Образ жизни

Через юмор к дестигматизации: в чем сила постиронии

0
Бернар Вербер в книге “Звездная бабочка” заметил, что юмор нужен лишь тогда, когда есть, что высмеивать. Идеальное общество может обойтись и без иронии.

Учитывая нашу безграничную любовь к мемам, стоит напомнить, что проблем в мире хватает. При этом юмор действительно помогает с ними справиться – Heroine расскажет, как именно.

Незаметное искусство



Ирония – это прием в сатире, где смысл скрыт или противоречит тому, что мы видим. Инструмент направлен на вызов смеха через эффект неожиданности: человек, который слышит шутку или видит клоунаду, замечает, что обсуждаемый предмет совершенно не таков, каким он кажется.

Ирония может быть яркой и явной, а иногда неочевидной и тонкой – распознать такую можно только по интонации или контексту. К этому приему обращались еще в эллинистической литературе. Позже он перекочевал в европейскую литературу и в тексты российских писателей и поэтов – они-то, как никто другой, управляли инструментом.

Представления о серьезности и шутки смешались и создали нечто новое

Инструменты юмора все время модернизировались, пока ближе к 21 веку не появилось новое понятие – постирония. Возникла она как ответ на основной принцип постмодернизма: общество и его высказывания сами по себе ироничны и не до конца ясны.

Борьба с шаблоном сама стала шаблоном, а подход к делу без высмеивания обозначал ограниченность ума. Возникло даже понятие под названием irony poisoning – отравление иронией. То есть мир настолько проникнут сарказмом, что провокации и странные действия мы воспринимаем как должное.

Именно поэтому постирония немного похожа на свою предшественницу, но есть отличия.

Ирония, хотя и направлена на изобличение пороков или отражение высших идей, использует довольно простые методы и как бы самоутверждается отрицательными способами: высмеиванием, сравнением в худшую сторону. Кроме того, ирония не слишком быстро реагирует на контраргументы – произведениям, где она используется, свойственны определенная медлительность и стремление героя наблюдать за дискуссией со стороны.

Постирония же вобрала в себя основные черты явления, но стала порывистей и при этом более сглаженной. С помощью нее люди могут не просто высмеивать странные качества собеседника или выводить на чистую воду кого бы то ни было, но и говорить о действительно серьезных темах, табуированных в обществе: смерти, свободе в сексе, взрослении, конфликтах с семьей.

Вспомни фильмы Уэса Андерсона: на первый взгляд они – идеальный образец постмодерна, ведь состоят из цитат и недомолвок. Однако именно благодаря условностям, нелепым шуткам и отказу признавать, иронизирует ли герой или говорит всерьез, режиссер показывает проблемы ненужных детей в “Королевстве полной луны”, а в “Острове собак” – холокост.

Ирония остается в одной плоскости – подшучивает, показывая это. Постирония балансирует на грани и этим создает каламбуры.

Разные средства – одна цель

Хотя приемы у постиронии и ее первоисточника разные, задача общая – защититься от внешней угрозы и изменить отношение к ситуации. Вот что на этот счет говорит профессор Эдуард Киршбаум:

Ирония — это измененный знак переживания ситуации с минуса на плюс. Ирония превращает то, что для человека непереносимо, враждебно и тревожно в противоположное. Болезненное самолюбие — это причина и следствие отсутствия самоиронии у человека.

– подчеркивает он.

Специалист полагает, что прием помогает нам отрефлексировать ситуацию и не быть полностью поглощенным ею. Ирония смехом превращает нечто страшное, неприятное, сакрализированное в несерьезное.

Через юмор к дестигматизации

Последние пару лет набирает популярность высмеивание традиционных установок посредством постиронии. Обычно за основу берется стандартное выражение, присущее одной категории людей, адаптируется под другую и подается таким образом, что ты сначала не замечаешь подвоха, а потом осознаешь, что именно хотел сказать автор. “Сначала не поняла, а потом как поняла” – это как раз наш случай.

Возьмем для примера шутку из интернета:

Люблю 21 век. Идешь спокойно под дождем. Макияж не потечет — ресницы нарастил, укладка не испортится — кератин, брови не смажутся — краска. Я уже не мужчина, а универсальный солдат какой-то.

– из паблика “Это не нервы, я мужчина-стерва”.

В оригинальной записи речь шла от лица женщины. Надо сказать, что такие цитаты – но уже от лица девушек – пользовались популярностью до начала 2010-х годов, отчасти прославляли роль женщины как “украшения коллектива” и превращали ее партнера в “банкомат на ножках”.

Подобные примеры можно найти в других сферах: и в психиатрии – люди с биполярным расстройством создают целые сообщества с мемами на тему ментальных заболеваний, и с мамами – где они с улыбкой на лице говорят о реальных трудностях родительства. Превращение некогда страшного в доступное, понимаемое и смешное невольно заставляет нас относиться к явлению проще и разрешает не оплачивать парню счет на свидании, не жить девушке за счет спонсора, не скрывать свой диагноз в страхе быть осужденным. Юмором мы сами снимаем стигмы – в этом и заключается сила постиронии.

Читать по теме:Образ жизниЭто не шутки: как рассмешить ребенка и зачем это делать