Мать драконов: почему сильных женщин изображают злодейками

Сентябрь 26 2017
0
Последний сезон Игры Престолов начался с жесткого массового убийства. Если быть точнее, массового убийства, которое совершила Арья Старк. Сцена, где девочка-подросток осуществляет месть, которую планировала еще со второго сезона, возможно, была самым ярким моментом удовлетворения в истории этого сериала. Это произошло в том же зале, где состоялась резня четыре сезона назад. На этот раз вместо трагедии это был триумф. Наша маленькая любимица выходила из зала, полного трупов, как рок-звезда, которая бросает микрофон, покидая сцену.

В выдуманных мирах

Игра Престолов довольно долго была известна людям как выдуманный мир, в котором ужасно относятся к женщинам. Тем не менее создатели так вложились в развитие женских персонажей, что они заняли все главные сценарные линии.

Да, исходный материал принадлежал Джорджу Р. Мартину, но в седьмом сезоне сюжетом управляли режиссеры Бениофф и Вайс, и они сами сосредоточились на девушках-правителях. Каждая фракция, сражающаяся за право сидеть на Железном троне, голодна и кровожадна, и в той или иной форме связана с женщиной. А женщины в этом сезоне разносят замки, покоряют земли, осуществляют месть и планируют войны друг против друга. Дейнерис сменила мудрость на воинственность, а Серсею Ланистер назвали самой опасной женщиной семи королевств. Большинство мужчин же, борющихся за престол, умерло в предыдущих сезонах, либо сражается под командованием женщины. Даже строптивый Джон Сноу преклонил колено перед Матерью Драконов.

Конечно, все героини сериала колоссально различаются. Некоторые из них более человечны, чем другие. Некоторые больше хотят мстить, чем править, или править больше, чем мстить. В конечном итоге они делают и то и другое. Все они были травмированы событиями, и всем пришлось совершать аморальные поступки.

Почему не героини

То, что эта довольно мрачная история на данный момент так сосредоточена на женщинах, возможно, говорит нам о том, как расширяются права и возможности женщин, и о том, что они действительно могут быть центральной фигурой повествования. Нам нравятся женщины-злодейки больше, чем женщины-героини. Злодеи часто гораздо более убедительны, чем герои, и часто являются отправной точкой для многих из нас, которые также не видят в себе героинь. Злодеи дают нам узнать человека, которого исказила травма, который терпит неудачу раз за разом и который живет нешаблонно.
Истории происхождения злодеев обычно довольно темные и даже намного страшнее, чем у протагонистов. Их травмы копятся годами, чтобы создатели могли оправдать садизм и кровожадность персонажа, но при этом не раскрывать всех подробностей мрачных историй.

Если ты плохой персонаж, то ты с легкостью попадаешь в центр повествования, даже если твоя предыстория не раскрыта. И часто персонажи-злодеи становятся более убедительными, чем главные герои, потому что мы находим себя в антигероях и не находим в героях.

Плюсы и минусы

В некотором смысле быть злодейкой — значит быть сильной и независимой, цельной личностью. Злодейка может открыто выражать свои недостатки, которые обычно мы пытаемся скрыть, чтобы сделать себя подходящей для общества. Возможно, мы называем злом свободу, возможности и способность видеть далеко вперед.

Но стоит нам взглянуть на окружающий нас мир, чтобы понять, что это все неправда. Настоящие злодейки в нашей жизни, с их деньгами и властью, доказывают, что это не так. Игра Престолов — всего лишь пример того, как существующая тенденция проникает в вымышленные миры.

В реальной жизни

Одна из фигур, которую можно назвать злодейкой в реальной жизни, Элизабет Холмс —основательница стартапа, которую назвали новым Стивом Джобсом. В 2004 году она основала Theranos, компанию для реформы здравоохранения, которая бы позволяла иметь доступ к первичной диагностике, вроде анализа крови на дому. Словно Убер, который может определять, умираешь ли ты.

В 2014 году она привлекла 400 миллионов долларов к своей компании и журнал Форбс назвал ее самой молодой женщиной, которая самостоятельно стала миллиардером. Обложки журналов сравнивали ее с Джобсом, и сама Холмс поддерживала эти сравнения, одеваясь в черные водолазки. Она была живым доказательством того, что девушка может побороть женоненавистничество в Силиконовой долине, и что женщины тоже могут быть техническими гениями.

Но потом выяснилось, что весь ее стартап — ложь. Холмс охватили судебные разбирательства, связанные с медицинскими ошибками, поддельными исследованиями, ненаучными экспериментами и так далее. Она долгое время пыталась оправдаться в прессе, пока не поняла безуспешность этой затеи.

Холмс — классическая мошенница из Американской мечты, она была той правдой, в которую хотели верить. Она вдохновляла людей, стимулируя технический рост, она смогла собрать миллиарды долларов и буквально литры человеческой крови. Она настолько аллегорична, что не кажется реальной.

Откуда берутся злодейки

Большая часть феминистской борьбы направлена на расширение прав и возможностей. Ни одна могущественная женщина не стала воином от счастья: обычно она травмирована монстром. И, как у злодеек, которых однажды травмировал монстр, у нас тоже есть такие чудовища. Иногда монстром для нас может выступать культурный фон, который еще не готов к принятию феминизма.
Изображения злодеек в культурном эпосе напоминают, что женственность может быть пугающей, внезапной и истеричной от того, что не может быть сексуально привлекательной. Пустить женщин к власти без изменений всего общества будет означать всего лишь воспитание новых суперзлодеек. Чтобы иметь шоу для мужской аудитории, в котором женские персонажи будут захватывать страны, женским персонажам придется быть убийцами и психопатами.

Влияние власти

Конечно, мы уже достигли определенного прогресса по части равенства женщин. Мы готовы к женщинам на управляющих позициях, но не готовы признать, что женщины тоже могут быть коррумпированы, кровожадны и некомпетентны. Это не зависит от гендера — так влияет на людей власть.

В искусстве принято воспринимать мужчин как сильных воинов, как сложные фигуры, которые способны сражаться за власть, не теряя при этом голову и не стремясь к беспощадной мести всему живому. Значит, есть надежда, что и женщин однажды удастся рассмотреть в таком ключе. «Сильные женские персонажи» существуют как в художественной, так и в повседневной жизни, но почему-то мы о них так редко вспоминаем.

Другие статьи по темам: