Газлайтинг: почему тебя убеждают верить в неправду

Представь себе такой сценарий: Вероника и Игорь встречались несколько месяцев. Вероника считала, что он «тот самый»: добрый, щедрый и веселый. Они съехались, но как только договор аренды на новую уютную квартиру был подписан, стало очевидно, что Игорь уже не так нежно относится к девушке. Еще спустя несколько месяцев она заметила его необъяснимую замкнутость и холодность. Скандалы стали происходить чаще, во всех проблемах он винил Веронику. Ей начало казаться, что кто-то другой переселился в тело ее возлюбленного, ведь тот человек, которого она любила, вел себя абсолютно не так.

Спустя время Игорь перестал вносить свою долю за квартиру, оправдываясь тем, что он еще не встал на ноги. Однако ему хватало средств на покупку нового смартфона и посиделки с друзьями в баре по три раза в неделю.

Когда Вероника решилась устроить серьезный разговор, он громко обвинил ее в недоверии и эгоизме, начал угрожать тем, что уйдет навсегда. В итоге парень категорически отказался обсуждать свое поведение и ушел ночевать к другу, оставив Веронику в слезах. На следующий день девушка уговаривала его вернуться, умоляя и извиняясь за то, что не доверяла ему все это время. Игорь милостиво простил Веронику за то, что она так «бурно отреагировала», и вернулся.

Проблемы нарастали. Он все чаще исчезал по ночам, возвращался в помятом виде, постоянно с кем-то разговаривал по телефону. Но как только Вероника начинала задавать вопросы, есть ли у него другая, тут же обвинял ее в том, что она параноик и сошла с ума. И вообще это только ее вина. Вероники в его жизни так много, что он не выдерживает — ему приходится уходить на сторону!
Девушка начала угождать изо всех сил, чтобы показать всю свою привязанность и понимание его сложной души. Ей казалось, что так он поймет, как она его любит, и снова превратится в того человека, которым был на момент первой встречи. Беда в том, что жертва, подобная Веронике, впадает в замкнутый круг эмоционального насилия, и это только начало.

Это явление называется «газлайтинг» — психологическое насилие, главная задача которого — заставить человека сомневаться в объективности своего восприятия, а также в самой реальности.

Почему так легко поддаться?

История Вероники и Игоря — классический пример нарциссического насилия. Обычно «хищник» изменяет партнеру, критикует его и высказывает свою ярость. Спустя время Игорь искренне будет считать, что Вероника — сумасшедшая, а он единственный, кто может с ней справиться. Постоянные скандалы расшатывают уверенность в себе и создают когнитивный диссонанс. Жертва осознает, что что-то не так, но не может решить проблему, ослепленная яростью своего мучителя.

Вероника знала, что отказ от платы за квартиру — серьезный звоночек, но после начала ругани решила, что ее поведение и вызывает конфликты. Ей не хотелось терять отношения, которые изначально были идеальны, ведь она много в них вложила. Так что, рискуя собственным достоинством, она решила вкладываться еще сильнее.
Газлайтинг развивается поэтапно и выглядит как варка лягушки в холодной воде. В конце концов жертва морально раздавлена. Полностью истощенный человек уже не может дать отпор, поскольку сталкивается с постоянным отрицанием, яростью и проецированием от «хищника». Спустя годы жертвы могут продолжать раздумывать, что же на самом деле произошло и в чем же их вина, что может усиливать неуверенность в себе.

Формы газлайтинга

Хотя определение газлайтинга довольно четкое, существует множество способов, которыми пользуются абьюзеры для того, чтобы поймать жертву на крючок.

1. Отказ и отрицание

Самая популярная форма — отрицание всего. Жена, которая завела любовника, не признает это, даже если есть недвусмысленные фотографии в качестве доказательств. Пьяница-отец отрицает, что когда-либо вредил своим детям, несмотря на то, что у них остались шрамы и воспоминания, доказывающие обратное.

