Как я научилась быть мамой: девушки рассказывают о своем опыте материнства

Июль 02 2019
Медиакультура постепенно начинает демонстрировать нам более реалистичный образ беременности и материнства. Селебрети открыто говорят о послеродовой депрессии, на экраны выходят фильмы, которые показывают воспитание детей совсем не с глянцевой стороны, например «Талли» с Шарлиз Терон.

Но отретушированных образов беззаботных мамаш, успевающих вести бизнес, путешествовать, играть в развивающие игры с тремя грудными малышами и при этом выглядеть свежо и ухожено, вокруг по-прежнему больше, чем реальных женщин. Далеко не все способны признаться, сколько сил и эмоций отнимает «самое счастливое время» в жизни молодых родителей. Heroine поговорил с тремя девушками о том, как они привыкали к роли матери, какими были их первые месяцы жизни с малышом и что помогало им справиться. Их истории далеки от картинок из Инстаграма, но это только подтверждает, что любой опыт нормален, даже если он не очень приятный.

Женя Краснощекова, мама мальчика, 8 месяцев

Я стала мамой в 25 лет, после 8 лет отношений и 2 лет брака. А еще был почти год попыток забеременеть, но это долгая история. В общем, это был очень запланированный ребенок. К тому моменту я уже успела пожить для себя, поработать, где хотела, стать коммерческим руководителем филиала федеральной компании в своем городе. Было всё — пора и в декрет. И он случился.

Я неслась в него, приготовив ребенку всё самое лучшее, начитавшись книжек, отрепетировав с мужем роды и первые дни дома… Сейчас мне смешно вспоминать, ведь мои бурные амбиции разбились почти сразу. Были долгие сложные роды, которых не ожидала, за ними пришла послеродовая депрессия.

Меня еще в родовой палате накрыла лавина из страхов, упреков в свой адрес, фобий, которых до этого не было. Я постоянно лила слезы и думала, ну зачем я родила ребенка, ведь хорошо же жили.

На что это было похоже? Я смотрела на своего малыша и думала: «Это не мой ребенок, это чужой. Почему я ничего не чувствую к нему?». Дни тогда тянулись долго, мне казалось, что все дети вырастают и становятся удобными, только мой крошечный и никак не вырастет. Я даже дневник тогда завела, чтобы помнить о трудностях материнства и не заводить больше детей. Ну а потом, когда мое состояние только ухудшилось, я решила тянуть себя из этой депрессивной ямы.

Сказать, что я справилась, будет нечестно. Справились мы — без помощи мужа это было бы сложнее в разы. Когда сыну было 4 месяца, я уже полноценно могла наслаждаться материнством. Страхи, тревоги, вся та боль остались в моем дневнике. Сейчас это всё в прошлом, я действительно счастлива.

Мы с мужем почти не помним первые 3 месяца родительства. Это был треш. Сложно было. И нет, не столько с малышом, сколько с новым ритмом жизни. После спокойной расслабленной и полной радостей она вдруг перестала нам принадлежать, все решения зациклились на сыне. Мы ели по его ритмам, спали, гуляли и даже ходили в туалет.

Самое интересное, что у нас две бабушки и два деда, которые еще молодые и активно рвались помочь.
Я тогда решила, что буду валиться с ног от усталости, реветь от отчаяния и недосыпа, но растить сына буду сама. «Кому рожала? Бабушкам?» Это тоже отголосок психоза после родов. Не надо так. Почему дельные мысли приходят тогда, когда уже отпустило?
Я стала вести блог, который помог мне справиться с послеродовой депрессией, выбраться из ощущения «дня сурка», даже найти новых подруг-единомышленниц. Недавно я опубликовала в нем свою историю материнства, несоответствия ожиданий и реальности, преодоления страхов. Ни один из моих текстов не находил еще такого мощного отклика.

Мой основной посыл — да, материнство бывает не таким, как рисуют в фильмах, показывают в рекламе. Но если проработать свои страхи, то жизнь круто меняется в любви к ребенку, в уважении к своему мужчине. Я рада, что у меня появился такой непростой опыт.

Я периодически общаюсь с девчонками, которые только родили своих малышей и испытывают непростые эмоции. Всем советую идти к психологу. Но вот себя я заставить не могла — нереально казалось оставить кому-то своего грудного ребенка даже на полчаса. Мне тогда помогло проговаривание эмоций. Говорить как есть: сегодня я чувствую себя так, мне не хватает того, помоги мне, я не справляюсь. Дать себе почувствовать себя ребенком, даже когда у самой на руках ребенок.

К нормальной былой жизни я стала возвращаться после полугода. Если буду мамой второй раз, то не совершу этой ошибки. Ребенку хорошо не в четырех стенах, ему хорошо с мамой. Поэтому мама может жить ярко и активно, если хочет. Я поняла это только недавно, но эта истина здорово бы перевернула мое материнство.

Алена Никулина, мама девочки, 1,1 лет

Когда у меня не было детей, я не интересовалась детскими темами, умиления детские вещи у меня не вызывали и на младенцев я смотрела без особого восторга. Дети как дети.

Моя подруга через 2 недели после родов пошла в универ и продолжила спокойно (так мне казалось) учиться и окончила его вместе со мной. Обычное дело — думала я.

Мамой я стала почти в 26, и это был осознанный выбор. Мы с мужем планировали беременность и очень ждали появления Вероники. Казалось, что мы готовы ко всему. Я читала книги о материнстве и представляла все в ярко-розовых тонах. Но все оказалось совсем не так. Впрочем, теория всегда расходится с практикой.

Первые 3 месяца с их коликами тянулись бесконечно, казалось, что так будет всегда. Из-за них Вероника очень мало спала. Я ходила по парку с коляской туда сюда, укачивала её, лишь бы поспала (по-другому она не засыпала). Однажды ко мне во время таких укачиваний подошла бабушка и сказала, что так нельзя, у неё же морская болезнь будет…вот я в молодости положила … и все в таком роде. А я в тот момент просто хотела отдохнуть.

Эти три месяца тянулись целую вечность, но теперь все переживания, бессонные ночи кажутся незначительными. Это было небольшое испытание, которое нужно было пережить.

Сейчас Веронике уже год и месяц, и я ей восхищаюсь! За этот год мы многое испытали.
Первое время я была полностью погружена в материнство, оно меня поглотило, мне казалось, что жизнь остановилась. Может быть, конечно, и гормоны сыграли свою роль, кто их разберет.
Я старалась делать все сама и не доверяла ребенка бабушкам. Наверное, это тоже какой-то послеродовой бзик. Месяцев в 5 я все-таки начала периодически оставлять Веронику с бабушкой, чтобы заняться своими делами.
А когда Веронике было 8 месяцев, я решилась пойти учиться на логопеда. Бабушки меня поддержали и вполне справились с моими отсутствиями на несколько часов.

Материнство на самом деле — это время возможностей, тот этап жизни, когда можно посмотреть на себя с другой стороны! Заняться тем, что действительно интересно. Многие после декрета кардинально меняют сферу своей деятельности и находят себя.

Мой совет тем, кому только предстоит пережить материнство, прост: помните о ребенке, но не забывайте о себе, ведь ребёнку нужна счастливая мама!

Екатерина Детман, два сына 6 лет и 1,5 месяца

Первого ребенка – Марка — я родила в 24 года, второго – Артемия — этой весной, в 30 лет.

Думаю, что историю материнства следует начинать с беременности и родов. Эти этапы у меня были разные.

Беременность Марком проходила легко. Я скакала, как конь, долго работала, не уходя в декрет. Вторая беременность получилась не сразу. Долгое планирование дало возможность переосмыслить, зачем мы вообще идем ко второму ребенку, готовы ли мы? Ведь первая беременность, скорее, была, не потому что мы были готовы, а потому что пора: давно знакомы, 5 лет встречались, несколько лет в браке, и люди уже как-то косо смотрели.

Беременность Артемием была сложнее. Несколько месяцев мне приходилось колоть уколы в живот, это было больно и дорого. Трудности укрепили меня в мысли, что нужно готовиться, искать информацию, чтобы второй опыт уже был другим.

Но начнем с первых родов: они длились 36 часов! Конечно, к такому нельзя подготовиться. Хотя я посещала курсы, даже выучила много способов дыхания в родах (и ни один не вспомнила, как это обычно бывает). Роды были очень болезненные и травматичные, особенно психологически. Кроме того, мы не сразу увиделись с Марком, несколько дней он лежал в реанимации. Ничего серьезного, но тем не менее врачи перестраховались.

Я была одна и не могла осознать, что материнство уже началось. Не было первого контакта с малышом, никто не выложил ребенка мне на живот, не приложил к груди.

Несмотря на это в роддоме я себя чувствовала прекрасно. Я высыпалась, кушала, гуляла, в то время как другие мамочки уже учились кормить грудью и ощущали на себе материнские будни. Я ничего этого не чувствовала, а потом, как обухом по голове, — на пятые сутки принесли Марка, еще сутки я побыла с ним в роддоме, и нас выписали. Эти сутки были кошмаром. Сейчас я не понимаю, почему тогда я вообще не могла отойти от него. Нас будто веревкой друг к другу привязали, я даже в туалет не решалась выйти.

Психологическая скованность в пространстве и во времени постоянно меня преследовали. Это было самое сложное, что я почувствовала, впервые став мамой.

Затем была красивая выписка, нас поздравляли, я временно успокоилась. А потом мы приехали домой, и праздник кончился. И хотя вокруг были родные люди и муж, все равно я чувствовала себя один на один с ребенком и осознавала, что никто не может разделить со мной ответственности за него.
Дальше начался первый кошмарный месяц в жуткой депрессии. Почему-то я плакала сутками, не могла выспаться, для меня это было пыткой. Я вообще очень дисциплинированный человек, привыкла ложиться в 9, вставать в 7. А тут постоянно не спала, и это сильно ударило по физическому и психологическому состоянию. Возможно, из-за этого я не могла собраться: не успевала поесть, почистить зубы, элементарно пойти в туалет. Когда я клала ребенка в кроватку, я впадала в ступор – что мне больше всего хочется сделать из всего перечисленного? Обычно выбирала сон, но спал Марк по 15-20 минут, и пока я собиралась и прикладывалась, он уже просыпался. Постоянно жила в такой гонке.

Помню один эпизод, который четко характеризует мой первый месяц. Я сижу во дворе на качелях (мы жили в частном доме с родителями мужа), Марк спит, и я понимаю, что очень хочу есть. Прошу мужа принести мне что-нибудь из еды, не важно что, просто принести.

Он приходит, я смотрю на тарелку, и у меня наворачиваются слезы от того, что нет сил просто потянуться к вилке и поесть. Полное физическое и психологическое опустошение.

И это при том, что мне очень помогали родственники. Я была полностью освобождена от бытовых забот, но все равно было тяжело. Первый месяц осложняло еще и то, что я не понимала, кого слушать. Советы чаще всего поступали неправильные: не приучай к рукам, не бери с собой спать. И вот как только я стала делать наоборот – все наладилось. Я стала высыпаться. Я нашла контакт с ребенком, научилась его успокаивать.

Сложно было находиться все время дома, в ограниченном пространстве. Тем более я работала телевизионным журналистом, привыкла находиться в движении. А теперь было ощущение, что жизнь закончилась, а у всех она идет. На улице лето, все едут на море, но не я.

Сейчас, уходя во второй декрет, я, наоборот, понимала, что теперь-то настоящая жизнь и начнется. Потому что пока ты на работе, ты живешь для кого-то, а в декрете ты свободна (несмотря на кажущиеся ограничения), и теперь я этим чувством наслаждаюсь. Чувством реальной свободы.

После 1 месяца с Марком все стало налаживаться. Как мне говорили со стороны: «Катя начала опять улыбаться, возвращается прежняя Катя». Не знаю, почему именно спустя месяц, может, действительно гормоны пришли в норму или я как-то свыклась. Как раз к тому времени у меня только-только получилось наладить грудное вскармливание, и жить стало легче.

Будучи беременной Тёмой я понимала, что мне нужно готовиться к родам и периоду после. Все говорят: «Готовься», а что нужно конкретно делать — непонятно. В первый раз вроде тоже готовилась, и не помогло ведь. Теперь понимаю, это от того, что я готовилась не психологически, а важно как раз это.

Я решила, что мне нужен индивидуальный подход: не групповые занятия, а беседа с психологом, чтобы разобраться в своих страхах и понять, почему первый опыт был именно таким. Я нашла своего человека, мы провели несколько часов за обсуждением моих опасений, моих первых родов. Я многое переосмыслила.

Я четко поняла, что мне нужна поддержка в родах. От первых родов у меня остался жуткий страх одиночества. Когда ты лежишь, кричишь, просишь прийти кого-то из медперсонала, а тебя никто не слышит.

Для девушек, которые не рожали, будет большим открытием, что в наших роддомах нет индивидуального подхода. Ты поступаешь в родильный зал, тебя кладут на кушетку, подключают к приборам и уходят. Периодически приходит врач проверить, как идет раскрытие, а в остальное время кричи сколько угодно.

Я поняла, что мне нужен рядом человек, который будет держать за руку, поднесет воды, позовет врача, если надо. И я такого человека нашла, нашла свою доулу. В нашем городе, да и не только, не все знают, кто это. В Ставрополе, где я живу, только приживается это «новшество», но мне удалось быть в числе тех, кто на роды брал с собой помощницу. Она ухаживала за мной и поддерживала решения, которые я принимала во время родов.

Вторые роды длились гораздо меньше, чем первые. Думаю, отчасти потому, что я заранее выбрала врача, обсудила все с ней и тщательно подготовилась психологически и физически. Продумала, что предприму в той или иной ситуации. Роды длились 9 часов, и, если честно, я даже не очень поняла, рожала я или это у меня какая-то спа-процедура была. Настолько все было по-другому.

Я все ждала подвоха: когда же все будет как в первый раз, когда я буду сходить с ума от боли. Но этого не случилось.

Мы сразу обсудили, что ребенка после родов никуда не унесут, и Артемий остался рядом со мной. Мне приложили его к груди, мы лежали около получаса вместе, привыкали. Был сделан правильный старт. Кроме того, я уже четко знала, что и как делать в уходе за ребенком. Думаю, благодаря этому у нас довольно быстро наладился нормальный сон, уже вырисовывается режим. В конце первого месяца могу сказать, что как тогда больше не было. Вся эта подготовка не прошла зря. И в этот первый месяц я не голодная, выспавшаяся, довольная и счастливая мама.
И все равно я бы не хотела, чтобы в первый раз было по-другому. Понимаю, что мне нужно было пережить этот опыт, иначе я бы не стала той, кто я сейчас (а я себе сейчас очень нравлюсь!). Мне не нужен другой сценарий.

Девушкам, которые только готовятся стать мамами, я бы советовала перенимать хороший опыт других мам, находить позитивную, но в то же время достоверную информацию о физиологии родов первом месяце жизни. Заранее искать профессионалов: психологов, врачей, возможно, специалиста по грудному вскармливанию.

Плюс, маме очень важно думать о себе, не только о малыше. Я даже скажу, что собственное состояние должно быть в приоритете, потому что, если маме плохо, плохо всей семье. Сейчас я понимаю, что настроение в семье задает именно женщина. Поэтому мой совет молодым мамам – не забывайте про себя!

Другие статьи по темам: