Героини

4 дела против дискриминации женщин, которые выиграла Рут Гинзбург

11014
0

Благодаря Рут Бейдер Гинзбург в США, а затем во всем цивилизованном мире, всерьез заговорили о равных правах для всех граждан вне зависимости от их гендера. Верховная судья страны и сама не раз становилась жертвой дискриминации: когда она училась в 50-е годы в Гарварде, декан юрфака всерьез полагал, что она лишь занимает место перспективного мужчины. Между тем Гинзбург была одной из лучших на курсе. Позже подающей надежды выпускнице не давали работу — рекрутеры боялись, что женщина будет отвлекаться от основных задач или, что еще хуже, провоцировать коллег на непристойности. Однако Рут Бейдер выстояла перед трудностями, воспитала целое поколение студенток, что боролись за равноправие, и добилась того, чтобы к женщинам не относились так, будто они люди второго сорта.

Гинзбург до самого конца помогала пройти через жестокую бюрократическую машину обездоленным. Рассказываем о самых значимых делах, которые навсегда изменили подход граждан к дискриминации.

Дело Фронтьеро против Ричардсона



Шэрон Фронтьеро была лейтенантом ВВС США в 1973 году и тогда же пыталась получить пособие для своего мужа-иждивенца. Ее просьба была отклонена: хотя и мужчины, и женщины имели право на дотации, первым не нужно было доказывать свои права на выплаты, вторые же вынуждены были в судебном порядке признавать, что им нужно пособие по уходу за супругом.

Подобное положение дискриминировало женщин-военнослужащих, и Гинзбург обратила на это внимание. Хотя Гинзбург выступала в статусе amicus curiae — она имела право лишь на досудебное озвучивание сведений, призванных помочь человеку, — суд прислушался ко мнению женщины и вынес вердикт в пользу пострадавшей. Это помогло обратить больше внимания на системную дискриминацию в рамках американской юриспруденции.

Дело Обергефелла против Ходжеса

Строго говоря, здесь Гинзбург защищала дискриминируемых мужчин, однако в дальнейшем разбирательство упростило жизнь всем гендерам. В 2013 году жители штата Огайо Джеймс Обергефелл и Джон Артур поженились в Мэриленде, где были разрешены однополые браки. Вскоре Артур умер, и Обергефеллу необходимо было признать себя вдовцом, чтобы получить свидетельство о смерти партнера. Однако правительство штата не собиралось идти ему навстречу, отказавшись признавать союз. Это и заставило мужчину обратиться в Верховный суд, подав иск на директора Департамента здравоохранения Огайо Ричарда Ходжеса, отказавшегося выдавать документы.

26 июня 2015 года во время устных прений Гинзбург произнесла следующее:

Хорошо, брак когда-то представлял собой отношения доминанта-мужчины и подчиненной ему женщины. Однако от подобного мы отказались в 1982 году, после чего ни в одном штате не провозглашалась такая модель поведения. Неужели мы до сих пор будем держаться за подобные устои?

В итоге Обергефелл выиграл дело, а благодаря вмешательству Гинзбург представители ЛГБТК+ сообщества получили право на признание своих союзов во всех штатах США.

Читать по теме:Культура, Интервью«Не голосуешь — не живешь»: 7 цитат из беседы Меган Маркл и Глории Стайнем

Дело Whole Woman’s Health против Хеллерстедт



До 2016 года в Техасе действовало ограничение на аборты, и среди прочих положений был запрет на оперативные вмешательства после 20-й недели беременности. Кроме того, правительство штата требовало, чтобы клиники, специализирующиеся на абортах, соответствовали тем же стандартам, что и амбулаторные хирургические центры. Компания Whole Woman’s Health посчитала, что таким образом чиновники пытаются не обеспечить безопасность пациенткам, а ограничить женщин в праве на прерывание беременности, после чего направила иск в Верховный суд, где его и удовлетворили.

Невозможно представить, что данная поправка действительно защищает женщин… Когда государство ограничивает доступ к таким серьезным процедурам, те могут прибегать к помощи неквалифицированных мошенников, подставляя под удар здоровье и безопасность. Пока суд придерживается подобных решений, законы о регулировании работы клиник, проводящих аборты, не приносят пользу женщинам, и это не выдерживает никакой критики.

— заключила Гинзбург.

Дело Ледбеттер против Goodyear Tire & Rubber Company

2007 год, Лилли Ледбеттер обнаруживает, что 19 лет подвергалась дискриминации по гендеру: работодатель занижал ей зарплату, в то время как мужчины, находившиеся на аналогичной должности, получали больше. Женщина утверждала, что подобное положение дел нарушает VII Закон о гражданских правах 1964 года, регламентирующий равную оплату труда вне зависимости от биологических признаков вроде расы, однако Goodyear возразили, отметив, что Ледбеттер должна была указать на нарушение в течение 180 дней с момента нарушения, то есть со дня, когда компания решила платить работнице меньше положенного.

Хотя Верховный суд проголосовал в пользу Goodyear, Гинзбург заметила, что это в корне противоречит здравому смыслу, ведь Ледбеттер попросту не знала, что подвергается дискриминации.

Неравенство в оплате, как это произошло в случае с Ледбеттер, возникает не в один день — зарплату занижают постепенно. Более того, зачастую данные об оплате труда скрыты от сотрудников.

Гинзбург, к слову, не просто выразила несогласие, но заставила людей чаще говорить о проблеме стеклянного потолка, и все благодаря тому, что она рассказала о технически сложном деле простыми словами и тем самым привлекла внимание граждан, далеких от юриспруденции. К ее словам прислушался Барак Обама, подписав в 2009 году Закон о справедливой оплате труда Лилли Ледбеттер — так что технически можно считать, что и тут Гинзбург одержала победу, пусть и с опозданием.