Культура

Кому нужны конкурсы красоты и что с ними не так

19032
0
На днях прошел конкурс “Мисс Вселенная”, на котором одержала победу участница из Мексики — 26-летняя модель и инженер-программист Андреа Меса.

Хотя подобные состязания стараются отвечать духу времени и быть более инклюзивными, по факту они практически не меняются. На сцене то и дело появляются десять-двадцать конвенционально красивых женщин, которых оценивают в первую очередь не за их вклад в общество, а за внешность. Разбираемся, почему такие конкурсы до сих пор существуют и как они могут навредить участницам и зрительницам.

Как и зачем появились конкурсы красоты


Традиция выбирать самую красивую женщину появилась еще в Средневековье. Во время празднования начала лета люди “короновали”, как им казалось, наиболее симпатичную, добрую и заботливую участницу шествий. На этот обычай опирались организаторы турнира Эглинтона в 1839 году. Тогда граф Арчибальд реконструировал рыцарский турнир и вместе с другими гостями выбрал королеву красоты — Джорджиану, герцогиню Сомерсетсткую.

Кажется, будто подобные конкурсы всегда считали состязаниями, унижающими женщин, — во многом так оно и было. В Америке они могли появиться еще в 1850-х — известный шоумен Финнеас Барнум поначалу оценивал во время своих представлений собак, цветы, младенцев. Вместе со зрителями он определял самого симпатичного участника. Позже Барнум добрался и до женщин, вот только его задумка не пришлась горожанам по вкусу. На тот момент конкурсы красоты, похожие на современные, считались настолько неприличными, что местные вышли на протесты.

Европейцев не останавливали нормы морали — они все так же выбирали самых симпатичных женщин среди участниц состязаний. Такие мероприятия оставались вульгарными до 1921 года. Тогда в Штатах впервые провели конкурс “Мисс Америка”, имеющий много общего с современным форматом соревнования.

Изначально у таких мероприятий был один посыл — найти женщину, наиболее приближенную к общественным представлениям об идеале. Сейчас такой посыл сам по себе кажется странным, при этом его дополняли дефиле участниц в полуобнаженном виде, а способы обнаружения самой обаятельной и привлекательной конкурсантки порой были дикими. Например, во время техасского состязания 1935 года женщинам приходилось протискиваться через деревянные шаблоны, чтобы зрители увидели, насколько хорошо они соответствуют идеальным меркам.

И тогда, и сейчас ставка делалась на внешность. Участницы, конечно, говорили о своих интересах и достижениях, однако делали это больше для галочки. На первое место выходили дефиле красавиц и показы купальников. С этим, к слову, было связано немало скандалов.

Что возмущало зрителей конкурсов красоты


Главной претензией было и остается отношение организаторов к участницам: их все еще оценивают как товар на рынке. Из этого вытекали многочисленные обвинения в объективации конкурсанток. Например, в 2015-м ведущий “Мисс Вселенной” Стив Харви перепутал конкурсанток и назвал победительницей не ту женщину. Журналистка The Guardian Джессика Валенти, обозревая этот скандал, заметила, что в оплошности Харви есть нечто поэтичное: он не смог отличить женщин, потому что никому, по сути, не была интересна их индивидуальность.

Они не люди, а буквально символы. Они безымянные и обозначаются лишь названием штата или страны, которую должны представлять. Это самая заметная демонстрация того, что женщины в данном случае взаимозаменяемы в конкурсе за право стать самым ярким украшением интерьера.

После корпорация Miss Universe Organization, которая курирует конкурсы “Юная мисс Америка”, “Мисс Америка” и “Мисс Вселенная”, отказалась от дефиле участниц в купальниках. Тем самым она рассчитывала избавиться от обвинений в сексизме и сделать акцент на характерах женщин.

Многих зрителей также смущала двоякая мораль организаторов и членов жюри. В 80-х Ванессе Уильямс пришлось сдать полномочия мисс Америки из-за слива ее интимных фото в издание Penthouse. До 90-х к участию в конкурсе “Мисс Америка” не допускались разведенные женщины и те, кто хотя бы раз делал аборт. В 2002-м жюри аннулировало победу Ребекки Ревелс за то, что ее парень сфотографировал ее топлес и обнародовал снимки.

В 2006-м Тара Коннер также едва не лишилась своей короны: она выпила много алкоголя и стала вести себя развязно на вечеринке. Позже за нее вступился тогдашний совладелец конкурса Дональд Трамп и даже дал ей разрешение на фотосессию в Playboy. После этого обозреватели заметили, что хвастаться своим телом нормально, если тебя на это благословляет влиятельный человек.

В 2018-м победительница конкурса “Мисс Плимут” Мод Горман сложила полномочия после того, как на сцене конкурса “Мисс Массачусетс” высмеивалось движение #meToo. Сама Горман, к слову, пережила изнасилование в подростковом возрасте, так что злая шутка ударила по ней особенно сильно.

Я официально отказалась от своего титула. Я благодарна организаторам “Мисс Америки” за то, что они предоставляют молодым женщинам возможности для развития, но также я понимаю, что сейчас сталкиваюсь с противоречием. Движение, к которому я близка, открыто высмеивалось во время финала “Мисс Массачусетс”. Как жертва насилия и активистка, защищающая права таких, как я, отказываюсь бездействовать.

Мы брали в пример американские скандалы, так как компании, проводящие местные шоу, оказывают большое влияние на международные конкурсы. Перечисленные инциденты показывают, что, похоже, организаторы таких состязаний поощряют стремление женщин выражать свою сексуальность и показывать свободу в действиях — но только тогда, когда это выгодно для соревнований. В остальных же случаях они предпочтут откреститься от участниц.

Наконец, конкурсы красоты искалечивают психику женщин, которые принимают в них участие, — это также является аргументом против таких шоу. Исследователи Прибрежного университета Каролины пришли к выводу, что три четверти тех, кто состязался за корону первой красавицы, страдали от недовольства своим телом, проблем с самооценкой, расстройств пищевого поведения.

Данные исследования подтверждаются реальными кейсами. Победительница конкурса “Мисс Америка — 2008” Кирстен Хаглунд еще с детства боролась с анорексией — в то время она и начала принимать участие в соревнованиях за корону. Бывшая королева красоты среди подростков Николь Хантер уже в зрелом возрасте рассказывала, насколько сильно сексуализация испортила ее самооценку — это привело девушку к булимии.

Читать по теме:КультураПочему корейские девушки выступили против стандартов красоты

Почему такие конкурсы до сих пор существуют


Как отмечает в беседе с “Медузой”* продюсер Боб Ван Ронкель, сотрудничающий с организаторами российских состязаний, те, кто устраивает соревнования в провинции, идут в бизнес ради бесплатного секса. Женщины, которые принимают участие в конкурсах, рассматривают их как социальный лифт.

Девушки так хотят победить, перейти на следующий уровень, что готовы вступить в отношения с мужчиной сильно старше, чтобы тот проспонсировал их участие в конкурсе, а иногда и победу. Меня шокировало, сколько девушек идет на такое в России. Не мне рассуждать, конечно, про разницу в возрасте в паре: у нас с моей русской женой достаточно большая разница. Но ей, по крайней мере, тридцать два. Это не 18-летняя девушка с 50-летним спонсором.

Однако с этой точкой зрения не соглашаются ни отечественные специалистки, ни зарубежные модели, которые принимают участие. Например, организатор сыктывкарского конкурса Дмитрий Дик отмечает, что рассматривает конкурсанток исключительно как воспитанниц — они все чуть старше его дочерей. Те, кто соревнуется за рубежом, говорят, что у них свои причины повоевать за корону. Вот лишь некоторые из них.

Женщины сражаются не только за себя, но и за родину

Если в большинстве европейских стран и в Северной Америке конкурсы красоты считаются предметом затяжных споров, в Латинской Америке, Африке и некоторых азиатских государствах отношение к состязаниям между моделями более однозначное. Женщин, которым удалось принести победу родине, любят, а они сами гордятся своим званием.

Как отмечает журналистка Одри Нобл, жители развивающихся стран готовятся к международным конкурсам красоты словно к Олимпийским играм. За их достижениями внимательно следят фанаты; они же готовы поддержать любимицу и даже подраться за нее.

Они стараются разрушить стереотипы

Иногда модели работают на репрезентацию людей, похожих на них самих. Тем самым они пытаются показать зрителям, что красота — это не только белоснежная улыбка и светлая кожа.

Такой стала Зозибини Тунци — обладательница титула «Мисс Вселенная — 2019». Жительница ЮАР отметила в своей речи, что она выросла в мире, где женщина, выглядящая как она, никогда не могла бы считаться красивой.

Я верю, что это закончится сегодня. Я хочу, чтобы дети видели во мне себя,

— говорила Тунци.

Посыл Зозибини и других женщин, которые, казалось бы, не вписываются в общепринятые стандарты, достоин уважения, а речь мисс Вселенная — 2019 была пронзительной. Вот только Тунци все же соответствует всем стандартам мирового конкурса красоты. Может быть, юные зрители увидят в моделях пример для подражания, но взрослые рискуют прийти к сильной фрустрации: идеалы состязаний уж слишком недостижимы и приводят к тому, что люди разучиваются чествовать красоту как нечто индивидуальное.

При этом нельзя отрицать унижения, с которыми сталкивались сотни тысяч женщин вроде Тунзи. Победа женщины из Филиппин, Мексики, Таиланда, ЮАР если не меняет облик конкурса до неузнаваемости, то вносит коррективы, благодаря которым общество становится чуть более инклюзивным.

Участницы хотят изменить мир

Как заметила Одри Нобл, общаясь с конкурсантками, некоторые из них идут на международные конкурсы для того, чтобы сделать жизнь других людей лучше, отстоять свои принципы, побороть крупное зло. Благотворительный посыл конкурса представлен в пресс-релизах, а сами победительницы позже получают возможность выбрать глобальную платформу для того, чтобы информировать общество о проблемах целого мира.

Так, Айрис Миттенар, получив титул “Мисс Вселенная”, в течение года собирала средства для программы Smile Train. Конкурсантка путешествовала по миру, чтобы помочь детям из стран третьего мира, которые страдают от проблем с зубами. Айрис училась на стоматолога, так что она лично оперировала юных пациентов.

Тиффани Пизани, которая также побеждала на международном конкурсе, сосредоточилась после этого на проектах, которые защищают бездомных животных и детей с онкологией. Собственно, она и шла на состязание для того, чтобы обеспечить поддержку своим инициативам.

Зачастую модели участвуют в таких конкурсах исключительно для того, чтобы показать себя, однако потом понимают: одной только внешности недостаточно. Так случилось с мисс США 2015 года Оливией Джордан.

Я попала на конкурс, потому что не смогла найти хороший проект в моделинге или актерском мастерстве. У меня просто не было работы, но потом участие в конкурсе открыло мне новые двери. Я обрела голос и с его помощью поучаствовала в принятии закона, который призван помочь людям с болезнью Альцгеймера и их близким. Мой статус — это такая большая сила, что глупо не использовать ее для чего-то хорошего,

— заметила Джордан.

Что в итоге

С одной стороны, конкурсы красоты поддерживают травмирующие стереотипы о женщинах, сексуализируют конкурсанток, медленно убивают их психическое здоровье, способствуют созданию отношений по модели “спонсор — содержанка”. С другой — они помогают женщинам выделиться в толпе, а вместе с этим не только улучшить свою жизнь, но и поработать на благо целого мира.

Стоит отметить, что уважение к подобным конкурсам заметно в большинстве случаев в тех странах, где особенно сильны мизогинные настроения. В условной Мексике, Бразилии или на Филиппинах женщине трудно пробиться к должностям из “мужской” сферы, и состязания за корону первой красавицы — один из немногих социальных лифтов.

В конкурсах красоты есть немало недостатков, с которыми учредители пытаются бороться. Но вот вопрос: не похожи ли их старания на попытки заставить замолчать людей, недовольных подобными зрелищами?

* Издание признано иноагентом в России.