Культура

Как культура извинений привела к страху высказываться в интернете

11141
0
Этот год богат на репутационные скандалы: Тодоренко, Роулинг, Лиа Мишель – далеко не полный список персон, которые пали под обвинениями в сексизме, расизме, транс- или гомофобии. Публичные извинения за некорректные высказывания от звезд и блогеров звучат ежедневно, как и новые оскорбительные фразы. Усиление общественной цензуры привело к появлению новой фобии – страху бросить подписчикам неловкую фразу и оказаться на костре социального порицания. Рассказываем подробнее, что такое FOSO и как на мир влияет культура публичных извинений.

Все, что вы скажете, будет использовано против вас

Термин FOSO от английского fear of standing out – боязнь выделиться — в интернет-среде появился давно. Еще пару лет назад в англоязычных источниках его использовали вместе с выражением FOMO, обозначающим страх пропустить что-то важное и интересное. Соцсети сделали оба этих явления актуальными для широких масс. Мы безудержно листаем новостную ленту, боясь не узнать чего-то и оказаться на обочине информационной повестки. А для публичных персон высказывания на волнующую всех тему стали минным полем, ведь теперь фраза: «Все, что вы скажете, будет использовано против вас в суде», знакомая по американским боевикам, может коснуться каждого. Сегодня FOSO – это страх сделать публичное заявление и облажаться: обидеть какую-либо группу людей, исказить факты, оказаться лицемером, потому что твои слова разошлись с действиями. На днях про термин FOSO вспомнил телеграм-канал «Антиглянец» и даже представил первую жертву этого явления: Рината Литвинова написала в своем инстаграме, что ей чаще стали поступать советы не трогать какую-то тему и что сетевое пространство охватил новый вид страха.

Во времена массовой солидарности, когда масштабные акции протеста или поддержки запускаются одним хэштегом, лидеры мнений постоянно оказываются перед выбором – поддержать ту или иную тему либо проигнорировать ее. Правильного варианта здесь нет — они оба могут настроить аудиторию против или за.

Отмалчиваться сейчас тяжело даже тем звездам, которые всегда были далеки от общественно-политических вопросов и занимались исключительно творчеством. Подписчики требуют высказаться по актуальной теме и агрессивно критикуют тех, кто эти темы игнорирует. Наличие социальной позиции для интернет-персоны становится таким же важным атрибутом, как красивые фото и регулярные посты.

Хуже игнорирования актуальной темы для лидера мнений только неспособность адекватно высказаться по ней. За это можно получить не только волну хейта, но и отказы от рекламных контрактов, отстранение от крупных проектов, увольнение — в общем, полный репутационный крах. Как это бывает, мы прекрасно увидели на примере Регины Тодоренко.

Звезды, которые извинялись еще до того, как это стало мейнстримом

Извинения за некорректные публичные высказывания, разумеется, были и раньше. В середине 2000-х Мэл Гибсон просил прощения у всех членов еврейской общины за то, что во время его задержания полицейским за вождение в нетрезвом виде назвал его «чертовым евреем», а потом и вовсе заявил, что «евреи ответственны за все войны в мире». Мадонна в 2014 году извинялась за расистское высказывание в своем инстаграме. Под фотографией сына она использовала ругательное для афроамериканцев слово «ниггер», после чего ее жестко раскритиковали поклонники. Звезда удалила пост и принесла публичные извинения. Слова Ивана Урганта в одной из передач «Смак» в 2013 году не просто вызвали волну хейта, но и чуть не привели к международному скандалу. Его шутка «Я порубил зелень, как красный комиссар жителей украинской деревни» возмутила украинских зрителей. Сначала он попробовал шутливо извиниться в твиттере, но потом телеведущему все же пришлось принести серьезные извинения на федеральном канале.

Логично, что публичность налагает большую ответственность, ведь каждое слово известной персоны мигом становится заголовком в СМИ и темой для обсуждения. Однако сейчас провести границу между оскорбительным высказыванием и личным мнением все сложнее. К тому же с развитием инстаграма, где звезды чаще всего напрямую общаются с народом, разрушить свою карьеру одной неловкой фразой стало в разы проще.

Читать по теме:Образ жизниSadfishing: как откровенные признания в соцсетях стали нашим любимым способом справиться с эмоциями

Из угнетателей в жертвы

Новостей о том, что очередной известный человек подвергся критике за высказывание в интернете или извинился за свои слова, сегодня так много, что они уже не способны надолго задержаться в информационном поле.

Джоан Роулинг пошутила в ответ на фразу из СМИ «люди, которые менструируют» и тут же получила шквал обвинений в трансфобии. Несогласие с ее словами выразили Дэниэл Рэдклифф, Эмма Уотсон, киностудия Warner Bros., а Эдди Редмэйн и вовсе предложил отстранить писательницу от работы над кинофраншизой «Фантастические твари», в которой Роулинг, на минуточку, автор идеи, продюсер и сценарист.

Куда категоричнее высказался о трансперсонах российский олимпийский чемпион Алексей Ягудин. Он почему-то возмутился тем, что его американский коллега Адам Риппон пожертвовал деньги в фонд помощи темнокожим транслюдям. В своих историях Ягудин позволил себе слова: «Когда же вы сдохнете, ошибка Земли». На следующий день российский спортсмен извинился за резкость в типичной для нетолерантных людей манере: «Я не против людей с нетрадиционной сексуальной ориентацией, я против ее пропаганды». Риппона поддержала другая российская спортсменка Евгения Медведева.

В контексте FOSO показательна история американской актрисы Лиа Мишель, известной по сериалу «Хор». Она поддержала движение #Blacklivesmatter и тут же сама подверглась критике со стороны темнокожих коллег. Еще одна актриса сериала Саманта Уэр обвинила Мишель в лицемерии и рассказала, что та не раз проявляла к ней микроагрессию на съемочной площадке и превратила ее съемки в «Хоре» в ад. Саманту поддержали еще несколько коллег по съемочной площадке.

HelloFresh расторг контракт с Мишель, объяснив это тем, что бренд не «потворствует расизму и дискриминации любого рода», а актриса извинилась за то, что причинила кому-то боль, хотя и не помнит этого.

Когда на днях я сделала запись в твиттере, это должно было стать проявлением поддержки наших друзей, соседей и сообществ в это трудное время. Но комментарии, которые я получила в ответ на свою публикацию, заставили меня также сосредоточиться на том, как мое собственное поведение по отношению к другим актерам было воспринято ими.

— написала Лиа Мишель.

Наверняка после того, что произошло с Мишель, белым знаменитостям и блогерам придется не раз подумать, прежде чем присоединиться к #Blacklivesmatter и вообще что-то говорить на эту тему.

Практику публичных извинений нельзя назвать негативной – она помогает людям вернуть ответственность за свои слова, потерянную в интернет-спорах, и в целом больше думать о разнообразии, корректности. Однако она же пробуждает в общественном сознании давнюю страсть к линчеванию и превращается в новый инструмент цензуры, причем весьма агрессивный и трудноуправляемый.