Экофеминизм: что общего у борьбы за равноправие и любви к природе

Август 07 2018
0
Термин «экофеминизм» возник в 70-е годы прошлого века, его приписывают французской феминистке Франсуазе Добон. Это движение объединило цели феминизма и экологии, оно сначала широко распространилось в США, а потом и в других странах. Экофеминизм проводит параллель между эксплуатацией природы и использованием женщин в патриархальном обществе.

В России нет организаций, которые называют себя экофеминистскими, но есть последователи этого движения. Heroine поговорил с одной из них — питерской художницей Дарьей Апахончич. Ей 33 года, она преподает русский язык беженцам и мигрантам, создает художественные проекты вместе с творческой группой {родина}, рассказывает о феминизме на ютуб-канале «Феминистки поясняют» и выступает с лекциями на различных мероприятиях. Дарья объяснила, как связаны проблемы экологии и феминизма, как в России относятся к феминизму и почему она уже семь лет не покупает одежду.

Все виды несправедливости универсальны

Расскажи о вашей творческой группе {родина}, чем вы занимаетесь?

Группа {родина} появилась 5 лет назад. Мы занимаемся социальным политическим искусством, курируем выставки, проводим перформансы. Ну и вообще занимаемся современным искусством.

Может быть, вы слышали что-то об «Увы-параде» (депрессивная акция, которая прошла в Петербурге в ноябре 2016 года под лозунгами «Война. Безработица. Ноябрь», «Давайте это терпеть» — прим. ред.). Может, слышали, что нашу работу «9 стадий разложения вождя» приговорили к уничтожению в России и оштрафовали одну из участниц нашей группы на 160 тысяч рублей. Это из самых громких последних событий.

Ты участвовала в летней фем-школе, где рассказывала об экофеминизме. Что это за школа и как ты туда попала?

В летней школе я участвовала как организаторка и как лекторка, Я читала лекцию об экофеминизме. О летней школе знаю давно, потому что мы иногда устраиваем в «Ребрах Евы» (Санкт-Петербургский образовательный и художественный проект, нацеленный на борьбу с замалчиванием проблем гендерного насилия, а именно насилия и дискриминации в адрес женщин – прим. ред.) разные мероприятия, и вообще дружим с этим пространством.

Я себя называю экофеминисткой, потому что помимо группы {родина} я являюсь участницей образовательного ютуб-канала «Феминистки поясняют». Мы создаем образовательные ролики для женщин о феминистской повестке и иногда участвуем с лекциями в разных пространствах, дискуссиях.

Экофеминизм для меня важен, потому что он объединяет очень разные актуальные повестки — женские, экологические — и в целом тему эксплуатации, угнетения, экологичного гуманного и этичного потребления.

Все эти темы — ключевые в экофеминизме. Я считаю, что это важный ракурс для того, чтобы пересмотреть свои привычки и свою жизнь.

Что такое экофеминизм, как экология связана с феминизмом?

Экология, конечно, связана с феминизмом. Связь эта достаточно глубокая и иногда лежащая на поверхности.

Например, эксплуатация животных.

Я считаю, что это тема, связанная с феминистской повесткой, потому что люди эксплуатируют коров, коз и других млекопитающих, забирая у них молоко, и мужчины точно также эксплуатируют женские тела. Человеческий контроль над другими телами, который оправдывается тем, что это традиция, что это всегда было и что без этого мы все умрем.

На мой взгляд это одна из самых важных тем для феминизма, потому что это движение, которое пытается эту традицию расшатать. Оно задается вопросом, почему европейские страны считают нормальным эксплуатировать труд рабочих из азиатских стран и платить им копейки. Почему люди считают нормальным эксплуатировать тела животных для того, чтобы добывать себе какие-то дополнительные продукты: молоко или мясо. Почему мужчины считают нормальным пользоваться бесплатным невидимым женским трудом – репродуктивным, обслуживающим и каким угодно. Экофеминистское движение настаивает на том, что виды этой несправедливости универсальны.

Феминизм в России — что-то маргинальное

Как ты узнала об этом движении и почему решила рассказывать о нем другим?

Об экофеминизме я узнала после того, как узнала о феминизме и начала заниматься социально-политическим искусством. Наверное, читала какую-то статью и меня это удивило: какое интересное направление, и все про меня. Экофеминизм объединил все мои интересы и представления о жизни.

Изначально экофеминистская тема была важна мне больше в творчестве. Я занимаюсь современным искусством, делаю какие-то объекты или совершенно разные вещи и стараюсь это использовать. На мой взгляд, это интересный способ понять, куда мы двигаемся, задать себе вопрос, насколько искусство феминистское, насколько оно экологичное. Чем больше вопросов, тем интересней.

Насколько идеи экофеминизма распространены в российском обществе, много ли людей знают, что это такое?

Думаю, что экофеминизм в России неизвестен, не понятен и постоянно требует каких-то комментариев. В этом можно убедиться, даже почитав статьи в русскоязычном и англоязычном сегментах.

Но я думаю, что это проблема в целом у всего феминизма, то есть у нас все это есть, но в таком не самом большом объеме.

В Европе не нужно объяснять, почему ты феминистка, это что-то само собой разумеющееся. А у нас нужно объяснять постоянно, почему это ты вдруг феминистка и почему это ты экофеминистка.

Хотя, мне кажется, интуитивно очень многие разделяют эти идеи, видят эту несправедливость и приходят к ней с разных сторон, но называют себя как-то по-другому. Просто уже есть такое слово «экофеминизм», которое сложилось в 70-е годы, зачем придумывать какое-то другое. Поэтому я использую слово экофеминизм и считаю, что очень полезно узнавать об опыте других экофеминисток, об их идеях, читать и переводить их тексты и книги.

Хочу рассказать один забавный пример. Прошлой осенью я где-то в фейсбуке в комментариях своей знакомой сказала, что шесть лет не покупаю одежду. Это правда, сейчас уже 7 лет. У меня был такой эксперимент, смогу ли я, не покупая одежду, сократив потребление и экологический след от себя, прожить. Прошел год, все было прекрасно, мне хватало старой одежды, чем-то делились знакомые. Я по-прежнему нормально себя чувствую, хотя, конечно, есть ощущение, что гардероб сложился не самый модный. Но мне хорошо, я могу работать, на меня никто не показывает пальцем и не говорит, что я какая-то старомодная.

Об этом я вскользь упомянула в интернете, и журналистка издания «The Village» решила взять у меня интервью на эту тему.

В интервью я сказала, что я экофеминистка, и тема потребления мне очень важна. Было очень много перепостов этой статьи везде. Особенно меня потрясло в пабликах типа «Ноль отходов» — люди говорили: «Ну да, неплохо, интересный опыт, но почему феминистка! И эти сюда лезут!».

Мне было забавно, что люди готовы принять такие необычные, может быть, странные способы, как отказаться от покупки одежды, но слово феминизм до сих пор вызывает сопротивление в широкой среде. Пока что в России это, скорее, что-то маргинальное.

У защитников природы неполноценное чувство справедливости

Чем экофеминизм отличается от обычных движений в защиту природы?

Это очень важный вопрос, потому что он, скорее, даже не про тип активности, а про этические моменты. На мой взгляд, вопрос о таком активизме, это вопрос о справедливости.

Экологические движения видят несправедливость в природе, в отношении к животным, но не видят несправедливость по отношению к женщинам. Не видят того, что женщины в мире до сих пор находятся в неравных отношениях с мужчинами, женщинам чаще недоплачивают за их работу, они более уязвимы, чаще становятся бедными. Если люди этого не замечают, мне кажется, это какое-то неполноценное чувство справедливости. Поэтому я считаю, что экофеминизм – это, в первую очередь, движение о справедливости. Там, где экологические активисты что-то не замечают, экофеминистки говорят о массовых, системных проблемах.

Как применить идеи экофеминизма на практике?

Практическая работа ведется по всему миру, просто в России это, может быть, по-другому называется. Это движения за самую разную социальную справедливость. За то, чтобы создавать более комфортные здоровые условия труда для женщин, дать женщинам возможность учиться – это тоже повестки экофеминизма.

Думаю, что нам, жительницам больших городов, покупая что-то в магазине, стоит в первую очередь задавать себе вопрос: как это было произведено. Была ли какая-то этически нездоровая ситуация? Не было ли там эксплуатации работниц, природы, каких-то вещей, которые вы бы сами не сделали.

Мы можем участвовать в изменении мира как потребительницы. Как женщины-активистки, которые распространяют информацию. Можем объединяться в какие-то кружки и думать, как бы мы могли изменить ситуацию в своем районе, в своем городе, обмениваться знаниями.

Проблема современного западного мира в том, что мы вообще не представляем, как живет остальная часть человечества, где производятся наши товары, наша еда. Многие люди даже не догадываются, что в России до сих пор есть рабство. Если мы будем освещать все эти вопросы, то у нас есть шанс что-то изменить.


Как девушки могут присоединиться к движению экофеминизма у нас в стране, какие есть организации?

К сожалению, я не знаю об экофеминистских организациях в России. Отдельно феминистских много могу назвать, много экологических. Я знаю несколько близких экофеминизму, но это больше творческие объединения. Например, есть такая группа «Швемы» — это швеи художницы, которые шьют одежду из б/у материалов, участвуют в переработке.

Я знаю только про Петербург, но что-то мне подсказывает, что таких организаций достаточно много. Другой вопрос, позиционируют ли они себя как экофеминистские. Но это не имеет значения, ведь важны не слова, важны идеи.

Какую реакцию вы чаще всего встречаете на свое творчество, сталкиваетесь ли с негативом?

Как феминистка и художница, занимающаяся политическим искусством, я, конечно, сталкиваюсь с негативом. Иногда мне что-нибудь пишут в личку, но в целом я отношусь к этому спокойно. От власти было несколько случаев – нас задерживали во время одной акции, и Варю – нашу участницу — арестовали и оштрафовали за картину «9 стадий разложения вождя».

Но я не могу сказать, что это что-то вопиющее, потому что это происходит с огромным количеством других активисток, феминисток в России. По мне, это просто результат отсутствия диалога между активистами, феминистками, людьми, которые выступают за экологию в России, и властью. Пока что диалога нет.

Хочу сказать слова благодарности людям, которые нас поддерживают. Потому что после того, как Варе назначили этот безумный штраф в 160 тысяч, огромное количество людей захотело помочь, ей присылали деньги со всего мира. Много людей заказывали футболки с изображением этой картины. На мой взгляд, это такой акт солидарности, который заставляет думать о том, что вообще-то мы очень сильны, когда что-то делаем друг для друга, и мы многое о себе не знаем. Мы лучше, чем мы думаем.

Расскажи о своих планах?
Мои планы — продолжать творчество. Может, осваивать новые формы, заниматься искусством. Искать более экологичные формы.

В своем творчестве я часто работаю с мусором. Например, у меня есть серия работ, сделанных на чеках. Известно, что чеки, сделанные на термобумаге, не перерабатываются, потому что в них мало целлюлозы, и они вредят остальному вторсырью.

Я бы хотела открывать для себя новые горизонты, находить союзниц и союзников. Мне бы хотелось, чтобы тема экологии, противодействия эксплуатации, женской эмансипации становилась более видимой, очевидной и чтобы люди понимали, насколько это важно и интересно.

Другие статьи по темам: