Почему нужно обсуждать не только насилие, но и удовольствие

Апрель 23 2018
0
После того как девушка оказывается подверженной сексуальному насилию, это может нанести серьезный вред ее обычной сексуальной жизни. Жертва начнет испытывать множество чувств, вроде страха, вины и расстройства, и ничего из этого не способствует хорошей связи с партнером. Своими историями продолжают делиться женщины по всему миру, и, хотя факты сексуального насилия не всегда рассматриваются в должном виде, все же осведомленность человечества о проблемах современной культуры повышается. Но вот о чем не говорят люди: о том, как важно не только исцелиться от насилия, но и о том, как любому человеку важно получать удовольствие.

Секс в принципе не обсуждается

Хоть в России так и не сложилось культуры секс-просвета, некоторые благотворительные центры проводят открытые уроки для подростков, где стараются ответить на интересующие их вопросы, а некоторые школьные учителя на свой страх и риск пытаются объяснять базовые правила на уроках биологии. Тем не менее основной посыл этих лекций — обсуждений средств контрацепции, заболеваний, передаваемых половым путем и возможной ранней беременности. Что такое презервативы, почему важно дать согласие и что делать, чтобы избежать нежелательных последствий, становится понятно, но для чего нужен секс в принципе — об этом речи не идет.

Кроме того, подростков не предупреждают, что любой половой акт даже с любимым человеком не обязательно будет хорошим. Ведь по умолчанию никто не гарантирует, что все участники получат удовольствие, да и вообще тему женского оргазма по-прежнему обходят стороной. Как итог: предохраняться умеют все, а получать удовольствие — нет. Разумеется, это однобокое освещение темы легко может привести к возникновению новых мифов, а также нарушениям сексуальной жизни во взрослом возрасте.

Оригинальные позы важнее результата

Если говорить не об образовательном контенте, а о развлекательном — женские глянцевые издания все еще не избавились от своих популярных рубрик, вроде «как доставить мужчине максимум удовольствия». Что надеть, что приготовить и в какой позе попробовать заняться любовью — вот основные тематики подобных материалов. Разумеется, во времена третьей волны феминизма авторы чаще рекомендуют сообщать о своих желаниях и чувствах, но тем не менее фокус все еще держится на мужчине.

Пытаясь почерпнуть из этих статей полезную информацию и осваивая десяток поз из «Игры престолов», читатели забывают о необходимости подумать, почему мы вообще боимся не угодить своему партнеру и соглашаемся на то, что не кажется естественным.

Вокруг нас сплошной негатив

Исследовательский центр Pew на протяжении 20 лет проводит сотни опросов в Америке, касающихся восприятия информации и работы медиа-источников. Один из ключевых моментов, который они смогли вывести, заключается в том, что на протяжении десятилетий у людей несильно изменились интересы касательно новостей. Всех по-прежнему интересует война, погода, катастрофы и криминальные сводки. Чем больше финансовых трудностей — тем больше интерес к новостям.

В то же самое время, несмотря на человеческую привязанность к плохим новостям, исследования показывают, чем больше позитивных новостей в медиа — тем быстрее растет общий настрой, и, как следствие, — благосостояние народа. Различные издания вроде Huffington Post также отмечают, что материалы с позитивным контекстом лучше комментируются и ими чаще делятся читатели издания, что не отменяет желания читать о плохих событиях в стране и получать мотивацию для развития.

В наши дни отчаяние — это большая проблема, чем оптимизм.

— журналист, исследователь Джон Хорган

Если же продолжать обсуждать только насилие, легко можно прийти к чувству отчаяния и беспомощности. Нередки случаи, когда у девушек складывается ощущение неприязни к сексу — и оно может возникнуть совсем не из-за реальной физической травмы, а из-за того количества материалов об изнасиловании, освещаемых в СМИ, и рассказов своего окружения.

Считается, что жертва насилия уже не может быть счастлива

Если уже говорить о случившемся насилии, то миф о том, что жертва никогда не сможет от этого оправиться, давно должен быть разрушен. Во многом это заблуждение связано в том, что жертву в принципе не всегда воспринимают как пострадавшую сторону, часто опускаясь до виктимблейминга или пытаясь заявить о том, что все было «не так уж и плохо».

Если же ты будешь наслаждаться сексом после изнасилования, тебя наверняка обвинят в том, что ты чересчур развратна и сама провоцировала тот случай. Простой пример — иски порноактрис к своим партнерам: в 2015 году актриса Джессика Стоядинович обвинила в изнасиловании своего бывшего парня Джеймса Дина, с которым не раз работала вместе на съемочной площадке. Комментарии к этой новости в основной массе состояли из грубых обсуждений того, что раньше она не была против жесткого секса и сейчас, скорее всего, пытается просто попиариться. Люди просто игнорировали тот факт, что насилие не всегда связано с незнакомцами в переулках и часто происходит из-за тех людей, которых ты знаешь и любишь. Карьера Джеймса Дина продолжала расти, и он получал все больше контрактов, в то время как интернет-сообщество издевалось над Стойей.

Девушка, которая знает, как получить удовольствие, с высокой вероятностью не будет сообщать о том, что по-прежнему наслаждается сексом после насилия, ведь тогда окружающие будут верить ей все меньше. «Не разыгрывай травму, другим было хуже» — вот что мы можем легко услышать от окружающих.

Цель — привести в норму, но не улучшить

Кроме того, даже психологи сейчас больше озабочены тем, чтобы помочь своим клиентам придти в норму после определенных событий и серьезного стресса. Никто не рассматривает психотерапию как способ улучшить свою и так «нормальную» жизнь. От добра добра не ищут!

Если ты хочешь быть чуть счастливее, чем сейчас, — ты можешь обратиться к йоге или любой другой духовной практике. Боюсь, если я сейчас заявлю о том, что мой секс хорош, но я хочу, чтобы он стал лучше — услышу фырканье «проблемы белых людей».

Патриархальные мифы все еще главенствуют

Важный момент в обсуждении культуры насилия заключается еще и в том, что многие мужчины не только нарушают допустимые границы, но еще и не признают, что женщина может получать удовольствие при сексе. Миф о том, что женщинам гораздо важнее шмотки, болтовня и дети, — вот один из факторов, который не позволяет принять правду о том, что в сексе удовольствие обоих партнеров важно.

Подобная ситуация особо распространена в мусульманских странах, в некоторых из которых до сих пор принято делать женское обрезание — процедуру, которая не имеет под собой никаких медицинских оснований. Считается, что после его проведения женщина уже не сможет вести распутную жизнь — хотя, по сути, после операции она просто теряет способность испытывать достаточное возбуждение и получать удовольствие.

Чем дольше мы обсуждаем негативные стороны секса и сексуального здоровья, тем сильнее укореняются мифы о том, какой должна быть «настоящая женщина». Вместо того, чтобы думать о том, каким будет удовольствие от первой ночи с любимым человеком, девушки волнуются о том, вдруг партнер не примет ее без девственной плевы. Единственной «нормальной» практикой считается исключительно проникающий секс, а секс-игрушки и вовсе остаются за чертой «не извращенной сексуальной жизни». Чем быстрее мы начнем развенчивать мифы и давно устаревший и антинаучный уклад — тем быстрее мы все научимся получать свое удовольствие, и найдем точки опоры для борьбы с насилием.

Другие статьи по темам: