Авторка, режиссерка – это унизительно: почему женщинам так мало места в русском языке

Июнь 04 2019
2
Феминитивы в русском обществе обсуждают около 5 лет, а в европейском и того больше. Однако проще и понятней эта тема все еще не становится: в то время как некоторые СМИ уже активно употребляют слова «авторка», «спецкоррка», «блогерка», люди в комментариях реагируют на них агрессивно, обвиняя феминисток и их сторонников в насилии над языком. Heroine разбирается, есть ли реальная потребность в феминитивах, почему они так плохо приживаются в обществе и можно ли сделать наш язык равноправным, не нарушая его нормы.

Почему борьба за феминитивы — это невыдуманная проблема

Тема феминитивов вызывает такую жесткую полемику в обществе не потому, что люди против самой идеи обозначать деятельность, которой занимается женщина, соответствующими словами. Здесь важнее, кем эта инициатива подана. Она исходит от феминисток, а к ним в российском обществе отношение по-прежнему негативное. К стереотипам, что все феминистки — лесбиянки, не бреют подмышки, не нашли нормального мужика, добавилось еще одно насмешливое обвинение – они хотят исковеркать наш язык.

То, что отношение к феминитивам в русском обществе в большей степени отрицательное, подтверждают недавние исследования. Например, по данным агентства «МП Аналитика», которое провело телефонный опрос 1792 человек, 66% россиян считают, что феминитивы не нужны (этот вариант ответа набрал от 61% до 71% во всех возрастных категориях). 26% допускают изменение окончаний в случаях с устоявшейся формой женского рода (например, «художница», «учительница») и только 5% требуют менять окончания для всех профессий и специальностей без исключения. Последнюю меру поддерживают 14% молодежи в возрасте 18-24 лет и 4-6% в остальных возрастных группах.

Согласно опросу института общественного мнения «Анкетолог», в котором поучаствовало 1500 человек старше 18 лет, 67% людей считают невозможным повсеместное распространение в речи новых феминитивов. 56% убеждены, что появление слов «блогерка» и прочих вызвано снижением уровня грамотности в стране, и только 4% положительно относятся к слову «авторка.

Если бы с инициативой создать для каждого мужского названия профессии аналог женского рода выступили, к примеру, лингвисты или чиновники, люди наверняка тоже бы возмущались, как всему непривычному, но уж точно не так агрессивно.При этом, несмотря на то, что проблему феминитивов подняло фемсообщество, у нее есть не только социальное обоснование (сделать женщин заметнее), но и лингвистическое. К примеру, отсутствие обозначения многих профессий и занятий в женском роде заметно усложняет язык: к каждому слову приходится добавлять еще одно – «женщина-президент», «женщина-врач».
Еще хуже этого звучат предложения вроде: «ученый предложила идею», «иллюстратор получила награду». Использование существительного мужского рода с прилагательным женского тоже нельзя назвать гармоничным для русского языка, но нам приходится говорить и писать так из-за отсутствия альтернативы.

Как бы люди ни боролись за «чистоту» языка и неприкосновенность норм, любая речь – это живая структура, которая к тому же постоянно стремится к упрощению. Так, «столовая комната» со временем превращается в «столовую», «метрополитен» в «метро», а «девушка-студент» в «студентку». С этой точки зрения феминитивы – всего лишь еще один способ сделать наш язык удобнее, понятнее и проще.

Идея феминитивов далеко не новая

Утверждение, что феминитивы – очередное изобретение феминисток, несправедливо хотя бы потому, что они существовали в русском языке всегда. Мало кого удивишь словами «художница», «поэтесса», «уборщица», «официантка», а еще раньше были «товарки» (от мужского «товарищ»), «чтицы» (от «чтец») и даже «лекторши» и «авиаторши».

То есть, по сути, сторонники нормативности «авторки», «режиссерки», «психологини» и подобных обозначений требуют всего лишь расширить уже существующую группу слов, а не создать новую.

Аргументы за: наш язык отстает от реальности

Самый важный аргумент сторонников феминитивов — идея о том, что язык отражает общество и формирует мышление людей. Вопрос, что первичнее: язык или мышление, остается спорным, но вряд ли кто-то не согласится с тем, что, слыша слово «директор» или «хирург», представляет, скорее, мужчину, чем женщину.

Таким образом, пока в СМИ, литературе, нормативных документах и бытовом общении людей обозначают преимущественно существительными мужского рода, женщины стираются из профессионального поля, оставаясь лишь медсестрами, официантками, нянями и балеринами, но ни в коем случае не президентами или руководителями.

