Отношения и секс, Секс

Нормально ли испытывать влечение к тем, кто умер или кого не существует

9021
0
Порой мы можем ощущать страсть к тем, кто давно умер: так, секс-колумнист Рич Юзвяк отметил, что один из читателей обращался к нему с подобной проблемой. Мужчина рассказал, что пересмотрел фильм начала нулевых, где снималась симпатичная ему актриса, которая на момент повторного просмотра давно умерла.

Парень обратил внимание на то, что не совсем понимает, как ему поступать: он находит образ знаменитости притягательным настолько, что тот иногда мелькает в сексуальных фантазиях. В то же время он чувствует себя странно, когда мастурбирует на нее.

Heroine разберется, почему мы испытываем страсть к тем, кто давно уже не с нами или кого не было вовсе, и объяснит, этично ли это.

Желание — еще не призыв к действию

Для начала стоит прояснить природу сексуальной фантазии. Это наши желания, которые сформировались в призывы к действию и вполне ясный образ. Они базируются именно на эмоциональной составляющей: даже люди, которые представляют себе порку, думают не об ударах девайса по телу, а о том, как будут ощущать себя во время сеанса.

Согласно исследованию социального психолога Джастина Лемиллера, практически каждый человек прокручивал у себя в голове различные варианты секса: доктор опросил 4175 американцев об их фантазиях и выявил, что 97% из них думает об интимной близости, причем не всегда стандартной. Получается, сам факт наличия фантазий и размышлений на тему нормален, хотя так думали не всегда.

Фантазии долгое время считались отклонениями

О них было не принято говорить, с подачи Зигмунда Фрейда те считались симптомом подавления сексуальности: по его мнению, человек, не реализовавший свой потенциал в традиционном пенисовагинальном сексе, представлял «извращенные» формы интимной близости.

Хотя сейчас от фрейдистской точки зрения отказались, в МКБ-10 существует свод парафилий под названием «Расстройства сексуального предпочтения»: туда входят явления вроде садомазохизма, фетишизма, вуаеризма и далее. Они безопасны, и список направлен, прежде всего, на обладателей девиаций, которые своими желаниями причиняют вред себе и другим.

Для нас патологические сексуальные фантазии — это те представления, которые вовлекают не согласных партнеров, вызывают боль или являются единственным способом получить удовлетворение. Однако что есть патология или анормальность в сексе? Чтобы определить границы, мы напрямую узнали мнение наших респондентов и выяснили, что фантазий, не вредящих человеку, куда больше, чем нетипичных, опасных. Так что в классификациях есть изрядная доля оценочных суждений.

— утверждает Кристиан Джоял, автор исследования для «Журнала сексуальной медицины».

Они в целом похожи, но исключения есть

Лемиллер обратил внимание, что фантазии людей по всему миру похожи: это групповой секс, БДСМ, секс-табу, связанные с подглядыванием или фетишизмом, секс в открытых отношениях, ванильная близость в романтической обстановке, игры с гендером.

При этом, отмечает психолог, предпочтения не ограничиваются списком. Кому-то нравится порно с интерсексами, хентай с ведьмами, иные создают тульп — воображаемых компаньонов. Исследования Джояла, в которых приняло участие 1517 человек с различным гендером и возрастом около 30 лет, показали, что зачастую респонденты проводили четкую границу между сексуальной фантазией и желанием воплотить ее в жизнь. Например, женщины, которые выражали желание подчиняться, подвергнуться изнасилованию или жесткому сексу, понимают, чем это чревато на практике. С этим соглашается и секс-просветительница Татьяна Никонова:

Чем экстремальнее фантазия (например, про насилие), тем реже женщины хотят пережить это в реальной жизни — мы ж не дуры и понимаем, насколько быстро все может выйти из-под контроля или вообще не совпадать с происходящим в воображении, потому что это в голове у нас все удобно и подстроено под нас, а в жизни случается разное.

Так что фантазии нужны, чтобы будить воображение и создавать подходящий настрой, и если нет острого желания воплотить в действительности, не стоит даже задумываться. Это не зашоренность и не трусость, а простой здравый смысл.


— пишет она в своем блоге.

То же касается и несуществующих персонажей, умерших людей, предметов, явлений: мы склонны представлять себе не столько секс с ними, сколько наши ощущения и состояния во время действия. По мнению Юзвяка, такие желания — не редкость, и если нет влечения именно к телу мертвеца, то все в порядке.

Вы можете фантазировать о звезде, потому что мечтать — в принципе, нормально. Образ появился в вашей голове, вы ему поддались, точка. Вы же не мечтаете о сексе с его трупом.

— говорит секс-колумнист.

Получается, фантазии — пока они остаются таковыми — естественное отображение нашей сексуальности. Они позволяют понять желания, осознать их и, хорошенько подумав, определить для себя, нужно ли претворять их в жизнь.

Пока не возникает стимула найти останки трупа или подвергнуть себя с компаньонами заведомо опасной практике, думать о привлекающих образах — нормально. Другое дело, если стремление заходит слишком далеко и мешает качеству жизни.

Читать по теме:Отношения и секс, СексСекс из будущего: какие изобретения мы можем попробовать уже сейчас