Культура, Развлечения

Знаменитости рассказывают о съемках в эротических сценах

0
Современные секс-сцены, поставленные для «Нормальных людей», «Бриджертонов» или других проектов, где интимная близость порой выходит на первый план, объединяет их искренность и непринужденность. Кажется, будто актеры и в самом деле влюблены друг в друга, и претворить задумку сценариста в жизнь для них проще, чем выпить стакан воды.

Однако, как отмечают сами знаменитости, эротические эпизоды требуют от них первоклассной длительной подготовки. Порой им приходится сниматься в белье, сковывающем движения, исполнять едва ли не акробатические трюки, принимать позы, которые отлично смотрятся со стороны, но совершенно неудобны в действительности — перечисленное не слишком-то и вяжется с сексуальностью. Разбираемся, как актеры отзывались о работе над секс-сценами.

Фиби Дайневор и умение думать наперед

Сцены из «Бриджертонов», где Дафна сближается с Саймоном Бассетом, полны чувственности — словно пара напрочь позабыла о камерах. Однако актриса, сыгравшая главную героиню, рассказала в беседе с Harper’s Bazaar, что на самом деле они с Реге Пейджем долго размышляли над тем, как и что именно будут делать.

Мы готовились так, словно собираемся показывать смертельно опасный трюк. Хоть со стороны все выглядело так, будто мы и правда занимались сексом, на деле мы пользовались специальным защитным бельем. Понимаете, раньше же о комфорте не заботились, и подобные сцены снимались без приборов, так что я до сих пор не верю в то, насколько сильно изменилась работа. Мы были в полной безопасности, знали наперед, что и как будем делать, точно понимали, где окажутся наши руки в следующую секунду.

Реге Пейдж и хореография


Исполнитель роли Саймона Бассета из «Бриджертонов» рассказал, что ему приходилось еще сложнее, чем Фиби Дайневор. От него требовалась особая грация, ведь для его героя секс — это интимный разговор с помощью тела.

Когда вы говорите словами, то пишете их на листке бумаги. Когда используете для беседы тело, то разрабатываете хореографию для танцевальных сцен. С интимными эпизодами все то же самое — вам также следует подумать, как и когда будете двигаться. Единственная разница в том, что иногда на вас одежды несколько меньше, чем обычно.

Эмми Россум и «жидкая удача»


Звезде «Бесстыжих», сыгравшей Фиону — старшую дочь пропащего семейства — пришлось прибегнуть совсем не к волшебному зелью. Для храбрости актриса выпила пару бокалов пива.

Я безумно нервничала. В самый первый раз я решила выпить пиво, но оказалось, что могла бы и без него справиться. Мне было пугающе комфортно. А еще наша команда любит, чтобы все выглядело вроде бы реалистично, но не совсем взаправду. Так что я ношу vag-pad — это пластина телесного цвета, которая похожа на ежедневную прокладку, только ее на тело клеишь. А «партнеры» обычно прячут гениталии в носок.
Читать по теме:Культура, Кино и книгиОт унижения к достоверности: секс-координаторы рассказывают, как изменились эротические сцены

Дейзи Эдгар-Джонс и защита тела с духом


Как и другие актеры, исполнительница роли Марианны в «Нормальных людях» уверена в том, что актеру не стоит переживать попусту, но при этом нужно позаботиться о телесном комфорте. В съемках интимных сцен принимали участие секс-координаторы — благодаря их поддержке актеры чувствовали себя комфортно.

Я бы разделила подготовку к постановочному сексу на два уровня: физический и умственный. В первом вам потребуется дополнительная защита для тела. К тому же, вы будете долго двигаться, и вам потребуется передать сцену так, словно она происходила на самом деле. Во втором вам нужно понимать: даже в такие периоды вы полностью контролируете ситуацию и управляете всем, что происходит. Это поможет расслабиться и показать себя на высшем уровне.

Пол Мескал и невыносимая неловкость


Не всем везет так, как Эдгар-Джонс: ее партнер по съемкам, сыгравший Коннелла, рассказал в интервью Mirror, как сильно он переживал — расслабиться ему мешал реквизит.

Возможно, съемки подобных сцен — самая несексуальная вещь, которую я вообще когда-либо делал. Так что я удивлен, что они вышли такими достоверными, потому что лично мне в те минуты было вообще не до секса.

Мы еще на первой неделе съемок решили запечатлеть как можно больше интимных сцен, и нас покрыли мазью «Египетская магия» — с ее помощью имитируют пот. Нам пришлось поменяться местами, и мы тогда уже тесно сплелись. Когда пытались перелечь, то вот из-за этого самого «пота» раздался звук, будто кто-то из нас смачно пустил газы. Мы с Дейзи истерично засмеялись, но съемочная группа с режиссером подумали, что кто-то из нас в самом деле сильно пукнул, и мы изо всех сил пытались сохранить достоинство.

Кит Харингтон и смех до боли


Снимаясь в «Игре престолов», исполнитель роли ничего не знающего Джона Сноу думал только об одном — как же не умереть со смеху от общей нелепости происходящего. На момент работы над сериалом он дружил с Эмилией Кларк несколько лет — оттого он и ощущал себя крайне неловко в эротических эпизодах.

Понимаете, есть что-то неестественное, странное и порочное в сценах, которые вы снимаете с кем-то, кого знаете 6 лет, и они — лучшие друзья не только вам, но и вашей девушке. Мы с Эмилией все ждали, когда закончим целоваться, а потом буквально писали кипятком от смеха, ведь это все так нелепо.

Кристен Стюарт и ненависть к надуманному

Во время съемок «Сумерек» страдал не только Роберт Паттинсон, которого вообще хотели убрать из актерского состава — он то и дело жаловался в интервью на свою работу. Исполнительнице роли Беллы Каллен тоже досталось — после постановки интимных сцен Кристен окончательно убедилась: эпичность в сексе — это не ее тема.

Я не против эротических эпизодов. Я ненавижу их только тогда, когда они откровенно надуманны. Вот тогда мне прямо гротескно неудобно. В «Сумерках» мы должны были сыграть самую эпическую секс-сцену всех времен и народов. Такую из себя трансцендентную, потустороннюю, бесчеловечную – просто вот лучшую, которую вы можете представить. И мы подумали: «Твою ж мать. Как мы до этого докатились?»

Осознавали это все: и я, и Роб, и продюсеры. Мы буквально агонизировали. Было отстойно, ведь я еще и хотела, чтобы все смотрелось хорошо. А вообще сексуальные сцены такие же, как и любые другие сцены.

Тимоти Шаламе и освобождение


Снимаясь с Сиршей Ронан в «Леди Берд» и с Арми Хаммером в «Зови меня своим именем», актер почувствовал себя по-настоящему свободным: в беседе с Toronto Star рассказал, как он был рад сниматься в эпизодах, где предстает таким, как есть.

Да, поначалу вам страшно. Предъявляются определенные физические требования, которые явно вас ранят, требуя невероятного. Я и не говорю о том, что вам нужно оголяться перед целой съемочной бригадой. Однако когда дело доходит до момента икс, вы становитесь невероятно честным, особенно с партнером вроде Сирши Ронан, с которой успеваете установить четкие границы.

А в сцене с персиком в «Зови меня своим именем» все было иначе: я сфокусировался на чистоте момента и напрочь забыл о камере. Знаете, этот эпизод вышел даже более раскрепощающим, чем тонны экспозиционных линий или классические сцены с диалогами двух человек и съемкой через плечо.