Опыт и интервью

Как меня уволили через Zoom

11237
0
По данным «РБК», безработица в США достигла масштабов, не сопоставимых даже с Великой депрессией: за апрель оказались уволены почти 15% населения — это 20 миллионов человек. Та же участь постигла и писательницу Дебору Копакен — внештатную журналистку The Atlantic и бывшего главреда стартапа разработчиков из Кремниевой долины. Женщина поделилась своими переживаниями в авторской колонке и рассказала, как ее уволили через Zoom. Анализируем отрывки, которые показались нам наиболее важными.

Безработица касается всех

Копакен отметила, что не особо задумывалась об увольнении и смуте из-за пандемии. Писательница знала, что ее деятельность связанна с двумя наименее затрагиваемыми областями — журналистикой и медициной.

До определенного момента меня не волновали последствия для экономики после COVID-19, которые повлияли бы на мои привычные расходы вроде оплаты жилья или покупки продуктов. Я не ресторатор, не парикмахер, не организатор концертов, не бродвейская звезда, не татуировщица. Я писатель, фотограф и работник в сфере здравоохранения. Здоровье и технологии — только эти понятия защитили бы меня сейчас, не правда ли?

Увольнение по Zoom куда более неловкое, чем вживую…

День увольнения начинался для Деборы как обычно. В полдень она разогревала годовалый бейгл, забытый в недрах морозилки, когда директор узнала, рядом ли с телефоном сейчас женщина.

«Угу», — ответила я. Где ж мне еще сейчас быть?

Позже Копакен зашла в групповой чат на летучку — в 9:16 по калифорнийскому времени. Дебора живет в Бруклине. Однако увидела, что в конференции не было никого.

Читать по теме:Образ жизни, КарьераКак прийти в себя после сокращения на работе
Чат начался ровно в девять и завершился в 9:07, что окончательно запутало. Обычно летучки в Zoom шли минут по сорок, а то и по часу. Позже в Slack появился новый канал #досвидания.

«Постой, компания закрывается?» — написала я боссу. Потребовалось много времени, чтобы услышать фразу «массовые сокращения». Позже сообщили, что меня переведут из штатных сотрудников в наемных, с сокращенным рабочим днем. Позже директор обещала объяснить все в Zoom.

Однако на это странности не закончились. Деборе прислали ссылку на приватный чат, но затем к конференции подключился HR.

Как выяснилось, с глазу на глаз поговорить бы не получилось. Представитель отдела кадров должен был тоже подойти. Это что значит… Меня что, увольняют по Zoom? А я еще думала, стричь ребенка тяжко.

… и еще более травмирующее для обеих сторон

Больше к чату никто не подключился. Это значило одно — время для долгого и очень неудобного разговора. Отчасти взаимопониманию помогла усиленная эмпатия как у Деборы, так и у ее экс-босса.

Сперва CEO рассказала мне о том, как COVID-19 разрушил бизнес и заставил прибегнуть к сокращению значительной части сотрудников. Дальше она разразилась бесконечными извинениями, признаниями собственной боли и осознанием того, что сокращения сделают с нами и жизнями наших близких прямо сейчас. Позже она не сдержалась и несколько раз рыдала, пока говорила. Ей приходилось останавливаться, чтобы утереть слезы. Передо мной был редкий тип CEO — сочувствующий. Собственно, из-за этого я когда-то присоединилась к ее команде… Наблюдая за ее реакцией, я и сама всплакнула.


Пандемийные сокращения открыли глаза на правду о трудовой системе

Для Деборы это было не первое увольнение. В 2017 году ей пришлось оставить кресло вице-президента национальной PR-фирмы. При Трампе бюджеты рекламных компаний резко сократились. Руководство вынудило ее написать заявление по собственному желанию, чтобы не выплачивать выходное пособие. Однако новое испытание заставило столкнуться с еще более ужасающей действительностью.

Я родилась в 1966-м. Не должна заострять на этом внимание, поскольку женщины в годах, которые ищут работу, все еще подвергаются дискриминации по возрасту. Однако увольнение делает меня, 54-летнюю, едва ли не старейшей представительницей поколения X. Как и многие в моем сегменте, я больше 30 лет перепрыгивала в беспощадных экономических условиях с места на место. Социолог Эллисон Пью даже назвала нас «обществом перекати-поле», которое рассматривает постоянную неуверенность в работе как должное. Могу сказать точно: если у COVID-19 и дал нам что-то положительное, то это будет осознание истины о закате американского капитализма, при котором любой рабочий настолько же расходный материал, насколько владелец акций — неприкосновенная личность.
Подготовлено на основе материала I Got Fired Over Zoom от Деборы Копакен.