Образ жизни

Юльевна — в честь мамы: что нужно знать о матронимах

11073
0
На днях стало известно, что жительница Томска Мария Чернобровкина еще летом 2019 года дала своей новорожденной дочери не отчество, как это принято, а матроним. Свое желание она объяснила тем, что не хочет оставлять в биографии ребенка хоть какое-то упоминание об отце, который не станет участвовать в воспитании.

Хотя родственники Марии восприняли идею без негатива, в соцсетях женщина столкнулась с волной хейта: комментаторы обвинили ее в половой неразборчивости, унижении мужчин и чрезмерном восхвалении женщин. Поначалу действительно может показаться, что матроним — это затея, не имеющая ничего общего с традициями страны, однако это не так. Heroine расскажет, откуда взялось обозначение матери, пользовались ли им раньше и имеет ли право девушка применять его, давая имя ребенку.

Нормой считается патроним, но матерей в России тоже обозначали

Матроним, или матчество — это часть имени, которая присваивается ребенку по матери. Он является противоположностью патронима — отчества. Сейчас матроним используется в скандинавских и латиноамериканских странах и среди народов Южной и Юго-Восточной Азии, хотя раньше встречались у других народностей. По словам лингвиста и колумниста Arzamas Дмитрия Сичинавы, на Руси нормой оставались патронимы, но в вопросах наследственного права — чтобы обозначить внебрачного ребенка — прибегали к матчеству.

Например, у князя Ярослава Владимировича был сын Олег Настасьич, рожденный от наложницы Настасьи, которому отец желал передать престол.

— пишет специалист.

Порой матроним обозначал не бастарда, а законорожденного ребенка — когда интересы матери были важнее. Так, младший сын князя Мстислава Великого назывался не только Владимир Мстиславич, но и Владимир Мачешич. Тем самым в семье показывали, что он родился от второй жены и мачехи старших детей, и в политических вопросах будет играть ту же роль, что и его единокровные и единоутробные родственники.

Читать по теме:КультураКак женщины стали не только рожать детей, но и уделять им всё своё время

Так же обстояли дела и за рубежом

В Англии тоже обозначали мать, только по-своему. Английского короля Генриха II называли FitzEmpress — «сыном императрицы». Титул отца монарха был значительно ниже материнского положения, и потому было выгодно показать, что это именно ее ребенок. Кроме того,  даже среди простолюдин прибегали к образованию фамилий от женских имен: так появились Марриотты, Тиффани, Катрины, Мари.

Материнские обозначения перенимали и в Испании, и продолжают традицию сейчас: здесь объединяют фамилии родителей. На первом месте всегда идет обозначение отца, затем — матери. Хотя порой бывает так, что отцовская фамилия — тот же Хосе Фернандес — распространена так же, как наш Иванов или Петров. Тогда человеку выгодней использовать для идентификации второе обозначение. Полное имя Пикассо — Пабло Руис-и-Пикассо, однако называл он себя только материнской частью фамилии.

На удивление древней является еврейская традиция давать прозвище по матери: их носили несколько персонажей в Библии. До сих пор используются ашкеназские еврейские фамилии, образованные от имен Белла, Ревекка, Ева, Дебора — получились Бейлин, Ривкин, Хавкин, Дворкин.

В современной России их можно использовать, но не совсем

Сейчас обозначение ребенка регулируется двумя нормативными актами: статьей 58 Семейного кодекса РФ и соответствующей статьей федерального закона «Об актах гражданского состояния». В документах указывается, что ребенок имеет право на фамилию, имя и отчество, притом обозначение родителя дается по отцу, если ничего другого не предусматривает национальный обычай. В случае, когда отцовство ребенка не установлено либо тот отказался от родительских прав, патроним дается по указанию матери или имени того, кто вызвался обозначить себя отцом. Получается, формально ребенку можно дать матроним, но только если родители договорились на этот счет либо отец вовсе не обозначен. Примерно так же обстоят дела и переименовыванием себя в зрелом возрасте: желание получить матроним нередко тонет в бюрократическом болоте. Работники загса могут отказать в причислении матчества, если оно, по их мнению, звучит неблагозвучно, или умышленно затягивать процесс по рассмотрению нового имени. Издание Wonderzine сообщает, что жителю Свердловской области Сергею Мухлынину разрешили взять себе составной матропатроним Веро-Викторович только после четырех лет разбирательств в инстанциях. Таким образом мужчина хотел почтить память умершей матери, но даже представить себе не мог, какими сложностями обернется процесс.

Мария Чернобровкина тоже столкнулась с препонами, когда подбирала имя дочери.

Оказалось, что, согласно Семейному кодексу, отчество присваивается ребенку по отцу. Если его нет, женщину просят образовать отчество от любого мужского имени. Но я нашла лазейку — на одном из сайтов наткнулась на упоминание древнеримского полководца Гая Мария. А подруги подсказали Эриха Марию Ремарка. Это были мои козыри в рукаве. Но они не потребовались. Регистратор из роддома позвонила в загс, там по словарям пробили, есть ли мужской вариант имени Мария. И, сверившись с бумагами, записали Лизу так, как я хотела.

— поделилась она в интервью «РИА Новости».

Матронимы, в общем-то, не запрещены, однако на практике приходится доказывать целесообразность их применения или искать обходные пути. Если стать Юльевной, Альмировной или Александровичем можно без проблем, то Ксениевича или Алиновну регистраторы могут попросту не понять и не пропустить, мотивируя тем, что ребенку придется тяжко по жизни с «неблагозвучным» именем.

Может показаться, что матроним — блажь человека, желающего эпатировать. При этом для женщин, воспитывающих детей в одиночку или для зрелого ребенка, у которого не заладились отношения с отцом, он может стать важной частицей имени, говорящей о принципах или внутреннем состоянии. К тому же нам стоит помнить, что норма изменчива — это касается и отчества с матчествами.