Образ жизни

Как айдолы меняют представления о маскулинности

11341
0
Девочкам — розовое, мальчикам — синее. Одним позволены и даже обязательны уходовые процедуры, других временами стоит силой гнать в душ. Так было раньше, сейчас же нормы изменяются. Мы уже говорили о том, как разделение на мужественное и женственное заставляет нас возвращаться к устаревшим порядкам, теперь расскажем, как в корейском обществе изменились представления о внешности парня и каким образом азиатское восприятие разрушает прежние устои по всему миру.

Как было раньше

В 90-е годы айдолы только начали менять индустрию и представления о традиционном мужчине. Хотя уже тогда в Южной Корее одержимыми модой были и парни, и девушки, первым все же предписывалось надевать одежду темных цветов, не уделять слишком много времени уходу, макияжу. Поэтому появление на сцене Ян Джун Иля было своего рода революцией. В 1991 году он, 22-летний парень, представал перед фанатками с ниспадающей на лицо челкой, молочной кожей — настолько светлой, что казалось, будто она сияет — и тем самым привлекал к себе хейтеров.

Издание The Korea Times отмечало, что многие ненавидели Джун Иля за его прогрессивные на то время взгляды, представления о моде и песни — парень пел о любви. Его женственные манеры настолько возмущали, что правительство отказалось продлить ему визу — Джун был гражданином США. Музыканту пришлось позабыть о карьере на долгие 30 лет.

Позже, в 1992 году, формировались первые бойз-бенды: дебютировали Seo Taiji and Boys, которые ориентировались на западные стандарты мужской красоты. Последовавшие за ними HOT уже позволяли себе макияж, хотя и не такой, который присущ современным айдолам: их максимумом было выйти на сцену с цветными полосками на лице, в остальном музыканты предпочитали мешковатую одежду.

K-pop в 90-е только начал приближаться к норме, которая позволяет членам группы наносить макияж. Тогда для обычного мужчины ношение мейкапа было нонсенсом — сейчас это необходимость.

— писал Ен Ху Ким, бывший музыкальный продюсер SM Entertaiment.

Что стало потом

В нулевые корейцы стали менять отношение к косметике. Она стала допустимым, а вскоре обязательным атрибутом и для мужчин. Бывший член группы U-KISS Кевин Ву рассказал в интервью Allure о культурном шоке, с которым столкнулся сразу после переезда: чтобы выступать с группой, Кевин перебрался в Сеул из Сан-Франциско и оказался поражен тем, что каждый второй мужчина в городе пользуется BB-кремом.

Меня смутило корейское понимание мужественности. Я помню, как рос в Америке: во времена моего детства знаменитости были предельно маскулинными, коренастыми, с волосами на лице. А вот корейцы оказались полной их противоположностью. Идеальный мужчина в их понимании обладал стройной фигурой, носил макияж.

— признался Ву.

Он также отметил, что тогда его коллектив одевался «словно персонажи аниме» — такого парня рядом с собой хотели видеть фанатки. Типаж музыкантов потом изменился, однако формула успеха осталась для всех одинаковой: будь таким, чтобы девушка непременно захотела с тобой встречаться.

Как современные айдолы меняют мир

Меняются представления о спектре сексуальности, во многих странах гомосексуалов теперь воспринимают иначе. Отчасти поэтому даже среди айдолов появляются открытые геи — одним из таких стал Холланд. Парень отмечает, что именно косметика и стремление к утонченности позволяет ощущать себя мужественно.

Я думаю, настоящая красота — это способность визуально подчеркнуть уверенность в себе и свободу в самовыражении. Истинный идеал — это взаимосвязь внутреннего и внешнего, и благодаря макияжу я могу выделиться.

Стоит сказать, что косметика в Корее — это не только про женственность. Она для всех.


— говорит в интервью Allure Холланд.

В некотором смысле айдолам приходится сложнее: им теперь нужно ориентироваться и на мужскую аудиторию, и на женскую, и в то же время задавать новые стандарты по всему свету. Теоретик танцев в Университете Сан-Диего Чуюн О, написавший работу «Снимая маски с сущности квиров: размытие и укрепление квир-стандартов посредством кросс-дрессинга в K-Pop» отмечает, что это создает сильнейшее давление на знаменитостей. А это, в свою очередь, заставляет и обычных людей соответствовать новым нормам, чтобы продвинуться дальше в обществе. Резюмируя: айдолы, стремясь стать более популярными среди фанатов, взяли на вооружение заигрывание с гендерными нормами. Те, кто на них равняется, а именно остальное общество, тоже приняли эту модель поведения. Так и разрушилось четкое разделение на мужское и женское в Южной Корее.

Так же, как и в масштабах Кореи, постепенно разрушается строгая сегрегация на маскулинное и феминное и в мире: последние несколько лет Запад равняется на Восток, однажды принявший европейские стандарты и полностью изменивший их. Это скорее хорошо, чем плохо: каждый человек получает возможность заботиться о своей внешней красоте. Для мужчин открыт мир ярких теней, волос пастельного цвета, субтильного телосложения, ориентации на уход за телом. Если 30 лет назад за это реально могли избить или закидать камнями, как Ян Джун Иля, то теперь такой образ будет не только допустимым, но где-то даже одобряемым, что показывает камбэк музыканта в 2019 году.

Читать по теме:КультураКак макияж и прическа использовались в качестве протеста