С этим мнением согласна, например, заведующая кафедрой русского языка и стилистики факультета журналистики Уральского федерального университета имени первого президента России Б. Н. Ельцина Элина Чепкина. Вот как она прокомментировала свое отношение к феминитивам в интервью Znak.com:

Когда в языке появляется больше слов, называющих именно женщин, это делает женщин и более видимыми в обществе. Кому-то может показаться, что сейчас все вдруг взяли и озаботились феминитивами, а раньше этого не было и жили хорошо. Но это же не так. Какое-то количество наименований женщин в языке было и есть всегда: учительница, писательница, журналистка. Эти слова мы давно знаем и употребляем. … Большее внимание общества к женщинам и их правам всегда улучшает положение и остальных.

Распространенная претензия в адрес новых феминитивов типа «спецкоррка», «адвокатесса», «президентка», «капитанка» — таких слов в русском языке нет. Но сторонники феминизации речи возражают, что раньше в принципе не было никаких слов. Нет явления – нет слова, поэтому нам не нужно было говорить «адвокатесса», ведь женщин в этой профессии не было. Сейчас они работают адвокатами, судьями, политиками, и в современной жизни это уже норма, а вот в языке — по-прежнему нет. Эту «осталость» и предлагают устранить феминистки. Хотя уместнее сказать, что за феминитивы выступают не феминистки, а их сторонники, ведь к этой инициативе позитивно относятся и те, кто не причисляют себя к борцам за равноправие.

Писательница и поэтесса Линор Горалик в интервью сайту «Реальное время» отметила, что не исключает, что современные феминитивы превратятся в языковую норму:

Пока что я их не использую, но не удивлюсь, если сама не замечу, как они начнут появляться в моей речи: я по натуре дескриптивист, меня страшно интересует живая жизнь языка, и я вижу, как постепенно феминитивы из маркера радикальной позиции превращаются в разновидность языковой нормы. Это захватывающе интересно наблюдать (я считаю, что мне повезло стать свидетелем такого поразительного языкового явления), и мне кажется, что история феминитивов только начинается.

Аргументы против: феминитивы ломают язык и унижают женщин

Аргументы против феминитивов, как и в их пользу, тоже можно разделить на идеологические и лингвистические.

Начнем с первых: феминитивы делают язык строго бинарным, заявляя, — ты либо мужчина, либо женщина. А как быть тем, кто не желает причислять себя к определенному гендеру, то есть квир-персонам?

Цисгендерные люди тоже не обязательно хотят акцентировать внимание на своей принадлежности к полу, особенно если речь идет о профессиональной среде. Зачем подчеркивать, что ты женщина-менеджер, разве это делает тебя лучше или хуже как специалиста? Обозначение профессии в мужском роде они воспринимают как нейтральное, а не как сугубо маскулинное. Поэтому многие женщины сами не против именоваться директором, политиком, ученым – для них это как раз способ подчеркнуть равенство с мужчинами.

Лингвистические аргументы связаны с тем, как образуются новые феминитивы. В русском языке для этого есть несколько суффиксов. Например «–ша» – «капитанша», «блогерша», «авторша». Он вполне привычный для русского словообразования, но феминистки от его использования отказываются, объясняя это тем, что традиционно с этим суффиксом, так же как и с «–иха», образовывали слова, обозначающие чьих-нибудь жен – «губернаторша», «генеральша», «купчиха», «мельничиха».

Но это убеждение многим кажется надуманным, есть же слово «секретарша», которое никто не ассоциирует с женой секретаря. Даже если у «капитанша» есть коннотация принадлежности мужу, начните употреблять это слово в другом значении, и со временем она перестанет считываться.

С суффиксами, которые сторонники феминизма сочли приемлемыми для образования новых феминитивов, тоже не все ладно. Так, с «-ка» неплохо сочетаются слова, у которых в основе последний слог ударный: «студент – студентка», «журналист – журналистка», «официант – официантка». Но «редактор – редакторка», «менеждер – менеджерка» гораздо сильнее режут ухо.

Проблема еще и в том, что «-ка» — многофункциональный суффикс. С ним также образуют сокращения словосочетаний — «финский нож – финка» – что привело к ненужной омонимии. Еще одна его задача – образование уменьшительно-ласкательных слов, а это уже придает словам «адвокатка», «блогерка» уничижительность и звучит издевательски. И если задача новых феминитивов —  сделать женщин более заметными и уважаемыми в обществе, слова с суффиксом «-ка» вряд ли здесь помогут.

