Мертвый груз: девушки рассказывают о том, как впервые сделали аборт

До начала XX-го века аборт считался преступлением, и наказанию подвергались как женщины, решившиеся на него, так и врачи, согласившиеся провести эту операцию. Еще раньше во многих странах Европы прерывание беременности было грехом, а женщин, вынужденных прибегнуть к нему, клеймили. Сегодня аборты — легальная процедура почти во всех странах, но физическое и психологическое давление не ослабевает. Но осуждать и спорить всегда намного легче, чем пережить подобный опыт самостоятельно. Мне стало интересно, что же на самом деле чувствуют девушки, которые когда-либо делали аборт, что заставило их обратиться к этому решению и как их мировоззрение вписывается в современную культуру абортов в нашей стране.

1. Ольга, 35 лет

Я чувствовала себя очень одиноко, когда приняла решение сделать аборт. Я поняла, что беременна, когда была уже на третьем месяце, а мой гинеколог сказал мне, что в случае нежелательной беременности ее необходимо прервать немедленно, иначе скоро будет слишком поздно что-то делать. Из-за этого я чувствовала на себе нереальное давление — мне необходимо было принять решение очень быстро, а я даже не успела обсудить его с кем-то близким. Мне было страшно, что мои родители будут разочарованы, ведь я всегда была «хорошей девочкой», училась на отлично, не гуляла с сомнительными парнями и, по мнению моих близких, не занималась сексом. Я училась в университете и только начинала самостоятельную жизнь, и мне казалось, что ребенок может разрушить все мои планы и мечты.

В итоге я пришла к тому, что аборт — лучшее решение для меня, и я смогу без трудностей перенести все самостоятельно.

В течение следующих двух недель я готовилась к операции, совершенно не осознавая, что всё больше и больше влюбляюсь в еще даже не до конца сформировавшегося во мне человека. Я чувствовала, как он растет внутри меня, бессознательно поглаживала живот и сомневалась. Мне приходилось убеждать себя, что другого выхода нет, что это то самое важное решение в жизни, которое мне необходимо было принять сейчас.


Мне было всего 20 лет, и я решила пройти через эту процедуру самостоятельно.
Врач, которая делала мне УЗИ, несколько раз удостоверилась, действительно ли я хочу это сделать, не оказывают ли на меня давление, а потом спросила, хочу ли я увидеть ребенка… и я согласилась. Это было ошибкой, потому что в тот момент, как я увидела живое существо на экране, я поняла, насколько люблю его. Давление, которое я испытывала, исходило лишь от меня самой. Я понимала, что уже слишком далеко зашла в своем собственном решении и отступать назад нельзя.
Меня положили в палату, где уже не было того заботливого отношения, с которым я столкнулась в кабинете УЗИ. Сестра уложила меня и дала две таблетки — это была первая часть процедуры. Проглотив лекарство, я почувствовала, как мой ребенок буквально умер внутри меня и лег невыносимым грузом. Я стала врагом для самой себя в тот момент, когда процедуру больше нельзя было обратить. Помню, как написала сообщение своей лучшей подруге со словами: «Я убила своего ребенка». Я расплакалась. Мне казалось, что я помню последний «вздох» своего нерожденного ребенка. Я думала, что это самое ужасное, что на этом всё должно кончиться, но нет, следующий этап — операционная.

Мне сделали анестезию, используя большую иглу. Я видела лишь, как ее направляют в область моих гениталий, и больше ничего не помню. Медсестра посмотрела на меня с сожалением и сказала, что если что, я могу сжать ее руку. Меня накрыли ниже пояса, чтобы я ничего не видела, но я слышала ужасный звук, когда из меня высасывали что-то, словно пылесосом. Я испытывала схватки по всему телу, когда из моего живота буквально выковыривали жизнь.

Я начала паниковать, когда увидела кровь и плоть. Я стала кричать, и в этот момент медсестра обняла меня, как обнимала моя мать, когда я болела. Я никогда не чувствовала себя настолько одинокой, как в этот момент. Я не должна была проходить через всё это в одиночку, мне не стоило поступать так с самой собой.

Меня перевели из операционной в палату, где я какое-то время была одна. Там я кричала, плакала, ненавидела себя, но никто ко мне не пришел, даже осведомиться о моем состоянии. Я провела там немного времени, но не помню ничего, кроме мыслей о том, что я убила своего ребенка, что он мог бы родиться, жить, смеяться, учиться, а я сделала это невозможным. Мне понадобилось много лет, чтобы хотя бы приблизиться к тому, чтобы простить себя, но я до сих пор помню, как это было.