Уклоняясь от фактов и придерживаясь альтернативных историй, обидчик вселяет чувство сомнения, хоть и крошечное, но постепенно разрастающееся в сознании жертвы. Дело доходит до того, что даже правоохранительные органы и общественность начинают акцентироваться на манере говорить жертвы, а не на том, что с ней произошло.

К сожалению, это еще и самая сложная форма в плане преодоления. Пострадавшая сторона так сильно рассчитывает на то, что их отношения вернутся на круги своя, что защищает обидчика и говорит окружающим, что их отношения стабильны и прекрасны. Повзрослевший сын не хочет признавать, что родители никогда его не любили, любящий муж предпочтет считать признания соседей о неверности супруги пустыми слухами.

2. Шейминг и эмоциональное расшатывание

Если абьюзер не может убедить в том, что истина — ложная реальность, тогда он добавляет немного эмоциональной «анестезии», небольшое обвинение. Теперь он не просто отвергает твою критику, но еще и делает из тебя некомпетентного человека, или обвиняет в психическом расстройстве.

Пристыживание — мощное средство подавления, ведь оно может проходиться по не зажившим детским ранам и создавать ощущение «маленького человека». Когда мы чувствуем себя недостойными, мы не склонны высказываться против несправедливости и отстаивать свои права, а начинаем обвинять самих себя.

3. Склонение к дурным привычкам

Самая сложная категория абьюзеров решается на еще один шаг — конкретные дискредитации партнеров. Они играют «врачей» в интимных отношениях и диагностируют жертв как «непослушных пациентов», которых непременно нужно наказать.

По данным Горячей линии по борьбе с домашним насилием, 43% людей в газлайт-отношениях оказывались в наркотической зависимости, а 89% лишались любого лечения по части психического состояния. По сути это означало, что «хищник» намеренно лишал человека в депрессии препаратов, а потом акцентировал внимание на том, что все равно они бы ничем не помогли.
Абьюзеры используют уязвимости, о которых узнали на ранних стадиях отношений, чтобы заставлять снова испытывать стресс. Они обвиняют жертв в том, что они страдают паранойей, хотя по сути преследуют их днями напролет. Подобные затянувшиеся отношения могут даже привести к самоубийству жертвы.

Как отличить газлайтинг от бытовых конфликтов?

Ложь будет постоянно повторяться, чтобы создать ощущение истины:

— Ты флиртовала с тем парнем. Я тебя видел.
— Я такой хороший человек. Я хорошо к тебе отношусь.
— Я же тебе сказал, я был на работе. Прекрати необоснованные обвинения.

Абьюзер будет сводить к минимуму последствия своих ошибок:

— В этом нет ничего такого. Не делай из мухи слона.
— Я почти тебя не тронул. Чего ты ноешь? Шрам не будет заметен.
— Я не повышаю голос, я всегда так разговариваю. Ты просто бурно реагируешь.

Человек может использовать обобщения:

— Ты всегда такая чувствительная.
— Ты слишком серьезно к этому относишься.
— С тобой одни проблемы.

Или отстраняться от разговора:

— Я уже тебе говорил об этом.
— Я не буду с тобой спорить, это не имеет смысла.
— То, что ты обвиняешь меня в чем-то, гораздо больше говорит о тебе.

Чтобы усиливать неуверенность в себе, абьюзер может ставить под сомнение память жертвы, или способность непредвзято осмыслить ситуацию:

— Я такого не помню. Ты уверена, что помнишь все верно?
— Тебе нужно научиться доверять людям.
— Как обычно, ты все изворачиваешь.

Газлайтинг не обязательно происходит в отношениях пары, столкнуться с этим можно и на работе, и в учебном учреждении, и в больнице, да и в обществе в целом. Например, часто женщин называют слишком эмоциональными и сумасшедшим, когда они осмеливаются проявить себя и перестать быть покорными. Газлайтинг может опасно влиять на наше понимание реальности, переформировывая ее, так что нужно непременно держаться за правду.