Образ жизни

Мир развивается по Хаксли: чем тебе поможет просмотр антиутопий

11140
0
В сентябре выйдет документальный фильм Spaceship Earth — в России лента носит название «Проект «Самоизоляция». Здесь режиссер Мэтт Вольф расскажет о группе исследователей, которые перебрались на базу «Биосфера-2» в Аризоне с целью рассмотреть, как длительное пребывание в небольшой группе повлияет на астронавтов, если те однажды полетят на Марс. Биосферианцы — так называли ученых — два года жили в огромной теплице, где выращивали растения, ухаживали за посевами, доили коз, варили сыр — словом, создавали общество с нуля. Оно, подобно всякой утопии, распалось по многим причинам.

На фоне выхода ленты невольно задаешься вопросом: чему нас могут научить фантастические фильмы, особенно те, где показываются антиутопии — обратные грани идеальных миров? Разбираемся вместе.

Напомнит, что утопии — лишь обратная сторона упадка

Любая утопия со временем меняется и становится откровенно устрашающей — совсем как Новый Лондон в экранизации «Дивного нового мира». В беседе с обозревателями The Guardian писатель Ким Ньюман отмечает, что идеальные общества зачастую показываются по одному сценарию:

  • сперва люди хорошо проводят время и живут в свое удовольствие;
  • зритель замечает недостатки, на которые, впрочем, не обращают внимания герои ленты;
  • впоследствии мелкие трещины в фундаменте общества увеличиваются и обваливают систему.

Мы уже видели это в «ВАЛЛ-И», где человечество превратило Землю в свалку ради собственного комфорта, в «Метрополисе» и «Зеленом сойленте», где на фоне парникового эффекта люди лишились пищи и разделились на богатых и бедных и затем узнали, почему именно так произошло. Даже диснеевская лента «Земля будущего» посвящена тому, что среди творческой элиты, основавшей идеальный мир, нашелся один изобретатель, который предвидел апокалипсис.

Заставит поверить, что надежда — не просто слово

На время скрытые антиутопии сменились явными — и это важная особенность. Появились франшизы наподобие «Голодных игр», «Дивергента». Даже в компьютерных играх нередко представляется тема мира, где человечество стало невыносимо жестоким. Можно сказать, что мир принял скорый апокалипсис и сам бросился ему навстречу.

Однако, если сравнивать нынешние сценарии с классическими сюжетами вроде «1984» или «Повелителя мух», мы обратим внимание на то, что антиутопии 21 века несут в себе надежду. Всегда находится герой, готовый противостоять порядкам, и, в отличие от персонажей произведений 20 века, у него все получается. Условная Китнисс Эвердин не готова стоически принять поражение, как Уинстон Смит. Такая перестановка говорит о том, что, по мнению режиссеров, люди более скептически относятся к происходящему и готовы брать на себя ответственность за изменения. Более того — в них есть такое желание, учитывая, сколько зрителей ассоциирует себя с мятежными героями антиутопий.

Намекнет на смену привычек

Вернемся к антиутопиям 20 века. По мнению Ньюмана, общества, показанные в них, нередко представляли из себя замкнутый рай технократа, где позабыли о растительности. Биосферианец Марк Нельсон рассмеялся бы любому из режиссеров в лицо: он лично жил в закрытом пространстве, которое во многом напоминает скрытый антиутопический мир.

Мы с другими исследователями забавляемся, глядя на подобные ленты. Во многих научно-фантастических фильмах нет зелени или каких бы то ни было форм жизни, кроме людей. Как они тогда питались? Где брали кислород и воду?

— подчеркивает Нельсон.

Однако есть картины, четко объясняющие, чем питаются люди в металлических джунглях и какова цена их жизни: в «Молчаливом беге» люди давно не видели зелени, а вся флора Земли заключена под одним куполом. В «Зеленом сойленте» жители и вовсе прибегают к каннибализму — только сами об этом не подозревают.

Однако веганству и осознанности тоже есть место. В «Прекрасной зеленой» инопланетянин прилетает с другой планеты на Землю, оказывается в Париже и долго удивляется тому, как люди загрязняют собственный дом, поедают мясо, стремятся к перенаселению и методично убивают себя вредными привычками. Комичный фарс превращается в манифест самодостаточного анархичного общества, которое озабочено комфортом для всех и контролем рождаемости.

Поможет пережить локдаун

Во многом современное общество тоже существовало по устоям антиутопии — наиболее ярко это проявилось во время локдауна и первой волны пандемии. На несколько месяцев мы оказались запертыми в собственных домах — это позволило взглянуть на мир свежим взглядом и отрефлексировать происходящее. Нельсон признался The Guardian, что, находясь под куполом, понял, насколько от каждого человека зависит жизнь всего социума.

Мы были связаны с нашим крошечным миром и физически, и интуитивно. Как только мы вышли наружу — сразу же стремились поделиться со всем и каждым: жизнь всех людей зависит от биосферы Земли! Если посмотреть на то, что происходит сейчас, мы увидим, что пандемия шокировала горожан, но вместе с тем дала понимание, насколько их действия важны для сохранения хороших условий. Каждый может сделать место обитания более благоприятным, достаточно немного: внимания к соседям, деревьям, птицам вокруг.

По сути, современные антиутопии не просто рассказывают истории о мирах, где прежние ценности перестали быть важны: они больше про ответственность всех людей за общественный комфорт и важность оптимизма. Особенно важно помнить об этом сейчас, в эпоху антропоцена.
Элизабет Мосс из Рассказов служанкиЧитать по теме:Культура, Кино и книги7 фильмов-антиутопий для тех, кому понравился «Рассказ служанки»