Сегодня у меня уже могла бы быть дочь или сын, если бы я не совершила эту ошибку.

Для тех, кто еще не принял подобного моему решения, я советую хорошо подумать, обязательно попросить кого-то о помощи и поддержке, потому что какой бы сильной вы себя ни считали, аборт — это психологическая травма, которую вы не сможете просто забыть.

2. Марина, 30 лет

Мы с мужем ждали второго ребенка и были очень рады этому событию. На 12 неделе беременности УЗИ показало дефект развития нервной трубки плода — энцефалоцеле. Врач, наблюдавший мою беременность, поставил меня перед невыносимо сложным выбором: я могла бы согласиться на аборт или же продолжить беременность и надеяться на то, что ребенок родится с нормальной активностью мозга, если выживет вообще. Это было ужасно, но мы с мужем решили прервать беременность.


Это была девочка, которую мы уже полюбили, которую ждали и готовились к ее появлению. Я до сих пор вспоминаю ее, словно это уже родившийся ребенок, которого наша семья потеряла. Сегодня ей могло бы быть уже 5 лет, она бы ходила в детский сад, а наша жизнь шла бы, как и было запланировано.
Я понимала, что аборт в данном случае — это способ уберечь семью от боли и утраты. Сегодня очень много говорят об абортах и о том, как это неправильно, как аморально и греховно. Но каждый раз, когда я представляю, как тяжело было бы моему мужу и дочери наблюдать мою фатальную беременность, а после прощаться с мертвым членом семьи, я понимаю, что сделала правильный выбор, если это вообще можно назвать выбором. Я всегда выступаю за право на аборт, так как это намного больше, чем просто безответственное убийство. Для очень большого количества женщин — это действительно единственный выход, который не дается так просто, как кажется осуждающим.

3. Анжелика, 29 лет

Я узнала, что беременна от парня, с которым встречалась 8 месяцев. Он был разведен и был совершенно не готов к новой семье и детям, поэтому мне пришлось решиться на аборт. Это было тяжело, но он поддерживал меня. Мы нашли хорошую клинику, где всё было дорого, но зато качественно.


Мне 29 лет, я работаю в крупной фирме, живу в собственной квартире и устроена во всех сферах жизни. Но в том, что я сделала правильный выбор, согласившись на аборт, я сомневаюсь до сих пор. Мне было очень тяжело решиться на это, и я не хотела, до последнего сомневалась, но всё же решилась. Сейчас я всё еще встречаюсь с человеком, от которого была беременна, но он до сих пор не уверен, хочет ли иметь детей в будущем.

4. Наталья, 45 лет

Сегодня моему ребенку могло бы быть уже 22 года. В 1992-ом году я была беременна вторым ребенком, которого мы с мужем очень хотели. Но в ходе беременности я стала ощущать себя немного странно, словно всё идет не так, как должно. Так как у меня уже был опыт с дочерью, которая родилась здоровой, я забеспокоилась, что моя беременность протекает болезненно. Я решила обратиться к врачу после того, как гуляя в парке, я почувствовала слабость. Присев на лавочку, я попыталась расслабиться, но всё, что я ощущала, было лишь тяжестью внизу живота.


В этот же день меня привезли на скорой в роддом, в котором я должна была рожать. Врач, которая осматривала меня, была очень напряженной. Тогда еще не было как такового УЗИ, поэтому меня «слушали» с помощью стетоскопа. Я помню тот момент, когда врач сказала:
«Мне жаль, но ребенок мертв. Я ничего не могу сделать».
В этот момент меня словно сбил поезд. Ее фраза «Я ничего не могу сделать» была еще тяжелее, чем безжизненный плод внутри меня. Аборт мне никто не предложил, так как в государственных учреждениях это не было популярным.

Мне сказали, что нужно ждать выкидыша, что означало ходить с мертвым телом внутри до тех пор, пока не начнутся преждевременные схватки. С этим меня отправили домой.

Я была разбита на тысячу осколков, когда муж забрал меня и отвез домой. Всю дорогу мы молчали, а я собирала волю в кулак и пыталась настроить свой организм на выкидыш. Мое тело стало таким податливым, что выкидыша не пришлось долго ждать. В этот же вечер я позвонила в скорую, говоря, что рожаю. Меня снова привезли в роддом, быстро перевели в родовую палату, и вот уже надо мной стояли врачи.

Моя дочь родилась в полной тишине. Через год я осознала, как всё плохо с отечественной медициной, ведь у меня мог начаться сепсис, и я сама могла умереть. Врачи не должны заставлять женщин проходить через агонию ношения в чреве мертвого ребенка. Это опасно и невыносимо психологически. Я все еще скорблю по своей дочери, которую я даже не держала в руках и не успела придумать ей имя.

5. Алена, 35 лет

Я сделала аборт, когда мне было 23 года. Я жила вместе со своим женихом на съемной квартире, училась в университете, и мы оба работали, чтобы содержать себя. Я принимала противозачаточные таблетки, но однажды они просто не сработали. Вместе с моим будущим мужем мы решили, что аборт — это правильное решение, так как мы не сможем нормально воспитывать и содержать этого ребенка, ведь у нас для этого недостаточно денег и опыта, к тому же я собиралась идти на ученую степень и необходимость посвятить себя материнству не входила в мои планы.

После того, как процедура закончилась, я испытала облегчение. Моя мать и жених очень хорошо поддерживали меня, и до сегодняшнего дня никто из моих знакомых не знает о том, что я сделала. Сейчас я замужем за тем же парнем, мы закончили учебу, я получила свою степень, работаю на хорошей работе, и у нас растет прекрасная дочь. Я понимаю, что сегодня у нас с мужем есть и время, и ресурсы, чтобы дать этому ребенку всё, что ей необходимо, и вся эта прекрасная жизнь была бы невозможной, не сделай я аборт тогда. Я не стану говорить, что это решение — лучшее, что я могла сделать, но я точно не жалею об этом и никогда не стану осуждать женщин, которые сделали то же самое или же отказались от этого выхода.

6. Лилия, 24 года

Мне было 19 лет, и я переживала ужасный развод. Самое скверное было в том, что я узнала, что беременна от мужчины, который вот-вот должен был стать моим бывшим мужем. В то время я уже жила у мамы, и все симптомы говорили о том, что я точно беременна. Я всё же решила купить тест и сделала его дома у своей подруги. Когда тест оказался положительным, мы обе начали плакать. Я уже знала, что собираюсь делать, но всё же отправила фотографию теста своему мужу.

Единственное, что он написал мне: «Во сколько мне это обойдется?»

Мне не хотелось посвящать в это много людей, поэтому я сказала лишь матери. Ее комментарии были обескураживающими:

«Как ты могла забеременеть от бывшего мужа? Что ты собираешься делать? Как ты могла быть такой безответственной?», и всё в таком духе. Мне было очень скверно, но я всё решила.


Муж перечислил мне 100$ — этого хватило бы только на аборт без анестезии. Я совершенно не хотела быть в сознании в течение этой процедуры, поэтому попросила его перевести еще денег, но он сказал, что едет на концерт, поэтому не может ничем помочь.
Моя подруга заняла мне еще денег, чтобы операцию провели максимально безболезненно. Я рыдала всё время, пока ждала своего приема, подруга и мать были рядом, поддерживали меня. Я понимала, что не готова быть матерью и не хочу иметь детей от этого человека — моего бывшего мужа.

После того, как всё кончилось, я очнулась усталая, но спокойная. Худшее было позади. Это было в 2012-м году, и с тех пор я ни дня не жалела о сделанном.

7. Дарья, 30 лет

У меня двое детей, одного я родила в 18 лет, другого — в 25. Я замужем за отцом моих детей, имею образование и хорошую работу. Я считаю, что моя история должна быть рассказана, потому что я пережила не «типичный аборт». Современная культура абортов учит нас тому, что в такую ситуацию может попасть только молодая, бедная или каким-либо образом обиженная жизнью девушка, которая автоматически становится жертвой. Решившаяся на прерывание беременности девушка обязательно необразованна и не приспособлена к жизни. Но это далеко не всегда является правдой.


Я — 28-летняя девушка, замужняя и твердо стоящая на ногах, решилась на аборт на 4-й неделе беременности просто потому, что знала: родить ребенка — это не выход для нашей семьи. Я записалась на прием уже на 5-й неделе. До сих пор я сомневаюсь и спрашиваю себя, правильно ли я поступила. Но в глубине сердца я уверена, что так было нужно для моих детей, моего мужа и, самое главное, для меня. Я не говорю, что это было единственным решением, нет, выход был не один, но я пошла на аборт совершенно осознанно.

Я считаю, что осуждение со стороны общества — это неправильно.

Нельзя клеймить женщин за их право распоряжаться собственным телом и своими жизнями.

В моем случае аборт был лишь одним из вариантов, но ведь бывают ситуации, когда у матери больше не остается выбора. И это решение болезненное, независимо от причины и обстоятельств. Я уважаю тех женщин, которые думают не только о себе, но и о своих семьях, когда идут на такой шаг, и никогда не стану осуждать кого-то, кто поступил так же. И никто не должен.

Другие статьи по темам: