Звонок после полуночи: как я работала оператором секса по телефону

Чужая душа — потемки, а секс по телефону может стать лучом света в темном царстве твоих фантазий. Неважно, идет ли речь о сексуальных желаниях или о чувствах, которые каждый из нас хранит внутри в надежде найти идеального слушателя, ведь быть секс-оператором — это работа, приносящая деньги, а некоторым еще и психологический опыт. Я хочу рассказать тебе историю девушки, которая в течение года принимала звонки от самых разных клиентов, и о тех эмоциях, что принесла ей такая профессия.

Анна, 32 года, оператор технической поддержки

Это был 2010 год, когда я впервые попробовала себя в качестве оператора секса по телефону. В то время мне было 25 лет, и я работала в технической поддержке офиса мобильной связи. Я не так давно переехала в столицу, поэтому подумывала о том, что неплохо было бы найти подработку, которая не отбирала бы у меня много времени и сил, но приносила неплохой доход. Секс по телефону казался отличным вариантом — интересно и нестандартно. У меня был опыт разговоров по телефону, пусть и технический, и самое главное — это хорошие деньги. Для начала я работала по переписке, а после перешла на профессиональный секс по телефону.

Новая работа вошла в мою жизнь очень органично. Возвращаясь домой после основной деятельности, я бралась за «ночную». Сотрудник агенства, в котором я зарегистрировалась как секс-оператор, провел мне небольшое собеседование, после попросил копию паспорта — и вот я уже на линии, готова к тому, чтобы удовлетворять самые разные желания абсолютных незнакомцев.


К моему удивлению, работа оказалась легкой. У меня было несколько «ролей» или альтер-эго, а также идеи о том, как изменять свой голос, подстраиваясь под конкретный входящий звонок. Очень быстро моя зарплата поднялась от 25$ до 50$ за ночь. Секс-операторы, которые работают на фрилансе, зарабатывают намного больше, но мне не хотелось разбираться с «деловой» стороной этого.

Обыкновенно я располагалась на диване, а вокруг раскладывала разные аксессуары, которые могли понадобиться в ходе разговора. Например, ремень, чтобы бить подушку, если клиент желал побоев, стакан воды на столике для того, чтобы глотать, пара туфель на высоких шпильках на случай, если звонивший захочет немного БДСМ. Через некоторое время в моем арсенале появилось всё необходимое для того, чтобы дать желаемое извращенным фантазиям разного уровня.

Работа в качестве секс-оператора научила меня тому, что фетиши и нестандартные фантазии — вовсе не то, к чему стоит готовить себя. Это всего лишь рутина — иногда люди звонят вовсе не для того, чтобы развлечься, а потому что им одиноко или страшно.

Первая странность, которую подарила мне моя ночная работа, было то, как часто мне приходилось быть чьим-то инструктором в грязных фантазиях.

Как-то мне позвонил парень, по голосу очень умный, которого интересовал фут-фетиш. Он называл меня «мэм», а мне достаточно было немного постонать, а после описать свои ноги, касающиеся разных частей его тела, чтобы он был счастлив и удовлетворен.


«Было бы здорово, если бы люди занимались этим в реальной жизни», — сказал мой молодой клиент после того, как мы закончили «основное блюдо». Это было странно, но, видимо, парень никогда не занимался сексом или же не смог найти ту единственную, которая согласилась бы тереться ногами о его жаждущее наслаждения тело.
Я утешила его тем, что люди делают так, и что это нравится не только парням, но и девушкам. Он заметно оживился, и в течение следующих 15 минут я рассказывала ему о том, где стоит искать таких партнеров. Парень был очень вежливым и нежным, так что я была уверена, что он сможет отыскать свое счастье. Надеюсь, сейчас он вовсю наслаждается девушками в туфлях на высоких каблуках.

Одна из самых интересных частей разговора по телефону — это мое приветствие. Соблазнительным и немного порочным голосом я здороваюсь с клиентом и делаю небольшое введение в курс грядущей ночи. Но однажды моя стандартная подводка была прервана агрессивным голосом мужчины, который строго спросил меня, смотрела ли я «300 спартанцев». Я ответила положительно, чем подписала себе приговор на 30-минутную рецензию данного кинематографического шедевра от клиента, которому не нужен был секс.

Он рассказывал мне о том, как ненавидит этот фильм, как ужасно сыграли актеры, как убого выглядят люди, одетые в шлемы и доспехи, да и изображение спартанцев казалось ему нереалистичным. В конце своей речи он начал очень часто и громко дышать. В какой-то момент мне показалось, что это самый обыкновенный звонок двух друзей, которые обсуждают кино, но внезапно он затих.

Я спросила, всё ли хорошо, на что он ответил: «Всё ок», и бросил трубку. Я мысленно пожала плечами и начала заниматься своими делами, совершенно не считая, что «300 спартанцев» — это плохой фильм.

Однажды мне удалось совместить мою ночную работу с работой в колл-центре. Не могу сказать, что описывать свою грудь в миллионный раз было скучным занятием, но я все-таки технический оператор, поэтому не смогла упустить возможность помочь кому-то не только с сексуальными фантазиями, но и по существу.


Пару раз мне пришлось общаться с пожилыми людьми, которые жаловались на пенсию и сломанный телевизор, но я не теряла профессионализма даже в этой странной ситуации. А как-то раз ко мне обратился стандартный клиент, заинтересованный в сексе по телефону. И пока я говорила ему о том, как хочу его и как мне с ним хорошо, у него оборвался интернет. Он был расстроен, поэтому тон нашего разговора резко изменился. Я спросила, что произошло с его сетью, и он начал сокрушаться на то, что нет подключения.

Как выяснилось, он использовал роутер, поэтому банальная перезагрузка — идеальный совет в таком случае. После перезагрузки мы вернулись к разговору, и в этот момент я поняла, что моя жизнь по-настоящему странная.

Компания, в которой я работала как секс-оператор, предписывала по крайней мере 4 рабочих часа в неделю, а продолжительность разговора — мое личное дело. Я могла говорить с одним клиентом или же набрать как можно больше желающих «поболтать». В любом случае, деньги поступали только тогда, когда я выполняла план, что очень хорошо подходило мне, когда я была не в настроении заниматься этим. Если я находилась на линии, это значило, что план выполняется, независимо от того, чем я занимаюсь. Поэтому я решила поработать в Рождество, когда мне было особенно лень.

Ну кто будет звонить в секс по телефону в день рождения Христа?

Желающие всё же нашлись. В этот вечер мне поступил звонок, который я помню до сих пор.


Это был парень, с которым мы проговорили 6 часов. Он был очень расстроен и вовсе не хотел интима. Он говорил мне о том, что хочет умереть, потому что его лучший друг совершил самоубийство, и теперь ему невыносимо больно.
«Я скучаю по нему, чертовски скучаю!»
Мы обсуждали то, как он ненавидит праздники, потому что в это время он чувствует себя очень одиноко и разбито. В этот момент я решила, что работать в праздники — это скверное дело. Да, продолжительные разговоры хорошо оплачивались, но вот та горечь, которая оставалась на душе, еще долго не отпускала и омрачала мое настроение.
Одному мачо нужна была милая сабмиссивная девочка, готовая исполнять его приказы, а после он попросил назвать его маленькой грязной девчонкой. Видимо, он сам не знал, чего он хочет, но главное, что он остался удовлетворен.
Но вот этот грустный клиент заставил меня сомневаться в себе.

Я могу дать наслаждение или потешить фантазии, но помочь ему морально оказалось сложнее.

После того, как мы обсудили все его чувства, я заботливо спросила, как он себя чувствует и есть ли у него друзья, с которыми он может об этом поговорить. Он ответил, что есть. И тогда я взяла с него обещание обязательно находиться в кругу близких людей, пока он не перестанет страдать. Он дал мне обещание.

Я спросила, как давно случилась трагедия с его другом, и выяснила, что он умер всего неделю назад. Для таких разговоров я оказалась совершенно не подготовленной.

Ему нужен был друг, а не оператор секса по телефону. Что вообще заставило его мне позвонить? Скорбь? Одиночество?


«Мы можем как-нибудь снова поговорить?» — спросил он меня с надеждой. Дело в том, что ты никогда не знаешь, какой оператор попадется тебе при звонке, поэтому обещать ему, что мы снова пересечемся, я не могла.
«Может быть, милый, может быть», — ответила я.
С момента этого разговора и моей работы в сексе по телефону прошло уже больше пяти лет, но я всё еще помню этого парня и думаю, всё ли у него в порядке. Смог ли он утешиться, поговорил ли с теми, кому было дело, нашел ли сострадание? Надеюсь, что да.

Работать секс-оператором — это как сидеть на исповеди, когда священник уже ушел, а ты остаешься слушать всё то, что требует выхода, но не вписывается в стандарты общепринятой морали. Я узнавала настолько личные вещи, что становилось не по себе, но людям нужно было высказаться. Чем секс по телефону — не способ для одиноких сердец?

За год моей работы на линии технической поддержки и ночного секса по телефону я начала сходить с ума и вовсе не в хорошем смысле слова. Я больше не могла слушать, что говорят люди и находить в себе энтузиазм им подыгрывать. Я бросила работу секс-оператора с облегчением, но и не без доли сожаления. Сегодня я всё еще работаю в техподдержке, так же хожу за продуктами, занимаюсь своими делами и имею за плечами необычные истории, которые можно рассказать друзьям на вечеринке.

Я абсолютно не жалею, что потратила целый год на работу в сексе по телефону. Это было странно, смешно, иногда грустно и даже трагично, но это также было очень жизненно. С уверенностью могу сказать, что работа в качестве секс-оператора — один из самых ярких опытов, которые у меня когда-либо были.

Другие статьи по темам: