из-за ее жалобы. В случае повторного инцидента, даже если он нанес более серьезную травму, женщина трижды задумается, хочет ли она лишиться этой суммы денег, которая может быть крайне важна для благополучия детей.

Лишение родительских прав

Одна из самых серьезных проблем в деле Маргариты Грачевой заключалась в том, что суд собирался учитывать наличие детей у садиста как смягчающее обстоятельство. Он отрубил бывшей супруге кисти рук, будучи абсолютно вменяемым и спокойным, — но для государства он достаточно долго считался человеком, который в состоянии заботиться о несовершеннолетних. К счастью, ситуация разрешилась в пользу жертвы, родительские права были отняты, а Дмитрий Грачев лишился свободы на 14 лет.