Культура

Параллельные прямые: в чем различия женского хип-хопа в России и США

8353
0
До сих пор хип-хоп остается самым мизогинным жанром в музыке: чтобы доказать свою состоятельность как альфа-самцов, рэперы аппелируют к сексуальной объективации женщин, а именно к своей способности привлечь к себе конвенционально красивых девушек, чтобы затем «обращаться с ними как с проститутками», — как пел Слик Рик в девяностых. В нулевых ситуация не сильно изменилась: Эминем заканчивал трек Kim сценой убийства тогдашней жены, Канье Уэст и Айс Кьюб то и дело оскорбляют девушек в своих треках, Дрейк обращается к образам либо невинных прекрасных созданий, заслуживающих воспевания, либо поет о гламурных дамах, для которых важны лишь «деньги и тряпки».
В России ситуация ничуть не лучше: помимо того, что треки большинства отечественных рэперов напрямую связаны с фаллоцентричностью — а именно с размерами их достоинства, методами его использования с женщинами или со страданиями от того, что габариты и эго оказались не принятыми пассией, — они так же позволяют себе нелестные высказывания о дамах.

В то же время на арену вышли и девушки с сильными треками о свободе личности, о принятии себя, о попытках прорваться в мир шоубизнеса. Но вот незадача: когда мы говорим о наиболее популярных представительницах, например: Ники Минаж, Азилии Бэнкс, Лил Ким и даже Бейонсе, то видим, насколько их образ не коррелирует с их реальными суждениями. Ники оскорбляет «худых сучек», Азилия не раз делает упор на то, что «белые ничего не понимают в эмансипации», королева Би требует «преклониться этих стерв». В России ситуация обратная — женская попытка взобраться на хип-хоп сцену — это всегда манифест. Heroine попробует разобраться, почему происходит именно так.

Я — босс, стерва!

Женщины боролись за свои права при помощи речитатива еще в 80-е: MC Lyte рассказала о токсичных отношениях с наркоманом в треке I Cram to Understand U, благодаря чему девушки почувствовали себя немного уверенней в традиционно мужском жанре. При этом они рассказывали преимущественно о жизни в гетто или любовных драмах. Куин Латифа изменила ситуацию: в 1993 году она выпустила трек U.N.I.T.Y., где обозначила проблемы слатшейминга, домашнего насилия и романтизации преступников. После успеха Латифы женщин в хип-хопе стало куда больше, конкуренция росла. Возникла новая проблема — нечеткое представление, как именно начинающая звезда может пробиться, не читая о счетах в банке и успехе у мужчин. На помощь пришли внутренние стычки в среде — баффы и диссы. Так, Азилия Бэнкс в треке No Problems говорила, что ее соперница не в себе. Энджел Хейз, в свою очередь, в песне On the Edge обещала разбить обидчице лицо. Зачастую в попытке втоптать соперницу в грязь исполнительницы позволяли себе мизогинные высказывания, против которых совсем недавно создавали треки. Так Лил Ким, певшая о свободе быть с теми, с кем она сама пожелает, слатшеймит Ники Минаж: отмечая, что та попала в карьеру через постель, и обвиняет ее в излишней любви к пластической хирургии.

Благодаря нишевым исполнительницам дела идут к лучшему: они стоят особняком от мизогинных популярных селебрити и стараются следовать воспеваемым ценностям.

В аду есть специальное место для девушек, которые унижают других девушек.

— написала в твиттере Томми Дженезис

При этом девушки до сих пор перенимают на себя излишне маскулинное поведение на сцене: они нелестно отзываются о конкурентках и все еще диссят их, игнорируя при этом стандарты, за которые они по идее хотели бороться. Странным образом в борьбе рэперши обращаются даже к мужским атрибутам силы, мощи и славы — а именно к мужским гениталиям.

Твои письма безответные

В России конца 90-х женский хип-хоп также не мог похвастаться свободой исполнительниц и их возможностью изменить мир: в едва зарождающемся государстве трудно говорить о проблемах, которые действительно заметят только лет через десять. Лика Стар, Айза и MC Анюта пели о неразделенной любви — остальных предпочитали не замечать. Говоря об отечественном рэпе тех времен, надо отметить, что в принципе на постсоветском пространстве было туго с качеством исполнения — даже мужчин в сфере было немного, а хороших — единицы.

Даже сейчас заметна скрытая агрессия хип-хоп сообщества по отношению к женщинам: те же организаторы Versus: Fresh Blood предпочитают брать в шоу именно мужчин, несмотря на то, что на этапе прослушиваний есть и девушки. С другой стороны, игнорирование большинством и позволяет исполнительницам сосредоточиться не на взаимных подколах, а на продвижении идеи, объединяющей все сообщество: позволить себе выйти на сцену и быть услышанными, как коллеги-мужчины.

В треке «Неплохо для бабы» Mozee Montana говорит именно о фамильярности от мужчин по отношению к женщинам в комьюнити: по ее словам, что бы ни делала MC, о ней скажут, что либо она делает посредственный контент, либо она использует парня в качестве гострайтера, если тексты подкупают своим качеством. Montana позволяет себе выпады по отношению к коллегам по цеху, но связаны они с необходимостью защищаться от хейтеров. Alyona Alyona в одном из интервью подмечает:

Я читала много чего в интернете, в том же самом «ВКонтакте». Мужчины писали: «Женский рэп — говно, сопли-слюни», «Девочки пищат, а не читают», «Иди варить борщ, твоё место — на кухне», «Спой мне припев, но читать — это не твоё дело». И мне хотелось сказать: «Ребята, вы не правы, это — неправда».

Конечно, совсем без диссов в женской среде тоже не обходится — но в основном по делу: Айша (она же Мама Стифлера) написала 16 bars с одной целью: поставить на место Иру Прусикину (Татарку). Девушка посчитала исполнение песни на татарском человеком, который не является носителем языка, оскорблением и замечала в интервью, что «это то же самое, если я на серьезных щах выпущу на Западе песню на английском языке, но с обрусевшим акцентом».

Прямые не пересекаются

Собственно, основным отличием западных и отечественных исполнительниц можно назвать даже не открытую мизогинию американских представителей и почти полное ее отсутствие у российских. Главным является тот факт, что те же Ники Минаж, Бейонсе, Карди Би, Лил Ким и другие воспринимаются фанатами так же, как и Канье, Кендрик Ламар или Дрейк — именно как рэп-исполнительницы. Даже несмотря на внутренние разногласия в среде, они имеют полное право говорить наравне с мужчинами.

Не считая Аигел, прославившейся на всю Россию, еще малое количество женщин могут позволить себе такую роскошь: они выступают преимущественно на андеграундных площадках, становятся популярными в своей тусовке. Возможно, со временем слушатель будет готов воспринимать прямые заявления о женщинах, не боявшихся баттлить на крайних сроках беременности.

Но пока он все еще сталкивается с фаллоцентричной музыкой в духе треков ЛСП про монетку.