Стиль

5 раз, когда современные дизайнеры вдохновлялись Ли Бауэри

18924
0
В марте могло бы исполниться 60 лет Ли Бауэри — британскому дизайнеру и перформанисту родом из Австралии. Артиста рисовал Люсьен Фрейд, его же фотографировала Энни Лейбовиц, им восхищался весь богемный Лондон.

Бауэри писал в своих дневниках, что презирает прилизанные стандарты моды, и их он менял своими работами — протыкал щеки английскими булавками, чтобы создать иллюзию вечной улыбки, ломал пропорции при помощи костюмов, буквально лепил из своего мужского тела женское. Его творения повлияли на многих дизайнеров с мировым именем – вот лишь некоторые коллекции, где заметен стиль художника.

Александр Маккуин и «Рог изобилия»



1994 год, Ли Бауэри выступает в дрэге перед посетителями клуба Freedom. Среди зрителей был молодой Маккуин, сраженный образом исполнителя. Он наслаждался бы шоу бесконечно, но оно слишком быстро завершилось из-за проделки Бауэри.

Позже, на показе осень-зима 2009 Маккуин отправил на подиум мертвенно-бледных моделей с мультяшным, почти клоунским макияжем — его отличительной чертой стали черные или красные «круглые» губы. Этот прием дизайнер перенял именно у Бауэри, известного своим нестандартным дрэгом.

Эквилибристика Рика Оуэнса


На весенне-летнем показе дизайнер представил моделей с привязанными к ним гимнастками, чем шокировал публику. Представь, какой была реакция зрителей в 1994 году, когда Бауэри имитировал таким образом роды.

Он вышел на сцену в пиджаке с цветочным принтом и балаклаве, после чего раздвинул ноги и «родил» свою жену. Пуповиной служила связка сосисок. К слову, сам Оуэнс рассказывал, что его вдохновил не столько перформанс Бауэри, сколько снимки Энни Лейбовиц, однако суть от этого не меняется.

Читать по теме:Культура6 кинообразов от известных дизайнеров, которые вошли в историю моды

Чарльз Джеффри и влюбленность в моду


Отсылки в коллекции дизайнера к творчеству Бауэри неочевидны, но при внимательном рассмотрении выходят на поверхность. Работая над LOVERBOY, Джеффри отдал предпочтение китчу и замысловатому макияжу на моделях — так же делал и Ли, желая выделиться в толпе.

Кроме того, оба артиста стирали всякие грани между квир-клубом и подиумом. Хотя Бауэри создавал одежду только для себя, он внимательно изучал мир моды, черпая интересные идеи. Порой мастер реализовывал их, например, в рекламе Pepe Jeans, но в остальном развивался для того, чтобы его дрэг становился все более заметным.

Джеффри говорил в интервью британскому Vogue, что его бренд и стиль тоже зародились в клубах. Ему не хватало на обучение в Saint Martins, и он принялся работать в Vogue Fabrics. Постепенно он впитывал в себя местную эстетику, пока не получил то, что получалось и у Бауэри — калейдоскоп цвета и отсутствие границ.

Непропорциональный латекс Гарета Пью



С этим дизайнером связана забавная история. В 2007-м, давая интервью Icon, он отметил, что журналист, сравнивающий его коллекции с творчеством Ли Бауэри, ленив, ведь отсылки к работам художника можно найти буквально везде. Однако, беседуя с The Guardian в 2018-м рассказал, что действительно вдохновлялся мастером и восхищался им как «человеком, создавшим особый язык».

Особенно сильно влияние Бауэри на Пью заметно в коллекции весна-лето 2007 года. Гарет стилизовал садо-мазо комбинезоны из латекса таким образом, что они практически полностью повторяли культовые глянцевые костюмы художника с ломаными пропорциями.

Критики сходятся во мнении, что Пью мог вдохновляться работами и других дизайнеров, например, тех же Оуэнса или Маккуина, однако и их коллекции порой брали начало из фетишистской эстетики Бауэри.

Мартин Маржела и пышность одуванчиков


По мере того, как Ли Мауэри сильнее раздвигал границы творчества и экспериментировал со своим телом, его проекты становились все более выпуклыми и всеобъемлющими. Так, однажды он создал пышный головной убор, имитирующий соцветие одуванчика.

К этому же приему прибегал и Марджела, создавая весенне-летнюю коллекцию 2009 года. Он миксовал массивные, но воздушные шлемы с летящими платьями. Тем самым Мартин получил знаковые, знакомые, но до боли тревожные образы.

Отчасти ту же работу Ли Бауэри цитировал Дзюнъя Ватанабе. В 2006-м он надел на моделей темные непроницаемые балаклавы, украшенные шипами, а в 2009-м прибегал к невообразимо пышным прическам и макияжу в стиле полотен Матисса. Тем самым дизайнер добивался того же эффекта, что Мартин Марджела, а до него и британский причудливый перформанист.