Как и суффикс «-ин», который феминистки позаимствовали от «богинь», образовав «психологиню» и «блогиню». Звучит смешно и глупо, а почему? Потому что сам суффикс архаичный и почти не используется в феминитивах.Язык – очень интуитивная вещь, мы сначала начинаем говорить на нем, а уже потом учим правила, по которым он сформирован. Поэтому даже человек, далекий от лингвистики, сразу чувствует, когда слова начинают создаваться против так называемой нормы. Он не всегда может объяснить это логически, скорее, просто скажет: «Это звучит коряво», «Это ломает язык», «Так не говорят». Но ощутить эту неправильность сумеет наверняка. Вот почему идея начать употреблять слова «авторка», «блогерка» и ждать, что со временем все привыкнут и подтянутся, не очень жизнеспособна.

Чтобы слова не вызывали отторжения, они должны следовать закономерности языка.

Писатель, ведущая радиопередач, преподаватель журналистского мастерства Елена Черникова:

На дух не выношу эти феминитивы. Я обожаю грамматику русского языка. Она математична, строга. По правилам, пока еще не отмененным, названия профессий пишут существительными мужского рода. Доктор, а не докторка. Критик, а не критикесса. Еще не хватало литературоведки. Да, мы привыкли к балерине, но если скажем балерун, всем ясно, что мы неловко и неодобрительно пошутили. Есть грань, и заступать смешно. Сейчас в медиа идет раскалённый спор, феминитивы в игре, а я никак не пойму, на чьей стороне поля мяч. Короче говоря, слово «писательница» представляется мне окрашенным, а слово «писатель» – нейтральным.

Писатель Татьяна Толстая:

Феминитивы — это отвратительно. Нет слова «авторка» в русском языке и, надеюсь, не будет. Противоестественно. Оно звучит как слово из какого-то другого параллельно славянского языка. Чешский приходит на ум. Там женщина, возьмем Марлен Дитрих, будет Марлена Дитрихова. То, что она сама Дитрих — не важно. Дитрих — это, в первую очередь, муж. Они все обязательно феминизируют. Зачем же нам наш великий и могучий менять по такому принципу?

Как сделать язык равноправным, не ломая его

Наш язык, как и многие другие, действительно во многом дискриминирует женщин, и желание это исправить – дело хорошее. Но, если это будет усложнять нам жизнь или противоречить языковым законам, затея обречена на провал – в обычной речи такие нововведения просто не приживутся.

Вот что говорит по этому поводу доктор филологических наук, профессор Максим Кронгауз в беседе с RT:

Попытки устранить дискриминацию из языка — важная вещь. Но иногда они приводят к его усложнению, тогда как сам он стремится к простоте. Если мы убираем из публичной сферы оскорбительные слова, то это нормально. Другое дело, когда слово, не имеющее негативных ассоциаций, вдруг объявляется плохим. Носители языка этого не чувствуют, но их упрекают в том, что они расисты и националисты. Если человек не использует феминитив «авторка», то его могут обвинить в сексизме. Но это не так, никаких отрицательных намерений у человека нет.

Есть два основных способа сделать язык равноправным, не ломая его: лингвистический и грамматический. Первый – производить феминитивы в соответствии с естественным движением языка (используя суффикс «–ша» на безударном окончании основы и «-ка» на ударном) и ждать, пока люди привыкнут к тому, что теперь это не просторечие, а норма.
Грамматический способ быстрее, и, по сути, он уже реализуется: отнести слова «врач», «ученый», «президент» к общему роду по типу слов «сирота», «умница», с которыми мы можем употреблять прилагательные как с мужским, так и женским окончаниями («какой умница», «какая умница» — звучит одинаково нормально). Мы уже пишем «президент сказала», «политик заявила», осталось лишь закрепить это в словарях, поменяв род этих слов с мужского на общий.

Каким бы справедливым ни было желание сторонников феминизма сделать язык равноправным, директивные и насильственные методы для этого не подходят. Вот почему за несколько лет споров о феминитивах в русском интернете к словам «авторка» и «блогерка» до сих пор никто не привык.

Эксперт международного агентства «ООН–Женщины» Елена Мезенцева:

Сколько было за последние годы заимствований из других языков, из сферы IT в том числе. Кто привил нам слово «хайп»? А «блогер»? Да никто. Феминитивов среди этих нововведений в употребляемом людьми языке потому и не видно, что они не прижились естественным образом.

На наш взгляд, оптимальное, что можно сделать с темой феминитивов прямо сейчас, — позволить людям употреблять такие слова, если им это важно, но уточнить единые правила их формирования: какие суффиксы конкретно стоит использовать, а от каких лучше отказаться. Отнимать у женщин возможность обозначить свою идентичность, говоря о том, чем она занимается, — неправильно. Как и критиковать тех, для кого акцент на половой принадлежности в профессиональной сфере кажется избыточным.

Другие статьи по темам: