Незнакомец прислал мне 120k за обнаженку, а взамен я чуть не лишилась рассудка

Интернет — мать-кормилица заблудших душ нашего поколения. Кого только не встретишь в социальных сетях, и что только не сделаешь, ради лайка. Интернет дает слишком много свободы для молодых людей, и иногда беспечность может обернуться трагедией. Я хочу рассказать тебе историю о девушке, которая попалась на крючок к самому настоящему психу, и о том, какие ценные жизненные уроки она смогла вынести из своего онлайн опыта.

Студенческие годы были для меня не самыми радужными. Денег не было, работать было некогда, да и не хотелось особо. Недолго думая, я создала аккаунт на Kickstarter, надеясь на халяву и фортуну. Чем черт не шутит? Так как меня не покидало чувство, что деньги все-таки необходимо заработать, я опубликовала статус во всех своих социальных сетях, что сделаю всё, что от меня попросит щедрый спонсор.

Все начиналось безобидно, с простой шутки. Друзья просто брали меня на понт, перечисляли смешные суммы, а взамен просили что-то вроде «Улыбайся почаще», «Расскажи смешную шутку», «Напейся со мной», — ничего особенного. Я подозревала, что найдутся и такие оригиналы, которые обязательно попросят обнаженку или секс по скайпу/телефону, и я была к этому морально готова.

Мне было всё равно, сколько людей увидят мою грудь или еще что, мне просто нужны были деньги, чтобы платить за еду и общежитие, а такой вариант казался самым простым и к тому же веселым.

В результате я заработала около 3000 рублей всего за месяц, выполняя дурацкие просьбы своих друзей, но однажды на мой счет поступила весьма соблазнительная сумма — 30 000 рублей. Увидев уведомление на экране телефона, я буквально подавилась своим кофе.


Парень представился именем Александр. Мысленно окинув всех парней с таким именем из своего круга знакомых, я так и не смогла предположить, кто бы это мог быть. Но, вероятно, этот человек знал меня, раз увидел статус ВКонтакте и был в курсе, что я в нужде. В итоге Александр отправил мне сообщение, попросив прислать ему серию провокационных фотографий с ножом. Проще простого!

Я надела свое самое сексуальное белье, взяла нож с общаковой кухни и сделала пару селфи, где прижимала кусок холодной стали к своей груди, губам и прочим частям тела, не показывая лица.

Первое, что пришло мне в голову, — наверное, у парня какой-то фетиш, страсть к БДСМ или еще какое-нибудь мазохистское дерьмо, но мне было наплевать, уверена, что за 30k еще и не такое можно сделать.

Спустя несколько дней на мой счет поступило еще 30 штук. Моей радости не было предела, я уже начала планировать, куда спущу эти деньги, совершенно не думая о том, что за них придется делать. На этот раз Александр попросил прислать ему видео, в котором я должна была нарисовать сердце на стене, но отнюдь не красками, а собственной кровью. Я бы хотела соврать, что я колебалась, думая, что это безумная идея, а мой загадочный спонсор — чокнутый маньяк, но после того, как с его легкой руки я покрыла месячную аренду, купила шмоток и еды, даже подумала, что могу съехать с захудалого общежития, в моем сердце была чистая жажда заработка. Ничего личного, просто бизнес. Извращенный, но прибыльный.


Еще одна мысль закралась в мое сознание: «Если Александру понравится мое «творчество», то, возможно, гонорары будут расти». И я рискнула. Установив телефон на столе, я взяла всё тот же нож, прислонила его к ладони, сделав небольшой порез, стараясь подавить тупую улыбку и, конечно же, боль, ведь не каждый день приходится заниматься самобичеванием за деньги. Если вы думаете, что у меня получилась рана в стиле Сэма и Дина Винчестера, то вы ошибаетесь. Едва заметная ранка (на большую духа не хватило, да и резать себя оказалось очень болезненно и страшно), но, тем не менее, крови хватило, чтобы нарисовать небольшое сердце на стене.

Отправив видео своему богачу, я перевязала руку и постаралась смыть следы творчества со стены, но вот прикол: кровь не так-то легко смывается. В итоге вся стена была в разводах, пришлось вешать рамку, чтобы прикрыть этот срам.

После того, как всё кончилось, я, счастливая и гордая от заработанных денег, вдруг задумалась о том, что меня переполняет еще и смущение…

«А нормально ли это? Каждый раз, смотря на свою руку, я буду вспоминать то, что произошло».

От этих мыслей стало немного не по себе, в какой-то момент мне даже стало очень стыдно. Так бывает, когда сначала делаешь, а затем думаешь, оцениваешь масштаб произошедшего и хочешь провалиться под землю.

Мою нравственную тоску развеял запах денег, а вернее, звук нового уведомления, в котором Александр сделал следующее щедрое пожертвование — 60 000 рублей! Еще до того, как прочитать требование, я уже была уверена, что сделаю всё, что бы этот извращенец ни попросил.

«Мне нужны эти деньги, даже если придется…».

«Оставьте мертвое животное на крыльце дома (адрес скрыт по желанию автора — прим ред.) вместе с любовной запиской, прикрепленной к нему».

Идея убить животное казалась мне чудовищной.

Сердце билось так сильно, что казалось, будто мои глаза сейчас выпрыгнут из орбит и покатятся по тротуару.

«Да за такое горят в аду!».

Я решила, что отступать нельзя, поэтому отправилась на поиски уже мертвых животных. Мой план казался мне блестящим, так как в этом случае руки придется марать лишь грязью, а не очередной кровью. Я долго бродила по самым злачным местам города до тех пор, пока не забрела в лесополосу. Бинго! Недалеко от меня в траве лежала мертвая белка.


Собирать мертвых животных не так-то и просто. Мало того, что вонь стоит невыносимая, так еще и само бедное, обиженное природой существо буквально разваливается в руках. Я собрала в кулак всё свое отвращение, перемешанное с безумием и жалостью, попыталась завернуть несчастную белку в целлофан, пока из нее вываливались кишки, а мех прилипал к моим рукам. Брррр! Тошнота подступила к горлу, но я сдержалась. Я понимала, что у меня есть план: перчатки, мусорный пакет, щипцы. Нет времени извергаться как перепившая школьница.

Я сделала всё, как просил Александр, мысленно давая себе обещани, в следующий раз быть более собранной и организованной. Да, я знала, что будет следующий раз…

120 000 рублей. Да мне пришлось бы год копить такие деньги, а тут они сваливаются на меня за один вечер.

Я долго обновляла сообщение, думая, что цифра изменится, что мой щедрый спонсор просто сделал опечатку. Но нет, сумма оставалась прежней. Любопытство разрывало меня на части прямо изнутри, я хотела увидеть, что же он попросит за свои дары.

«Вернитесь в дом, в котором оставили послание». Какая-то уловка? Почему нет никакого криминала? Где приказы разбить окна, украсть украшения, измазать стены еще какими-нибудь своими жидкостями?

Странное разочарование медленно растворялось во мне, пока я думала, что здесь что-то не так. Мысленно я вспоминала, как выглядело место, в котором я оставила свой больной сюрприз: старая халупа, ржавые окна и полуразрушенное крыльцо. Мне было легко от мысли, что в такой дыре животное никто и не заметит, а если заметит, то не сочтет это чем-то странным, ведь всё вокруг этого место излучало разложение и упадок.

И мне нужно было вернуться туда. Так сказал Александр. Я продолжала строить из себя адвоката дьявола, подозревая, что никто не получает блага даром и, возможно, я уже продала свою душу. Я утешала себя тем, что раз до сих пор не произошло ничего плохого, почему это обязательно должно произойти? Может быть, Александр — просто сумасшедший или богач, чья жизнь настолько скучна, что он любит развлекаться таким способом. Несколько часов я думала о том, что денег, которые он мне прислал, хватит на то, чтобы жить в свое удовольствие и покрыть свои самые важные нужды. Но жадность — корень всего зла, и меня это чувство не покидало. С одной стороны, я понимала, что мной завладела алчность, а с другой, казалось, что желание жить нормально и не страдать на идиотской работе за гроши, — это не криминал. Раз выпала такая возможность, почему я должна отказываться?

Я решила не забивать голову тяжелыми размышлениями и попытками додумать развитие событий, а просто пойти туда, ведь пока что это было самое безобидное из всего, что он просил.

Я приехала по знакомому адресу на велосипеде, спрятала его в кустах, подошла к этим развалинам и попыталась найти способ пробраться внутрь. Окно на заднем дворе оказалось очень хилым, мне удалось открыть его снаружи и влезть в дом. Я никогда не была хрупкой девушкой, поэтому это испытание далось мне достаточно легко.

Я оказалась в гостиной, которая выглядела совершенно обыкновенной: диван, разбросанные шмотки, коробки, диски, книги.

На стене висели фотографии соседних домов, окон и, очевидно, девушек, которые в них жили.

«Да он, по ходу, сталкер!».

Я внимательно изучала фотографии, сердце билось как бешеное, руки дрожали, но вдруг меня объял ступор — я увидела свое фото…

Вот я в пижаме с утренним кофе. Вот я иду на работу. А вот стою в переулке и курю во время перерыва. А вот я в короткой юбке и с каблуками в руке не совсем трезвая возвращаюсь домой после тусовки с друзьями.

«Что за?..».

Я не могла найти никакой логической связи, хотя она была вполне очевидной — я наткнулась на сталкера!
Мои размышления прервал вибрирующий в кармане телефон. Еще одно уведомление, на этот раз о 300 000 рублей. И всё, что должна была сделать… это просто ужасно! Я чувствовала себя героиней романа Достоевского. Убить человека.
«Что, черт возьми, происходит?».
Я должна была бы убежать домой, запереться на кучу замков, удалить чертов аккаунт сразу после последнего поступления денег и больше никогда не заниматься подобными вещами. Но я стояла как вкопанная, держа рукоятку ножа в кармане. Я взяла его на всякий случай, словно была уверена, что он мне понадобится.

Итак, мне нужно было убить кого-то в этом доме. Признаться, меня одолевали смутные чувства. Этот человек мог быть насильником, маньяком, педофилом или же убийцей. Экзистенциальный конфликт разгорался в моей голове всё сильнее и сильнее.

«Разве этот мир не станет лучше без таких людей? Разве это не на пользу обществу?».

Но, к счастью, мне хватило мозгов, чтобы понять: я просто оправдываю свою жажду денег как чертов Раскольников. Я бы никогда не смогла убить человека. Да что уж тут, я не смогла прикончить животное, а человека… об этом не может идти и речи.

«Тварь дрожащая!», — пронеслось в голове.

Услышав звук человеческого голоса, я испугалась, резко обернулась в сторону звука, механически достав нож из кармана так, словно каждый вечер охочусь на мудаков вроде этого в надежде отчистить город от скверны. Не было времени восхищаться собственной моторикой и бесстрашием, так как человек, голос которого я услышала пару мгновений назад, нацелил на меня пистолет.

Я не помню, что происходило со мной в тот момент. Мне казалось, что я в бреду или сплю, и вижу, как попала в сюжет любимого боевика, и вот-вот будет развязка, в которой зрители, конечно же, будут болеть за меня. Но это было совсем не смешно, не драматично, не эстетично, это было чертовски безумно, страшно до тошноты и как никогда реально.

«Ты была готова сделать всё, что угодно, и всё ради денег», — сказал незнакомец с пистолетом. — «Это отвратительно. Ты серьезно собиралась кого-то убить?».
Где-то между дулом пистолета, упирающимся мне в солнечное сплетение, и высокопарными нравоучениями меня осенило, что это был тот самый Александр, который устроил мне аттракцион адской щедрости. А эти жалкие, но ужасающие декорации — его дом.
«Надеюсь, ты понимаешь, что я могу убить тебя и сказать, что это была самооборона», — произнес Александр, выбивая нож из моих рук, давая ему с грохотом обрушиться на грязный пол. — «Я смогу доказать полиции, что ты ворвалась в мой дом, отправляла мне откровенно угрожающие фотографии, оставила мертвого грызуна у моего порога, да еще и с запиской о любви?».

Сказать, что я была в шоке, — не сказать ничего. Я очень много думала, взвешивала все «за» и «против», прежде чем отправиться на выполнения криповых заданий, но вот мысли Александра, такие простые и логичные, почему-то не пришли ко мне в голову раньше. Черт возьми!

«Пожалуйста, не убивайте меня, я верну деньги», — сказала я, и мой голос казался таким жалким и отчаянным, что мне стало еще страшнее, чем было до этого.

«Я не собираюсь стрелять в тебя. Я не убийца. Я всего лишь человек, пытающийся восстановить добро в этом мире. И убрать плохое».

Я почувствовала, как по моим щекам полились слезы.

«Я всё верну, только дайте время!».

«Дело не в деньгах. Дело в тебе. Такие люди, как ты, являются проблемой для общества».

Я понимала, что убежать не получится, он больше меня, хоть я не из робкого десятка. Умолять его было бы бесполезно, так как он, очевидно, полный псих, который только этого и ждет. Я решила, что нужно выиграть время и говорить с ним, пока не придумаю, что делать.

В этот момент момент сознание словно заледенело.

Мне больше не было страшно, руки не дрожали, я просто уставилась на своего потенциального убийцу и стала просить его выслушать меня.


Я говорила о том, что мне действительно нужны деньги, что я сирота и живу в городе совсем одна, а отчаяние довело меня до крайности — опубликовать этот чертов статус и счет. Было еще что-то о том, что я никому не делала зла и совсем не думала, что всё может обернуться так. У меня никогда не было машины, дорогой одежды, я до сих пор езжу на дурацком велосипеде. Мне просто были нужны деньги, чтобы жить.
Александр выслушал меня, но и бровью не повел. Казалось, ему действительно нравилось всё то, что я говорю, и как стараюсь растопить его сердце. Он не убрал пистолет от моей груди ни на сантиметр. Время остановилось в тот момент, как он нажал на курок. Мне показалось, что я умерла и вот уже вижу свет в конце тоннеля. БЕЗУМИЕ!

Реальность ворвалась в мое сознание вместе с оглушительным хохотом Александра и с огнем, который вырвался из дула пистолета.

«Чертова зажигалка! Это всего лишь зажигалка! Господи!».

Я словно протрезвела от безумного количества алкоголя. Смех этого сумасшедшего был настолько громким и ярким, что, казалось, обветшалые стены сейчас посыпятся и похоронят нас вместе — безумца и его тупую жертву. Осознав, что всё, что происходит, — всего лишь идиотская шутка, которая наверняка добавила седых волос на моей пустой голове, я пришла в себя, оглянулась вокруг, а с души упал невыносимо тяжелый груз. Пока Александр корчился от смеха, всё ближе и ближе наклоняясь к полу, я взяла себя в руки, адреналин захлестнул меня.

Я оттолкнула богатого маньяка в сторону и рванула к окну, через которое буквально 10 минут назад сама же залезла в этот дом.

Я вырвалась из дома и побежала, забыв про велосипед, валявшегося на полу Александра с пистолетом-зажигалкой, и всё то, что произошло в этот день. Мой внутренний Форест Гамп не мог остановиться, я не просто бежала домой, я бежала от всего того дерьма, куда глядели глаза, надеясь, что дорога никогда не закончится под ногами.

Я удалилась из социальных сетей, отстригла волосы и перекрасила их в другой цвет. Сняв деньги, которые остались от этого психа, я отнесла их в ближайший приют, оставив себе только на билет и мелкие траты. Расторгнув контракт с хозяином квартиры, я, ничего никому не говоря, уехала из этого города, чтобы больше никогда не встретиться с человеком, который устроил мне такой воспитательный момент.

Я не знаю, как сложилась жизнь Александра, были ли у него другие жертвы, которых он так же ловко проучил, жив ли он сам, или кто-то всё же сдал его полиции. Мне слишком страшно было думать о том, что я должна что-то предпринять, мне просто хотелось снова жить нормально, независимо от того, в бедности или богатстве.

Другие статьи по темам: