Я была жертвой эмоционального насилия и не подозревала об этом

Дарья Харченко
Дарья Харченко
0
Июль 08, 2016
0

2

Быть жертвой насилия и даже не подозревать об этом — серьезная тема. Такая проблема может всплыть в любой форме, не обязательно только физической. Последствия оскорблений и физического вреда катастрофичны: постоянный страх, ненависть к себе, эмоциональная и физическая боль. Все это мешает человеку быть тем, кто он есть на самом деле и любить себя. Чтобы попросить о помощи, нужно прежде всего осознать, что ты действительно жертва, а для этого нужна не только смелость, но и характер. Мы расскажем истории Линдси Босман, которая пережила подобную драму и смогла снова наладить свою жизнь. Все, что эта девушка описывает в своей истории может быть важной информацией как для тех, кто хочет избежать таких трагедий в будущем, так и для настоящих жертв, не осознающих, что они заложники чьего-то доминирующего поведения.

Линдси Босман, 24 года

Постоянный контроль

Мой бывший всегда контролировал моих друзей, время, мое тело и сознание. Когда мы были моложе, это проявлялось в мелких вещах: удалить страницу в социальной сети, например. Мне нельзя было говорить с определенными людьми, потому что он был уверен, что я делаю что-то плохое за его спиной. Наши ссоры начинались с ничего, а в процессе он унижал меня и преуменьшал мою значимость. В свою очередь я испытывала фрустрацию и отчаяние каждый раз, когда он злился.

Мой бывший полностью контролировал и диктовал мне, как я должна чувствовать себя в течение дня.

Когда мы стали взрослее, все переросло в постоянные замечания о том, что я делаю, вместо того, чтобы помогать ему, или вообще, мне постоянно диктовалось, чем заниматься. Я стала проводить меньше времени с друзьями, семьей, угождая ему, бегая за ним и тратя все свои деньги на него. Он всегда использовал оскорбительные слова в адрес моего тела и внешнего вида, когда мы о чем-то спорили.

Я могла пойти куда-то с друзьями, только удостоверившись, что он об этом не узнает, иначе меня ждал бы скандал. Мои эмоции были американскими горками, и только он решал, когда нужно закончить, а когда начать снова. В результате, в течение всего нашего романа я чувствовала себя незащищенной, полностью зависимой от него и его одобрения. Он использовал мою преданность таким извращенным способом.

Почти физический вред

3

Он никогда не бил меня, не оставлял синяков или фингалов, и вообще, никакого по-настоящему физического вреда не причинял. Но я уверена, останься я с ним, и это обязательно случилось бы.

Основной вред, который он мне причинял, был моральный. Например, он мог оставить меня одну в парке посреди ночи, если он считал, что слишком рассержен на меня, чтобы вести домой. Вскоре он стал более агрессивным. Это развивалось медленно. Он мог схватить мою руку так сильно, что мне становилось неприятно, а моя бледная кожа начинала краснеть.

А когда я обнаружила, что прижата спиной к стене, с его руками вокруг моей шеи, а кончики моих пальцев едва доставали до пола, мне стало по-настоящему страшно. Первый раз должен был быть последним, и я убедила себя, что он изменится. Когда мои друзья узнали об этом, они спросили меня, почему я сразу же не порвала с ним. Но выяснилось, что это не так просто.

Когда кто-то доминирует над тобой, особенно таким образом, в близких отношениях, появляется ощущение, что тебе промыли мозги.

Ты понимаешь, что это неправильно, но будучи ослепленной любовью, боишься, что разрыв — это не самая лучшая мера. Хватаясь за последнюю ниточку надежды, я говорила себе «Завтра все изменится, и он будет другим».

Но завтра все повторяется снова. И ты продолжаешь крутить в голове одно и то же, снова и снова. Все дело в том, что я сама выбрала такой путь, но день, когда я наконец-то ушла, все-таки настал.

Изоляция

Когда люди находятся в подобных отношениях, они добровольно изолируют себя от близких. Это происходит по многим причинам: страх, что они узнают, или им тоже навредят. Иногда это происходит по воле обидчика.

Оглядываясь назад, я вижу, что здесь сработали все причины сразу. Я понимаю теперь, что изолировала себя от целого мира, чтобы отдавать моему бывшему все свое внимание, поддерживая его счастье и «позитивную» сторону наших отношений.

Я редко виделась с семьей, потеряла много друзей, запустила учебу и работу. Иными словами, я жила его жизнью. Я не принадлежала сама себе, и осознавать это было страшно.

Ненависть к себе

1

К счастью, мои близкие и друзья окружили меня заботой в самый тяжелый период расставания. Они поддерживали меня, когда я была на грани отчаяния. Я стала заложницей своей собственной кожи. Я не хотела любить его, не хотела, чтобы со мной так обращались. Чувство, что мне необходимо было являться тем человеком, которым он хотел меня видеть, разрушало меня. Я нуждалась в его одобрении, хотела получать его любовь. Катастрофа.

Я физически изводила себя, употребляя алкоголь, голодая, или причиняя себя боль. Когда я вспоминаю, как к себе относилась из-за него, мне становится тошно, а он считал, что так и должно быть, позволяя мне продолжать издеваться над собой.

Я провела так много времени, беспокоясь о том, как я выгляжу, или веду себя. Моя жизнь была поглощена глубокой депрессией, в которую я угодила. Даже приятные моменты не приносили радости, потому что я знала, что они закончатся очень скоро.

Если ты хорошо скрываешь свои чувства, то такие проблемы почти невозможно обнаружить. Как раз в этот момент мои друзья устроили мне интервенцию. Но, к сожалению, прошло так много времени, что их стремление помочь мне, никак не резонировало со мной.

Страх

Мне было страшно каждый день, пока он сбегал, изменял, бросал меня. Я уже не могла понять, что правильно, а что нет. Но даже если бы я понимала, я не могла ничего сделать и не хотела. Я боялась, что, если он уйдет, то меня больше никто не полюбит, а если останется, то я никогда не смогу быть достаточно хорошей для него.

Я переживала, что любой день может стать тем днем, когда черта будет пересечена, если он напьется, например, или я облажаюсь перед ним слишком сильно.

Мне бы хотелось прояснить кое-что в моей ситуации, в особенности: такая проблема уходит гораздо глубже, чем страх и беспокойство. В 24 года я начала наконец говорить об этом, но мне это стоило больших усилий.

Я молчала, потому что не хотела, чтобы эта ситуация определяла меня, была моей.

Страх, что новые друзья будут осуждать меня, или потенциальный парень будет думать обо мне плохо, заставлял меня молчать так долго.

Теперь я вижу негативное влияние своих поступков. Мне понадобилось много времени, чтобы понять, кто я, и быть снова счастливой, здоровой и уверенной в своем собственном теле. Истории о домашнем насилии у всех разные. Бывает и намного хуже, а кому-то везет избежать проблемы на ранних стадиях. Но от этого такие истории не становятся менее важными.

Существует очень много мест и сервисов, в которые можно обратиться за помощью. Попав в такую ситуацию, нужно немедленно искать выход, потому что это может изменить или даже спасти жизнь.

Сегодня я зову себя — «выжившая». У меня до сих пор бывают проблемы, сомнения в себе, в своей значимости, но я стараюсь отвлекаться на друзей, семью и людей вокруг меня, которые просто заставляют меня чувствовать себя хорошо, счастливо, быть благодарной за эту жизнь.

Я все еще пугаюсь поднятой руки, а от упоминания его имени бросает в дрожь. Но мое тело и мой рассудок принадлежат только мне, и я верю, что однажды я встречу того, кто полюбит все это, как полюбила я.

X